Ремонт и рекавери

Экономика и финансы
Банки
«Эксперт» №15 (1071) 9 апреля 2018
В начале 1990-х путем национализации крупнейшего шведского банка и очищения его баланса от плохих активов был создан, а потом реприватизирован крупнейший в Скандинавии и один из самых эффективных в мире Nordea Bank. Сможет ли создаваемый в России Фонд проблемных активов дать толчок рождению отечественного аналога Nordea?
Ремонт и рекавери

Банк России создаст Фонд проблемных активов на базе банка «Траст» объемом 1,1 трлн рублей, сообщил журналистам в прошлый понедельник зампред ЦБ Василий Поздышев. При этом за три года за счет управления активами регулятор рассчитывает вернуть 40–60% потраченных средств.

Институциональная активность Банка России не утихает. Прошлой осенью был создан Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) — управляющая компания ЦБ для выкупа и прямой санации предбанкротных банков (на прошлой неделе седьмым «клиентом» ФКБС стал АвтоВАЗбанк — вслед за «Открытием», Бинбанком, Промсвязьбанком, «Советским», банком «Траст» и Рост-банком).

Зачем понадобился новый институт и насколько эффективной может быть его работа?

Классика жанра

Создание финансового института, аккумулирующего плохие долги и, шире, нестандартные активы рыночных кредитных учреждений, — один из классических методов оздоровления банковской системы, прошедшей через системный кризис.

«Между работой с хорошими и плохими долгами мало синергии, поэтому при большом объеме плохих долгов целесообразно их выводить в специализированную структуру» — объяснение мотивов решения ЦБ, данное начальником аналитического управления банка БКФ Максимом Осадчим, кажется наиболее точным.

В ходе 65 банковских кризисов в 56 странах мира в период с 1980 по 2009 год отдельные финансовые компании по управлению плохими активами создавались в 35 случаях, подсчитал заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара Михаил Хромов.

Идея российского фонда плохих активов достаточно давняя, она выдвигалась самими банкирами еще в ходе кризиса 2008–2009 годов, фигурировала среди предложений Ассоциации российских банков 2010 года. Тогда денежные власти выступили против. Была выбрана стратегия прямой докапитализации банков за счет государственных средств.

«Понятно, почему тогда ЦБ был против, — рассуждает Марсель Салихов, руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов. — Создание Фонда плохих активов и выкуп их у банков на баланс этой структуры — сложная процедура и большая ответственность».

Пока санационная деятельность в России явно не задалась. Многие банки санируются годами без признаков какого-либо оздоровления. Особенно яркие примеры — Рост-банк (санатор — сначала Бинбанк, потом его экс-совладелец Микаил Шишханов) и банк «Траст» (санатор — банк «ФК Открытие»).

Санаторы часто используют санируемые банки в качестве «мусорных ведер», а также используют в своих интересах выделенную на санацию госпомощь — очень дешевые (0,51% годовых) и длинные (как правило, сроком на десять лет) средства Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Процесс санации, по существу, бесконтролен. Особенно удобно то, что санируемые банки имеют право нарушать нормативы. Часто санаторы требуют, а некоторые даже и получают от государства новую помощь на уже начатую санацию.

Просроченная корпоративная задолженность в санируемых банках на 1 марта 2018 года превысила триллион рублей, а отрицатель