Цена второго гражданства

Политика
ЭЛИТЫ И ОБЩЕСТВО
«Эксперт» №50 (1101) 10 декабря 2018
Британское гражданство Сергея Брилева заставило общество задуматься о своей родине
Цена второго гражданства

Скандал с британским гражданством журналиста Сергея Брилева, конечно, история крайне неожиданная и неприятная для власти, даром что забойщиком выступил Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. Кейс бьет в самое больное на сегодняшний день место российской политики — трещины расколов внутри элиты, внутри общества и между элитой и обществом в целом. Конечно, многие просто завидуют красивой жизни известной медиаперсоны в далеком Лондоне, а то и жалеют: мол, смог человек, чего пристали. Таких наверняка много как раз среди сторонников Навального из того старого, не молодежного лагеря, то есть людей небедных, со вторыми паспортами и европейским имуществом.

Но есть расколы серьезнее. В последнее время мы наблюдаем, как формируются и дистанцируются два лагеря, декларирующие разные взгляды на жизнь страны. В одном оказывается элита. В другом — гражданское общество. Когда премьер-министр Дмитрий Медведев говорит о нашей «сильной экономике быстро развивающейся страны» и растущих второй год реальных доходах населения, а человек считает, сколько остается на жизнь после выплат по кредиту и ЖКХ, дистанция между этими лагерями растет. Когда чиновники учат, что государство народу ничего не должно, призывают оплатить ремонт туалетов в школах и сесть на диету и «макарошки», а налоги и пенсионный возраст тем временем повышаются, стороны вовсе перестают понимать друг друга. Наконец, если по телевизору нас уверяют, что из-за злого Запада нам надо крепче затянуть пояса, а команда переговорщиков давно пустила на этом Западе корни, возникает и вовсе опасное для жизни страны непонимание между властью и народом: а насколько реальна эта новая холодная война? Если элиты продолжают ездить друг к другу в гости, а все невзгоды от геополитических баталий компенсируют обычные люди, в чем настоящий нерв противостояния?

Плотный дым от горящих покрышек на Майдане забивал ноздри, рев «градов» закладывал уши, вернувшийся Крым патриотично увлажнял глаза, урчал изнеженный желудок, когда санкции и антисанкции вымели подлинный камамбер с прилавков, — все эти события можно было прощупать, ощутить на своей шкуре, вот реальная реальность. Дальше нам рассказали, что низы и верхи сплотились вокруг президента, элиты прошли процедуру национализации, партии консолидировались на «посткрымском консенсусе», кремлевские башни не клюнули на посулы Вашингтона. В общем, страна готова к тяжелому противостоянию с североатлантическим монстром. Люди поддержали.

Но генеральные битвы этой необъявленной войны мы наблюдаем только по телевизору. Наши дорогие западные партнеры продолжают подкидывать нам провокации, которые мы пытаемся оспорить в их же судах и юрисдикциях. Казенные денежки продолжают храниться в американских казначейских облигациях, будто ожидая санкционной заморозки. Чиновники, ответственные за экономическое развитие, меряют успешность своей работы признанием глубоко прозападных финансовых институтов.

Очень непростым и небыстрым оказался инициированный президентом Владимиром Путиным пять лет