Символический фундамент

Тема недели
РОССИЙСКО-ЯПОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Достигнутый уровень экономического сотрудничества России и Японии не соответствует потенциалу и интересам наших стран. Заключение мирного договора, когда и если это произойдет, создаст благоприятную почву для запуска ряда мегапроектов, но только если они подтвердят свою экономическую эффективность

Анализ двусторонних связей логично начать с торговли. Динамика товарооборота между Россией и Японией с начала нынешнего столетия весьма неустойчива (см. график 1). Выделяются периоды взрывного роста в 2003—2008 годах, когда объем взаимных поставок утроился, а Япония перебралась с 15-го места на восьмое среди наших крупнейших торговых партнеров. В то время наиболее активно рос японский экспорт в нашу страну — как производственного назначения (Россия тогда демонстрировала темпы экономического роста выше сегодняшних китайских — около 7% в год), так и потребительского. Символом последнего стал наплыв японских легковушек, и новых, и подержанных.

Мировой экономический кризис обвалил товарооборот в 2009 году сразу вдвое. Особенно сильно просел импорт — помимо рухнувшего курса рубля сказалось введение заградительных пошлин на подержанные иномарки, практически обнулился вывоз леса-кругляка, также закрытого пошлинами, а нелегальный вывоз переместился на сушу, в забайкальскую тайгу с прицелом на Китай.

За следующие четыре года восстановительного роста общий объем российско-японской торговли превысил отметку 2008 года, достигнув в 2013 году абсолютного максимума — свыше 33 млрд долларов, а Япония вышла на седьмую позицию в топе наших внешнеторговых партнеров. Более того, отрицательное сальдо взаимной торговли, характерное для периода бурного роста середины 2000-х, сменилось положительным: стабильно высокие мировые цены на углеводороды оказались подкреплены новыми инфраструктурными возможностями их экспорта Россией на рынки АТР. В 2009 году начались отгрузки нефти и СПГ с терминалов в Пригородном на юге Сахалина в рамках проекта СРП «Сахалин-2» с участием японского капитала, а в 2012 году после достройки нефтепровода ВСТО-2 нефть пошла морем на Восток из порта Козьмино близ Находки.

Затем последовал новый обвал углеводородных цен, наложившийся на серьезный макроэкономический кризис в России и новую девальвацию, сжавшую спрос на высококачественную, но дорогую японскую продукцию. За 2015–2016 годы товарооборот упал вдвое. И производственный, и потребительский спрос стал все сильнее переключаться на более дешевую и, что немаловажно, активнее продвигаемую на внешних рынках продукцию китайских производителей.

Нельзя не упомянуть и о введении Японией в 2014 году вслед за США и ЕС экономических санкций против России. Впрочем, как считает старший научный сотрудник Института экономических исследований ДВО РАН Денис Суслов, «они носят декоративный характер и слабо влияют на взаимную торговлю и инвестиции. Вторичные санкции США оказывают гораздо большее негативное влияние на импорт высокотехнологичной продукции из Японии. Яркий пример — отказ японской компании Torаy Industries поставлять химическое сырье для производства композитных крыльев перспективного российского авиалайнера МС-21».

Восстановительный рост товарооборота в 2017–2018 годах был весьма заметным, но все же отставал от динамики всей внешней торговли России. В результате по итогам прошлого года Япония отк