Развивать сырьевую базу и мощности переработки

Русский бизнес
МЕДНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
«Эксперт» №26 (1080) 25 июня 2018
Бум в развитии высокотехнологичных отраслей на фоне истощения природных запасов меди привел к устойчивому росту цен на нее. Игроки отрасли, которые не заморозили свои инвестиционные проекты в период низких цен, сегодня получили серьезные преимущества. О стратегии бизнеса и о перспективах отрасли рассказывает президент Русской медной компании (РМК) Всеволод Левин
Развивать сырьевую базу и мощности переработки

— Всеволод Вадимович, с конца 2016 года мы наблюдаем рост цен на медь и спроса на нее на мировых рынках. Сохранится ли, по вашим прогнозам, положительная динамика в 2018 году?

— Мы разделяем общий позитивный настрой в отношении перспектив роста цен на медь как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. В 2018–2019 годах положительную динамику преимущественно будет обеспечивать ситуация на рынке медного концентрата, в частности ожидания о возможном снижении его производства в текущем году. Как и в прошлом году, ведущую роль будут играть три основных фактора. Во-первых, результаты переговоров между профсоюзом и администрацией рудника Эскондида в Чили. Вопрос в том, договорятся ли стороны о подписании коллективного трудового договора или мы увидим новую забастовку. Второй фактор — динамика производства меди в Центральной Африке. Она будет зависеть от того, примут ли изменения в системе налогообложения недропользователей, которые могут привести к сокращению инвестиций или падению выпуска меди. Третий фактор — развитие ситуации вокруг рудника Грасберг в Индонезии. Мировой рынок ждет, какое решение примет правительство в отношении экспортных лицензий для предприятия и будут ли ужесточены требования властей о повышении степени переработки медного сырья.

Кроме того, на цену повлияют заявления о реализации государственных программ ведущих стран в области производства гибридных и электроавтомобилей и развития инфраструктуры для них, а также планы реализации других проектов, которые будут оказывать давление на оценку ожидаемого роста спроса на рынке.

Если говорить о более отдаленной перспективе, примерно на 2020–2022 годы, то дефицит металла в этот период может быть вызван тем, что была задержка в реализации новых проектов в области добычи меди. Нехватка металла может быть вызвана и продолжающимся снижением содержания меди в руде в отрабатываемых месторождениях, а также сокращением заготовки лома, которая могла бы частично компенсировать дефицит сырья. Свою лепту в снижение предложения на рынке может внести ужесточение экологических требований к металлургическим переделам со стороны стран — производителей меди.

— Какие отрасли экономики сегодня являются основными потребителями меди?

— Медь нашла широкое применение в большинстве отраслей экономики. По данным International Copper Study Group, 31 процент общего мирового потребления меди приходится на оборудование, 29 процентов — на строительство, 16 процентов — на инфраструктуру, 13 процентов — на автомобилестроение, 11 процентов — на промышленное машиностроение.

— А если говорить о более долгосрочных перспективах рынка? Что нас ждет, скажем, через пять лет?

— Говоря о долгосрочных перспективах международного рынка меди, нужно учитывать три основные тенденции, которые будут влиять на ценообразование.

Потребление меди в мире растет с каждым годом, прежде всего за счет использования в производстве электрокаров и других высокотехнологичных товаров. Поэтому ее и называют «металлом будущего».

С другой стор