«Магнит»: жизнь после Галицкого

Тема недели
Ритейл
«Эксперт» №9 (1065) 26 февраля 2018
Сергей Галицкий, основатель розничной сети «Магнит», продал принадлежащие ему 29,1% акций компании банку ВТБ за 138 млрд рублей. Но, возможно, очень скоро мы увидим его в качестве активного участника грандиозного проекта нового собственника, нацеленного на создание торгового формата будущего
«Магнит»: жизнь после Галицкого

Выхода Сергея Галицкого из капитала «Магнита» ждали, но неожиданностью стали его скорость и масштабы. Еще в начале 2016 года на встрече с инвесторами и аналитиками в ответ на вопрос, есть ли у него стратегия выхода из бизнеса, предприниматель объявил о своем намерении продавать по 1–1,5% компании в год и направлять вырученные средства на личные проекты. В тот момент аналитики были уверены, что в любом случае доля Галицкого в компании вряд ли останется ниже 25%. Прошло всего два года, и сразу продано 29,1% акций. У основателя «Магнита» осталось лишь 3% компании. В свою очередь «Магнит» и его новый собственник договорились о сотрудничестве с «Почтой России».

Рынок негативно отреагировал на сделку. Котировки «Магнита» сразу упали почти на 6%. Заговорили даже о «предательстве»: акционеров поставили перед свершившимся фактом, заявления, сделанные сразу после заключения сделки, были весьма расплывчатыми, так что ее стратегические последствия выглядели неопределенными. «Ведь еще в ноябре проходило SPO, где акции продавались с дисконтом и никто не намекал на уход. Наоборот, строили планы инвестиций в вертикальную интеграцию. И вот неожиданно акционер продал — подвел в каком-то смысле инвесторов. Надо было раньше сказать об уходе и не проводить SPO и допэмиссию», — рассуждает Элвис Марламов, частный инвестор и автор проекта Alёnka Capital.

Более того, размер приобретенного ВТБ пакета освободил его от необходимости выставлять миноритарным акционерам оферту о выкупе акций, что он обязан был бы сделать, купи он 30% «Магнита». Из-за этого директор инвестфонда Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко сравнил сделку с плевком в лицо акционерам.

Да и поведение самого Сергея Галицкого при объявлении о сделке свидетельствовало, казалось бы, о спонтанности этого шага: никогда еще мы не видели по телевизору почти плачущего российского миллиардера. Хотя, как выяснилось, переговоры шли почти полгода. Правда, в реальную фазу, когда стороны начинают договариваться о конкретной цене, они вошли лишь в декабре, но для такой масштабной сделки это не срок. «Было видно, что Сергею Галицкому сделали предложение, от которого он не мог отказаться, и что продавать долю он не собирался, и что у него были большие планы развития компании. Зачем это нужно ВТБ? Да просто сейчас мало в России осталось прибыльных направлений, в которые можно удачно инвестировать. А здесь мы видим готовый бизнес, который потерял едва ли не половину капитализации за последние два года», — такой увидел ситуацию Андрей Карпов, президент Ассоциации экспертов рынка ритейла.

 

Инвесторы против предпринимателя

 

Часть наблюдателей увидела в решении Сергея Галицкого эмоциональную реакцию на многолетний конфликт с инвесторами. Так, по данным СМИ, еще в 2014 году 36 из 49 инвестфондов — держателей акций «Магнита» голосовали против его пребывания в совете директоров. Недовольны инвесторы были и тем, что он занимает пост генерального директора. И это еще на фоне благополучных финансовых показателей компании