Как россияне делали цивилизационный выбор, или Явь простого человека

Тема недели
ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ВЫБОР
«Эксперт» №17-19 (1073) 23 апреля 2018
Однажды на полупериферии мир-системы капитализма, но в самом центре православно-христианской цивилизации собрался народ, чтобы подумать над выбором пути национального развития. Заглядывали и олигархи, но ненадолго. Чем все закончится, не мог заранее предположить никто
Как россияне делали цивилизационный выбор, или Явь простого человека

Простому человеку присущи все недостатки, какие только можно себе представить. Денег у него меньше, чем у людей непростых, или совсем нет. По нему больнее всего бьют иностранные санкции. Девушки, если он молодой мужчина, смотрят на него с сомнением. Если немолодой, то вообще не смотрят. Родная медицина глядит на простого человека без сострадания. А он еще зачастую пьет, курит. В общем, у него мало что есть — кроме недостатков.

У простого человека есть одно преимущество. Его — много. В смысле, таких, как он. Надо воевать — зовут его. Надо делать революцию — тоже без него никак. Трудиться нужно — опять иди сюда. Из него состоят целые общественные классы, даже в современном «бесклассовом обществе».

В эпоху капитализма часто образуется даже избыток простого человека. То безработица. То, как говорят у нас, «трубе» столько людей не нужно, даже вместе с оборонкой. В бизнесе нашего малого-среднего рынка на всех не хватает.

Его ведь, человека простого, бывает, просто пытаются сжить со света. А он все лезет, все множится. Так что даже единственное преимущество простого человека оборачивается очередным его недостатком.

Тут, правда, есть одна задумка, очень перспективная. Ее не так давно описал в газете, предназначенной для людей непростых, довольно известный экономист, социальщик, между прочим, Евгений Гонтмахер. Работал в ранних реформаторских правительствах. Он говорит, что надо всех простых людей поселить в агломерации. То есть в очень больших городах, «сбитых» из них самих и пригородов. Городов-миллионников, на основе которых можно сделать агломерации, в России пятнадцать. В Британии, для примера, удалось разместить на небольшом острове тысячи больших и маленьких населенных пунктов. Как и в других странах. Как и у нас пока что. А наш народ, значит, надо всего в пятнадцать агломераций.

А с другой землей что? «Нужно законодательно законсервировать большую часть этих обширных просторов, объявив их национальным достоянием, которое мы сохраняем для наших потомков, которые найдут способы с пользой им распорядиться» (это цитата из экономиста-социальщика). Либерально…

Сами мы, значит, умом бедные, а потомки распорядятся. Почему они будут умнее? А потому: «Страна, в которой развитие идет через успешные агломерации, отторгает любые попытки изоляционизма из-за неизбежности во многом космополитического характера жизни в них. Все разговоры о необходимости “особого”, неевропейского пути тогда становятся маргинальными и не могут быть использованы для оправдания того курса, на который сейчас встала Россия».

В агломерациях, где клочка земли и света белого будет не видно (набить в любой наш миллионник с десяток миллионов человек — и, как его ни расширяй и ни застраивай, это будет хуже, чем в метро в часы пик), человек, конечно, будет думать только о европейском пути. Как бы это выбраться из этого концлагеря? — будет он думать. Вот, прежде слыхали, жизнь в Европах хороша…

Там, кстати, будет жить только русский народ. Потому что: «Отдельный вопрос — о традиционных этническ