Блеск и нищета "солнечного камня"

Русский бизнес
Москва, 03.04.2000
«Эксперт Северо-Запад» №6 (13)
Мировому монополисту по добыче янтаря Калининградскому янтарному комбинату не хватает средств для поддержания производства

Калининградскую область называют "янтарным краем" - в ее недрах сосредоточено более 90% мировых промышленных запасов янтаря-сукцинита. Казалось бы, единственный его добытчик и крупнейший переработчик - Калининградский янтарный комбинат должен процветать, продавая за рубеж огромное количество художественных изделий из "солнечного камня". Особенно после девальвации рубля, принесшего облегчение экспорториентированным предприятиям. Десятилетие назад комбинат ежегодно экспортировал продукции на 5 млн долларов, в прошлом году валютная выручка составила всего 750 тыс. долларов. Более выгодной оказалась торговля янтарем на отечественном рынке - 60 млн рублей, то есть более 2 млн долларов.

Добиться этих результатов удалось за счет внутренних резервов. Янтарщики начали сами, прямо в карьере, сортировать янтарь, что позволило сократить бой при транспортировке "руды". В общем, в 1999 году комбинат, добыв на 100 тонн янтаря меньше, чем в предыдущем (350 против 450 тонн), увеличил объем реализации продукции. В дело пустили и мелкофракционный янтарь, которым были полны склады. Все это позволило к началу прошлого года погасить около 20 млн рублей недоимки в бюджет и значительную часть задолженности по зарплате, тянувшуюся с 1998 года. В феврале нынешнего года работники комбината получили зарплату за декабрь 1999-го. Через три месяца планируется полностью рассчитаться с работниками комбината и, возможно, даже чуть-чуть увеличить зарплату, которая в среднем составляет сейчас 700 рублей.

И все же итог десятилетия удручает: производство упало, оборудование ветшает, новые технологии не внедряются.

Нужно много золота

Сувениры из янтаря - фигурки, панно, композиции - спору нет, хороши. Их охотно покупают. Бусы и браслеты дамы тоже носят с удовольствием. Но основную выручку, конечно, приносит "ювелирка" с использованием золота. И когда в 70-80-х годах калининградцы стали развивать ювелирное производство, предприятие просто расцвело. Ежегодно в изделия перерабатывали тогда около 2 тонн золота. Продажа золотых изделий с янтарем достигала 85% всего объема реализации, при этом "золотая" составляющая в чистой прибыли была на уровне 70%.

Золото исчезло в 1993 году, когда бывшие руководители комбината по-своему распорядились деньгами, предназначенными на пополнение золотого запаса. Шла приватизация, и топ-менеджеры решили прикупить 24% акций своего предприятия, выставленных на аукцион. Но этот пакет они контролировали недолго. Во время торгов были допущены нарушения, которые трудовой коллектив обжаловал в суде. Истцу удалось доказать, что Калининградский янтарный комбинат можно отнести к объектам, не подлежащим приватизации, поскольку он - национальное достояние. Комбинат вернулся в лоно государства, получив статус государственного унитарного предприятия (ГУП). На это ушло немало времени, деньги обесценились, и ниша на рынке ювелирных изделий была утеряна.

Заместитель генерального директора ГУП "Калининградский янтарный комбинат" Николай Петухов считает, что возобновить производство янтарных изделий с применением золота и серебра - единственный способ вывести предприятие из кризиса. С поставщиками серебра комбинат договорился, а с золотом сложнее. В 1998 году ГУП вело переговоры с Калининградским банком Сбербанка РФ о возможном использовании золота, находящегося в его собственности. Однако ведомственные инструкции банка предписывают немедленный расчет за переданный промышленникам драгоценный металл. Комбинат же в состоянии расплатиться лишь после реализации продукции, то есть через два-три месяца.

Поскольку вариант создания неформальной финансово-промышленной группы со Сбербанком отпал, янтарщики начали искать другие возможности. Тут им подвернулась некая московская компания, с которой калининградцы договаривались о ежемесячных поставках 40 кг золота, скупленного у населения. Но когда оставалось лишь хлопнуть по рукам, фирма пропала.

Сегодня калининградцы ведут с Сусуманским горно-обогатительным комбинатом переговоры о переработке давальческого сырья. Осталось лишь оформить разрешительные бумаги в Гохране и Минэкономики РФ, и янтарщики смогут наконец запустить законсервированный "золотой" цех. Хотя высочайшее согласие еще не получено, тем не менее комбинат на 2000 год сформировал программу реализации на внутреннем и внешнем рынках, в соответствии с которой предполагается произвести и продать золотой продукции на 110 млн рублей.

