Общество слуг

Политика
СОЦИАЛЬНОЕ НЕ РАВЕНСТВО
Постиндустриальная утопия обещала мир разума и знаний, творчества и развития. Вместо этого получился ренессанс самых рутинных и архаичных профессий
Общество слуг

В России только каждый четвертый выпускник вуза работает по специальности. Остальные зарабатывают в сфере услуг. Часто даже без трудового договора, меняя временные «шабашки», — таких в стране около 30 млн человек. Работа по специальности скорее исключение, чем правило.

Когда я уехал в Швецию, я получил массу комментариев от сторонников партии «пора валить». Их смысл сводился к тому, что я сделал правильный выбор. Мол, здесь, на Западе, умные и образованные занимают достойное место, не то что в «неправильной» России. И вот прошло пять лет, я работаю на корабле, мою посуду. Иногда пишу статьи, но больше мою посуду. У меня есть сменщик — молодой швед, который пишет диссертацию про современную архитектуру. Ему нравится график: неделю плаваешь в море и моешь посуду, зато потом неделю пишешь про архитектуру.

Ядром кампании Берни Сандерса в 2016 году стали молодые выпускники колледжей, которые столкнулись с тем, что на рынке труда для них нет места. Например, в 2014 году 40% «счастливых» обладателей дипломов (а две трети из них еще и образовательных кредитов в среднем по 30 тысяч долларов) оставались безработными или трудились не по специальности.

Согласно исследованию специалистов из британского The Resolution Foundation, поколение «миллениалов» станет первым за всю современную историю развитых стран, которому придется жить в среднем хуже, чем их родителям. И парадокс в том, что угрозы бедности, неравенства, безработицы и прозябания часто исходит от сил, на которые человечество в течение трех сотен лет возлагало самые заветные свои надежды: от технического и научного прогресса.

В 1960–1970-е, в эпоху торжествующего технологического оптимизма, фантасты по обе стороны железного занавеса считали, что человечество подошло к порогу, за которым бедность, голод, войны останутся в прошлом. Научно-техническая революция и рост производительности труда поднимут уровень и качество жизни, и перед обществом в полный рост встанут проблемы границ человеческого. Стенли Кубрик, братья Стругацкие или даже Кир Булычев задавались вопросом, каким будет человек, когда нужда и неравенство перестанут быть базовыми факторами его жизни.

Но история посмеялась над этим наивным оптимизмом. Рост производительности труда и автоматизация привели к масштабной деиндустриализации, которая сделала уязвимыми «синих воротничков». В результате в США уровень доходов рабочего класса в промышленности и транспорте стагнирует с начала 1960-х. Теперь пришел черед расплачиваться и среднему классу. Квалифицированных рабочих, счетоводов, проектировщиков и других специалистов заменяют машины, операторам которых не обязательно иметь высокую квалификацию, а следовательно, и зарплату. Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард заявила на Давосском форуме, что доля среднего класса за последние десятилетия неуклонно снижается из-за автоматизации производства.

Люди для простых работ

Когда я учился на историческом факультете, огромным влиянием среди гуманитарных интеллектуалов пользовались концепции постин