Кузбасс угодил в угольный капкан

Реальное социальное и экономическое положение Кемеровской области не имеет ничего общего с расхожим мнением о «кузбасском социализме»
Кузбасс угодил в угольный капкан

Несмотря на декларации региональных властей и принимаемые стратегические документы, включая принятую в 2008 году «Стратегию социально-экономического развития Кемеровской области на период до 2025 года», сырьевая специализация Кузбасса за прошедшее десятилетие только усугубилась. Доля добычи полезных ископаемых в ВРП Кемеровской области с 2007 по 2016 год увеличилась на шесть процентных пунктов (п. п.), до 29,7%; доля отрасли «транспорт и связь» тоже несколько увеличилась (на 0,5 п. п.), до 7,6%. В то же время вклад обрабатывающих производств, строительства, коммунальных отраслей в производство региональной добавленной стоимости заметно сократился (см. таблицу).

Не все в порядке и у самих угольщиков. В условиях благоприятной конъюнктуры мировых цен на уголь доля убыточных угледобывающих предприятий достигла на 1 мая 2018 года 28,7% против 24,1% годом ранее, а прибыль в угольной отрасли Кузбасса за четыре месяца текущего года сократилась на 44,5% к соответствующему периоду 2017-го.

Именно угольщики области являются основными неплательщиками: на 1 мая 2018 года на угольные предприятия приходилось 53,5% просроченной кредиторской задолженности, 44,6% просроченной задолженности в бюджеты всех уровней и 47,3% — во внебюджетные фонды.

Второй с конца в стране

Если мы рассмотрим динамику валового регионального продукта Кемеровской области (КО), то за последнее десятилетие произошло существенное сокращение его физического объема. По итогам 2016 года ВРП КО был на 10,1% ниже уровня 2007 года, тогда как ВРП Сибирского федерального округа за этот период увеличился на 15,9%, а ВРП всех субъектов РФ — на 14,7% (см. график 1). Сжатие ВРП КО — самое сильное в Сибирском федеральном округе. Среди всех субъектов РФ это второй снизу результат. Сильнее «съежилась» в 2008–2016 годах только экономика депрессивной Ивановской области (на 15%, см. график 2).

При росте физических объемов угледобычи за рассматриваемый период на 23% и ее доли в экономике области до 30% (см. таблицу) получается, что вся остальная «неугольная» экономика Кузбасса в физическом исчислении потеряла в эти годы около четверти своего объема.

В КО наблюдается сокращение количества действующих хозяйствующих субъектов с темпами пять-шесть процентов в год. Так, на 1 августа 2018 года число организаций Кемеровской области, учтенных в Статистическом регистре хозяйствующих субъектов, составило 45 030 единиц, снизившись на 5,3% к соответствующему периоду прошлого года.

Локальные успешно реализованные в Кемеровской области проекты, такие как нефтеперерабатывающие заводы в Анжеро-Судженске, Тяжинском, Кемеровском и Яйском районах области, комплекс предприятий по производству строительных материалов в городе Юрга, не изменили качества структуры экономики региона и не смогли оказать существенного позитивного влияния на тренды ее развития.

Несистемные попытки инвестировать в какие-либо промышленные проекты, кроме угледобычи и первичной переработки полезных ископаемых, были неудачными. В качестве примеров можно