О дурном примере

Разное
«Эксперт» №9 (1065) 26 февраля 2018
О дурном примере

Минюст США предъявил обвинения тринадцати гражданам России и трем российским юридическим лицам в попытке вмешаться в американские президентские выборы в 2016 году. Большое жюри в Вашингтоне подтвердило обоснованность обвинений, выдвинутых группой спецпрокурора Мюллера по статьям «сговор против США» и «мошенничество». Наших сограждан обвиняют в том, что они создавали фальшивые аккаунты в соцсетях и в платежной системе PayPal, в том числе похищая номера соцстрахования, водительских прав и другие персональные данные граждан США. Созданные ими тролли покупали рекламные ресурсы и работали против Клинтон, поддерживая Трампа и Сандерса, самыми нехитрыми методами: «Трамп — наша единственная надежда», «Хиллари — сатана, её преступления и ложь показали, насколько она порочна» или, для разнообразия, «Клинтон — последняя надежда мусульман». На такие занятия тратилось, по данным Мюллера, около миллиона долларов в месяц. Доклад широко и страстно обсуждается в Штатах, но, должен признать, основные аспекты дискуссий мне не кажутся интересными, интересное же не обсуждается совсем или обсуждается мало.

Да, для Трампа доклад спецпрокурора стал истинным праздником, поскольку он не без оснований увидел там признание: никакого сговора между ним и русскими не было. Не обвиняют же в таком сговоре Берни Сандерса? А ведь русские тролли играли ему на руку в ничуть не меньшей степени. Да, русское участие в предвыборных баталиях (предполагая для краткости, что Мюллер нигде не врёт) публике предъявлено — вместе со всей смехотворностью своего масштаба, на которую, впрочем, и раньше осмеливались робко намекать Facebook и Twitter. И — нет, что бы там ни говорилось в американских медиа, маловероятно, чтобы за предъявленным в докладе проектом «Лахта» всерьёз стояли спецслужбы Российской Федерации. И размах мероприятия, и его почти убогая бесхитростность — всё это, скорее, указывает на группу дилетантов. Хотя кто их разберёт, этих секретных капитанов да майоров — со стороны никогда не угадаешь, как они могут и как не могут упражняться.

Но то, что в этом докладе ново (новые очки в бою Трампа с демократами), для нас не важно, а то, что действительно важно (устойчивая уверенность, что самое слово russian — токсично), для нас не ново. И если бы такого же рода доклад представил какой-нибудь спецпрокурор в Киеве, о нём бы не стоило и упоминать — даже при нашей дурацкой привычке обсуждать всякий чих в монотонной киевской суете. Но он опубликован, пущен в ход и станет основанием государственной политики именно в Америке, про которую всем известно, что это страна Билля о правах, где свобода слова превыше любых иных принципов и соображений. И вот в стране, где Первая поправка сияет ярче солнца, по настоятельному требованию всего Конгресса специально назначенный прокурор долго ищет — и находит — русских, посмевших публично заявить, что Хиллари Клинтон ну никак не годится в президенты. И Минюст США предъявляет этим русским обвинение, и Конгресс США обдумывает применение к ним персональных санк