Риски придуманные и реальные

Главная новость
«Эксперт» №8 (1064) 19 февраля 2018

Минэкономразвития решило проявить бдительность: в вышедшем на прошлой неделе традиционном ежемесячном мониторинге с лиричным названием «Картина экономики. Февраль 2018 года» аналитики ведомства бьют тревогу по поводу ускорения роста необеспеченного потребительского кредитования. «Текущие темпы [роста этого показателя] значительно превышают темп роста номинальной заработной платы, что свидетельствует об их фундаментальной неустойчивости», — говорится в документе. Из этой констатации вроде бы следует, что мы уже чуть ли не вползаем в новый кризис плохих розничных долгов. Но не торопитесь пугаться, давайте обратимся к статистике.

По итогам 2017 года совокупный портфель необеспеченных потребительских ссуд вырос на 11%. Да, эти ссуды опередили повышение номинальной зарплаты, которая в среднем по экономике увеличилась на 7,2%. Однако вряд ли этот разрыв можно считать опасным. Для сравнения: в разгар межкризисного бума потребкредитования в 2011–2012 годах портфель необеспеченных ссуд показывал рост с темпами свыше 50% годовых, тогда как номинальные зарплаты увеличивались на 12–14% в год. Таким образом, налицо было четырех- или даже пятикратное превышение темпов роста кредитования над динамикой номинальных доходов, что закономерно привело к всплеску необслуживаемых ссуд после существенного изменения макроэкономических условий в 2014 году.

Однако сейчас доля просрочки в розничном сегменте в первом приближении стабильна. Кроме того, нынешний отскок потребительского кредитного портфеля происходит после двух лет его последовательного сжатия, по итогам которого он похудел даже в номинале более чем на 15%. Наконец, этот рост является серьезным фактором поддержки конъюнктуры в целом ряде сегментов потребительского рынка — от автомобилей до потребительской электроники и смартфонов. В контексте анемичного роста экономики и дефицита его драйверов объявлять розничное кредитование «фактором риска» для экономики — все равно что считать слабый румянец, проступивший на щеках лежачего больного, предвестником тяжелой лихорадки.

Справедливости ради надо сказать, что Минэкономразвития в указанном обзоре обращает внимание не только на выдуманные, но и на вполне реальные слабости российской экономики. «В конце года негативный вклад в экономический рост внесло промышленное производство, — говорится в документе. — Динамика промышленности, вероятно, останется слабой на протяжении ближайших месяцев». Какими мерами и инструментами Минэкономразвития собирается купировать эту слабость и активизировать рост, в обзоре не сообщается. Видимо, это уже другая история.