О роте и прапорщике

Разное
«Эксперт» №44 (1095) 29 октября 2018
О роте и прапорщике

За двадцать лет реформирования образования в нашей стране никто ни разу не попытался объективно оценить ход и итоги реформы. Сами реформаторы, сколько я помню, никогда не признавали никаких серьёзных ошибок в своей замечательной работе, поскольку она-де нуждается исключительно в «дальнейшем совершенствовании». Многие их критики, напротив, не признавали за реформой никаких достижений, трактовали всю совокупность перемен в духе памятного вопроса «глупость или измена?», чаще склоняясь к последнему варианту ответа. Неадекватность благостной оценки очевидна: даже начальствующие в образовании лица время от времени сквозь зубы признают тяжесть теснящих его проблем. Но и позиция «до основанья, а затем», увы, тоже уязвима — и не только потому, что за ней нет достаточного политического ресурса. Шла бы реформа первый месяц, дело другое; но она идёт двадцать лет, и никакой печки, к которой можно вернуться, чтобы станцевать лучше, уже просто не существует. Словом, нужда во взвешенной, не монологичной оценке реформы налицо — нужда, особенно острая теперь, когда стартует (как обычно у наших реформаторов, без каких-либо широких обсуждений) новый этап перемен. Ответить на этот запрос взялась Общественная палата РФ — в ней на прошлой неделе прошёл круглый стол «Проблематика и методика проведения общественной экспертизы реформы российского образования». Секретарь палаты Фадеев призвал собравшихся сформировать техническое задание для экспертизы, которую ОП РФ, в соответствии с законом об общественном контроле, заявит и проведёт. Это, на мой взгляд, весьма полезное начинание. Сам факт, что необходимость экспертизы итогов реформ наконец признана публично, безоговорочно полезен.

Вообще-то народная экспертиза образовательной реформы идёт, не прерываясь ни на час: в социальных сетях, на форумах и сайтах, где общаются школьные учителя, вузовские педагоги, родители и прочие заинтересованные лица. Любой желающий может и начитаться досыта, и даже принять участие. Случалась экспертиза и не только в соцсетях; напомню, что не так давно, в апреле, в течение одной недели два президента РАН, нынешний и прежний, академик Сергеев и академик Фортов, разными словами, но равно решительно высказались против стержня и средоточия этой самой реформы, против ЕГЭ. Экспертиза это? Ещё бы не экспертиза — чай, не дворники дуэтом спели, а президенты (скажем по инерции) Большой академии. Заметил это хоть кто-нибудь? Да ни единая душа не заметила — не только во власти, но и в статусных медиа. Поэтому едва ли не сложнейший аспект задания, поставленного себе Палатой, таков: результаты затеянной экспертизы должны если не стать основанием для принятия каких-то решений, то, по крайней мере, быть замеченными. И один-то способ этого добиться легко назвать: если в ходе затеянной экспертизы деятели реформы и их критики хотя бы фрагментарно услышат друг друга, это само по себе станет настоящим событием. Потому что до сих пор такого, кажется, ни на одной публичной площадке повидать не случалось.

Пока что даж