О триумфе надзора

Разное
«Эксперт» №21 (1075) 21 мая 2018
О триумфе надзора

Разделение Министерства образования и науки (МОН) обсуждалось как назревшее уже не раз и не два. Оно и в самом деле вполне разумно с самых разных точек зрения. Тем более поразительна начавшаяся наконец реализация давнего замысла: она происходит так, что какую-либо пользу образованию может принести разве что случайно, тогда как дальнейшая деградация управляемой системы оказывается неизбежной. (Здесь и далее речь идёт прежде всего о школах — о том, что останется под Министерством просвещения. Чтобы обсуждать новое министерство высшего образования и науки, пока не хватает подробностей. Точнее говоря, казалось, что не хватает, — до объявления, что его возглавит начальник упразднённого под общие аплодисменты ФАНО).

Оговоримся: ещё далеко не всё известно. О каких-то существенных деталях в сутолоке спешных согласований последней недели нам могли не сообщить, могли даже попросту и не подумать. Важнейший пример — судьба педагогических вузов. Практики понимают: отрывать управление педвузами от управления школами было бы чистым безумием; это гарантирует упадок обеих разлучённых сторон. Да и в будущем Миннауки педвузы очевидно неуместны — на чёрта им индексы Хирша и тому подобные радости? Примерно то же следует сказать и о медицинских, и о транспортных, и о спортивных, и о творческих вузах. Теоретически, такого рода частные проблемы ещё могут быть утрясены разумно, поскольку делёжка наследства МОН затянется не на один месяц, а решений долго искать не надо: прежде, когда школы и вузы тоже управлялись отдельно, институтами названных категорий ведали профильные министерства и никто особо не жаловался. Но это, повторим, хоть и важные, а всё равно детали. Беда в том, что совершена принципиальная системная ошибка, косметическими правками не излечимая.

В самых кратких словах она выглядит так. В результате нескончаемой реформы всё наше образование насажено на стержень ЕГЭ. Поскольку эти экзамены считаются у нас одновременно и выпускными, и вступительными, то на них накрепко завязаны и средняя, и высшая школа. Вообще-то выпускными экзаменами должна распоряжаться школа, а вступительными — вуз; так было и в советское время, и в постсоветское, пока в 2004 году не создали (в частности, и для внедрения ЕГЭ) единого распорядителя в лице МОН. Что же получится теперь? ЕГЭ мнёт и плющит под себя школу, но ни школы, ни их министерство им не распоряжаются. ЕГЭ корёжит входные потоки вуза, но ни вузы, ни их министерство им тоже не распоряжаются. А распоряжается им третье лицо, Рособрнадзор, нынешними же переменами резко повышенное в статусе. Теперь он подчиняется непосредственно правительству и отнюдь не обязан согласовывать свои действия ни с одним из министерств. Наверно, можно придумать и более безнадёжный управленческий тупик, но и этот, как видите, достаточно вязок. Понятно, что есть из него очевидный выход: упразднить ЕГЭ в нынешнем виде; отдать выпускные и вступительные экзамены разным министерствам и жить по-человечески. Но столь же понятно и другое: такого заведомо не б