ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Промышленность обложили политикой

, 2000

Предложенная петербургскими чиновниками концепция реструктуризации промышленных производств оказалась спорной

В Санкт-Петербург идея реструктуризации промышленных предприятий пришла сверху. Вице-премьер российского правительства Илья Клебанов, возглавляющий комитет по экономике и промышленной политике, объявил российскую концепцию новой промышленной политики. И, естественно, в Петербурге сразу же ухватились за предложение земляка.

Легче забрать имущество

Впрочем, за реструктуризацию в Петербурге и так взялись бы не сегодня-завтра. Хотя сделать это следовало бы еще вчера. Питерские предприятия в три-четыре раза по сравнению с дореформенным уровнем сократили персонал. Как и по всей России, здесь испытывают жестокий дефицит оборотных средств, инвестиций, что не позволяет поддерживать инфраструктуру и развивать производство. Стремительно растет задолженность энергетикам, телефонистам, коммунальщикам, местному бюджету (налоги взимаются со всех мощностей, независимо от их работоспособности). Энергетикам же все платят по двум тарифам: за установленное оборудование и за реально потребленную электроэнергию. То же самое происходит с коммунальными платежами.

Новая промышленная политика, надеются директора, во-первых, принесет ослабление налогового бремени, во-вторых, поможет разрешить противоречия с монополистами.

Но чиновники пошли по другому пути. Они решили не освобождать промышленность от налогов, а избавить ее от ненужных мощностей. Год ушел на лоббирование в Законодательном собрании закона об организации запасов. В соответствии с этим законом оборудование, здания и земля должны быть отчуждены и переданы на баланс города, который может их продать или сдать в аренду.

Как происходит это отчуждение, ни в одном документе не расписано. Существует лишь теоретическое понимание того, как это может быть осуществлено, которым все и руководствуются на практике. Между городом и предприятием заключается соглашение, в котором обозначается законсервированное оборудование, выведенное в запас. С этих мощностей снимается налогообложение. Но прежде чем хлопнуть с администрацией города по рукам, предприятие обязано представить подробный документ с исчерпывающими статистическими данными, жизнеописанием пяти последних лет деятельности, бизнес-планом и результатами маркетинговых исследований. Кстати, на выполнение последних двух пунктов, как правило, уходит четыре-пять месяцев и довольно много денег. Но деваться некуда, и многие производственники соглашаются на это.

Теперь администрация может продавать обретенное добро или кому-то доверить это право. Самым простым оказалось повесить все заботы на директора реструктурируемого предприятия. В результате на освободившихся площадях новое производство организуют либо сторонние инвесторы, либо, как это ни странно, недавние хозяева предприятия.

Такова смольнинская система реструктуризации, которая приносит в бюджет города немалые прибыли. Видимо, для этого ее и изобрели, потому что проблема загрузки мощностей сложнее, и эффективно решить ее в ограниченные сроки, отпущенные на реструктуризацию, нельзя.

Вообще сроки - это загадка всех "чиновничьих" программ. Никто не может ответить на вопрос, почему программа реформирования производства рассчитана на 18 месяцев. Такой же срок отводится на внешнее управление на предприятиях-банкротах. Списали, что ли, из Закона о банкротстве? Как бы там ни было, но за такое время изменить структуру большого производства невозможно. Предприятие лишь получает короткую передышку. При этом директора, согласившиеся на реформы, все время ходят под дамокловым мечом. Они обязаны ежеквартально отчитываться о ходе реструктуризации, и если аппаратчиков что-то не устраивает, город в одностороннем порядке может разорвать договор. Чем это грозит? Налоговые льготы ликвидируются, все задолженности возвращаются, а имущество остается в собственности города. Откровенный грабеж.

Собственники стали цивилизованнее

Но не все соблазнились на "кусочек бесплатного сыра", предложенного городской администрацией. На ряде производств реструктуризация началась без всякого вмешательства города. Оказывается, существует альтернатива городской кабале и банкротству - нормальный менеджмент. Оказывается, появились у нас предприниматели нового типа. И даже год их рождения известен - 1998-й. Именно тогда начался новый передел собственности. Вместо предпринимателей первой волны, для которых главным было по-быстрому "наварить бабки", стали приходить люди, заинтересованные в постоянном и длительном получении хорошей прибыли.

Так произошло, например, с Объединением им. Свердлова. Существующая сегодня частная компания, "Станкостроительный завод 'Свердлов'" - это кусочек бывшего объединения. У "Свердлова" обычная для российских предприятий судьба: сначала объединение превратилось в группу арендных предприятий, потом их приватизировали, нарушились связи и развалился технологический процесс. Но нашлась группа менеджеров, которые на базе одного из предприятий организовали фирму и за три года восстановили завод. Сейчас здесь выпускают уникальное оборудование и обслуживают его. Завоевав хорошие позиции на российском рынке, фирма установила контакты и за границей. Владельцы компании провели реструктуризацию без участия городской администрации, и теперь они по-настоящему независимы. Им нет нужды что-то просить у властей.

Совсем другое дело завод "Знамя труда". Это предприятие выпускает продукцию, крупнейшим потребителем которой был питерский "Водоканал". Но "Водоканал" примерно втрое снизил закупки на "Знамени труда", переориентировавшись на поставки из других регионов. Завод рискнул провести реструктуризацию по городской программе и "попался". Теперь в деловую цепочку "Водоканал"-завод вклинилась администрация, во власти которой решать, размещать или нет городской заказ на "Знамени труда".

Исправятся ли чиновники

Как водится на Руси, впереди лошади поставили телегу - разработали программу, а потом стали говорить с руководителями реструктурируемых предприятий. В результате получили множество стандартов, которые не работают, и в каждом конкретном случае приходится делать какие-то исключения, в сущности уходя от идеи типовой программы. А должно быть наоборот - меньше стандартов (десятка два), но более жестких и работающих, и пять-шесть льгот, которые предприятие получит, если будет соответствовать этим стандартам.

Чиновникам, понятное дело, хочется работать, навязывая свой "единственно правильный" подход к реструктуризации. Об эффективности его можно судить хотя бы по тому, что вопрос о городском заказе для реструктурируемых предприятий решался почти год.

В принципе программу реструктуризации можно превратить в мощный инструмент для решения городских проблем. Если нужны фармацевтические препараты, создайте для их производства льготные условия, и деньги пойдут в фармацевтику. Если цель реструктуризации - новые рабочие места, то и стимулировать надо их создание. А за чиновниками остались бы контрольные функции. И если структура баланса завода не улучшается, несмотря на предоставленные льготы, его можно подвергнуть давно существующей процедуре банкротства, не изобретая ничего нового.

В основе реструктуризации лежит естественный стимул - изменение структуры спроса на рынке. Чтобы этот стимул работал эффективно, необходим нормальный инвестиционный климат - это и есть ядро промышленной политики. Видимо, легче делать "косметический ремонт" - выдвигать концепции, распродавать чужое имущество, чем решать проблему инвестиций в рабочие места. Нельзя сказать, что для создания хорошего инвестиционного климата ничего не сделано. Но сделанного мало. Ситуация ухудшается, в лидеры выходят другие регионы.

«Эксперт Северо-Запад» №3 (10)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама