Российский экспорт второй год подряд показывает высокие темпы роста, причем несырьевой неэнергетический экспорт в 2018 году вышел на рекордный уровень. Это обусловлено как улучшением мировой ценовой конъюнктуры, так и расширением физических объемов поставок
Оттолкнулись ото дна

В первом полугодии 2018-го экспорт России составил 213 млрд долларов, увеличившись на 27% (здесь и далее — к аналогичному периоду предыдущего года, если не указано иное). Непрерывный рост идет уже почти два года, более продолжительным за последние десять лет был только период восстановления 2010— 2011-го.

Главная причина роста общего экспорта — повышение мировых цен на нефть. Эта связь будет проявляться еще много лет по объективным причинам: выступая крупнейшим мировым экспортером топлива, невозможно сильно менять объемы поставок или не зависеть от ценовых колебаний. Почти 70% прироста российского экспорта в первом полугодии обеспечило именно топливо, поставки которого в физическом выражении возросли только на 2,2%.

Но рост экспорта происходит не только в топливном сегменте, но и во всех остальные отраслях, причем металлургия и АПК по темпам даже немного опережают ТЭК. Двузначными темпами увеличивается экспорт в ЛПК, химии и машиностроении. Наименьший прирост в секторе потребительских товаров, но и там он составляет около 10%. И это несмотря на то, что со второго квартала негативное бухгалтерское воздействие на экспорт оказывает ослабление рубля, уменьшающее долларовый эквивалент торговли с СНГ, значительный сегмент которой обслуживается российскими рублями.

Несырьевой неэнергетический экспорт (ННЭ) в первом полугодии показал динамику лишь чуть хуже, чем общий: он увеличился на 23%, до 70 млрд долларов. Факторы роста — расширение физических объемов поставок в большинстве отраслей, прежде всего в АПК, гражданском машиностроении, химии и металлургии, значительное подорожание черных и цветных металлов, целлюлозно-бумажных товаров.

Годовой результат по ННЭ, по оценке РЭЦ, должен стать рекордным — около 150 млрд долларов против 134 млрд в прошлом году и 143 млрд в прежнем максимуме 2012 года. При величине общего экспорта, по оценке РЭЦ, порядка 440 млрд долларов доля ННЭ составит примерно одну треть. Это существенно меньше, чем в предыдущие два года (37–38%), но снижение было ожидаемо, а нынешний показатель значительно превосходит уровень начала 2010-х годов (27%).

Для лучшего понимания того, как развивается российский экспорт, более показательны данные по его динамике в физическом выражении. Здесь все последние годы наблюдается уверенный рост. Общий экспорт после заминки в 2014 году (+0,5% по методике ФТС, −0,9% по методике РЭЦ) увеличивается на 3–7% в год. В первом полугодии 2018-го, по нашим оценкам, рост составил 6%. Еще более впечатляющие показатели у ННЭ: если в 2013–2016 годах, по расчетам РЭЦ, темпы его прироста составляли 1–3%, то в 2017-м они подскочили до 11%, а в первом полугодии 2018-го достигли 13,5%! При этом рост показывают почти все отрасли, за последние четыре года выраженная отрицательная динамика была только у драгметаллов в 2015-м и непищевой сельхозпродукции в 2015-м и 2017-м.

Товарная структура

Товарная структура экспорта России, как и любого другого крупного экспортера, довольно инерционна, революционных изменений в ней не пр

Диверсификация несырьевого экспорта выше, чем принято думать

Специалисты РЭЦ рассчитали показатели диверсификации несырьевого неэнергетического экспорта стран мира по итогам 2017 года. Диверсификация рассчитывается как обратная индексу Херфиндаля—Хиршмана, применение которого является общепринятым подходом для оценки степени концентрации. Она определяется по формуле 151/ (HHI= i=1nsi2)"> , где si — доля i-й товарной группы в экспорте, при этом i = 1,2…n, а n — количество рассматриваемых товарных групп. В расчетах РЭЦ используются 44 товарные группы.

Чем больше показатель, тем выше степень диверсификации экспорта. Теоретический максимум равен 44 — при одинаковых объемах экспорта по всем 44 товарным группам, минимум — 1, если в экспорте представлена только одна товарная группа.

Большинство крупных экспортеров несырьевых неэнергетических товаров имеют показатель диверсификации от 14 до 17. Весьма высокую диверсификацию, свыше 20, имеют США, Италия и Индия, у которых нет сильно выделяющихся одной-двух групп, а вот имеющие такие группы Япония, Республика Корея, Чехия, Аргентина характеризуются диверсификацией ниже среднего (10,5–12). Узкоспециализированные страны имеют диверсификацию ниже 10: Малайзия — 9, Украина и Норвегия — 8, Швейцария — меньше 7.

Российский показатель — 16,3 — на мировом фоне выглядит более чем достойно: примерно такие же показатели имеют Швеция и Турция, более низкие — Китай, Бразилия и Германия. Так, крупнейшая группа российского ННЭ (черные металлы) имеет долю 14,6%, тогда как у уступающих нам Японии и Германии на автотехнику приходится 22,4 и 18,8% соответственно, а у располагающихся впереди Индии и США — 10,3% (драгоценные металлы и камни) и 9,9% (авиатехника); у Китая эта доля составляет 13,5% (телекоммуникационная аппаратура), а у Норвегии 29,1% занимает рыба и морепродукты. Пять крупнейших групп ННЭ России дают 44% экспорта: мы заметно уступаем Индии (38%) и США (39%), но опережаем Германию (47%), Китай (48%), Японию (54%) и тем более Норвегию (61%). Еще один срез: в российском ННЭ насчитывается четыре группы с весом менее 0,15%, тогда как у США — одна, у Германии — четыре, у Китая — десять, а у Японии — 13.

Результаты расчетов покажутся многим неожиданными, но на самом деле они логичны: у каждой страны есть конечный набор сегментов, где она успешна на мировом уровне. Можно быть относительно успешным везде, но сегменты-лидеры все равно будут выделяться на общем фоне. И у России отраслей специализации (черные и цветные металлы, удобрения, ЛПК, зерно, растительные масла, железнодорожная техника, вооружения и т. д.) не меньше, чем у Германии (почти весь спектр машиностроения и химикатов) или Китая (электроника, легпром, оборудование, отдельные полуфабрикаты), но заметно больше, чем у Японии, у которой за пределами машиностроения, химии и черной металлургии конкурентных преимуществ практически нет.

С другой стороны, США выбиваются в лидеры благодаря сочетанию технологического и ресурсного потенциала (почти все другие развитые страны второго компонента лишены), а Индия характеризуется отсутствием отраслей с сильно выраженными конкурентными преимуществами — исключение составляет лишь ювелирная, тогда как в легпроме, химии, металлургии, отдельных сегментах машиностроения и АПК можно говорить только об ограниченных успехах.