Алмазная приманка

В последние годы областные власти увлеклись идеей открытия в Калининграде Балтийского филиала Алмазной палаты России и центров по переработке алмазного сырья. Мечтой создать второй Амстердам их заразил потомственный ювелир, предприниматель Исаак Узенберг, сменивший Москву на Калининград, чтобы воспользоваться преимуществами особой экономической зоны в Калининградской области (по старинке ее и сейчас называют свободной экономической зоной). Специальный закон РФ разрешает беспошлинный экспорт калининградской продукции, если при ее производстве 30% добавленной стоимости получено на территории "янтарного края". Высокая себестоимость огранки алмазов и изготовления ювелирных украшений из бриллиантов, золота и янтаря позволяет легко выполнить это экспортное условие. А местоположение западного приграничного анклава России обеспечивает к тому же экономию транспортных расходов. Узенбергу удалось пролоббировать в местных, а затем и федеральных коридорах власти создание филиала Алмазной палаты в регионе, где нет добычи алмазов. До этого в России подразделений палаты было всего два - Якутское и Уральское. В Калининграде речь идет о развитии перерабатывающего комплекса, использующего давальческое сырье.

Год назад была образована холдинговая структура, в которую вошли ЗАО "Алмаз-холдинг" (управляющая компания), ЗАО "Алмазбалт", ЗАО "Алмазпром", ЗАО "Узенал" и Балтийский филиал Алмазной палаты. К ним присоединился и ГУП "Калининградский янтарный комбинат", руководство которого решило воспользоваться международными связями огранщиков. Но больше всего янтарщиков привлекли налоговые льготы, предоставленные по решению областной Думы всей группе предприятий алмазно-янтарной промышленности. Их на пять лет освободили от всех налогов в местную казну. Кстати, президент Алмазной палаты России Сергей Улин не так давно в интервью ИТАР-ТАСС назвал создание калининградского филиала "интересным экспериментом", в котором будут апробироваться "либеральные условия для совершения операций с алмазами и бриллиантами и очень благоприятная налоговая среда". Действительно, коль переработчики алмазов пригласили Калининградский янтарный комбинат в партнеры, не воспользоваться перспективой было бы по меньшей мере недальновидно.

А перспективы заманчивы. Холдинг разработал инвестиционную программу "Развитие алмазно-янтарной отрасли в Калининградской области" со сроком реализации пять лет, состоящую из шести проектов. Общий объем инвестиций должен составить около 9 млн долларов за счет собственных средств предприятий и привлеченных займов и кредитов. В течение всего срока реализации программы предполагается стопроцентное реинвестирование получаемой прибыли. Оптимизм разработчиков основан на впечатляющих параметрах рынка. Например, импорт изделий с использованием янтаря только в США оценивается приблизительно в 220 млн долларов в год, а остальная часть мирового рынка, по самым осторожным прикидкам экспертов, может дать еще 250-300 млн долларов.

Однако янтарщики, соглашаясь на партнерство, все же не были совершенно уверены в правильности своего решения. Их настораживало то, что остальные участники проекта - люди пришлые, работают с давальческим сырьем и потому к Калининградской области не привязаны. Если вдруг власти отменят или урежут предоставленные им льготы, то работать огранщикам в анклаве станет невыгодно, и они могут отсюда уйти. Комбинат же перерабатывает природные ресурсы области и будет этим заниматься вне зависимости от политической и экономической конъюнктуры. Бросить янтарь он не может.

Сомнения администрации ГУП окрепли, когда летом прошлого года губернатор области Леонид Горбенко предложил местным депутатам рассмотреть проект поправок к закону "Об охране и рациональном использовании янтаря на территории Калининградской области". Суть предложенных перемен заключается в том, что "оптовая продажа янтаря, уникальных янтарных образований, полуфабрикатов и готовых изделий, в том числе художественных, из янтаря (или с янтарем) осуществляется юридическими и физическими лицами через Балтийский филиал Алмазной палаты России, который регистрирует сделки в соответствии с законодательством РФ".

Янтарный комбинат выступил против новшества, которое лишало его права заключать сделки напрямую. Балтийский филиал становился посредником, контролирующим финансовые потоки. Кто помешает им в своих интересах придержать поступление денег на расчетный счет ГУП? А для комбината даже временная нехватка средств может привести к приостановке добычи и переработки сырья.

Легальная контрабанда

Может показаться парадоксальным, что, протестуя против нововведения, госпредприятие выступило заодно со своими конкурентами из частного сектора - теми старателями и фирмами, что занимаются пиратским экспортом янтарных изделий из Калининградской области, поскольку имеют лицензию на переработку янтаря, но не на вывоз его за рубеж. По оценке специалистов ЮНИДО, оборот черного рынка янтаря из России (у нас янтарь добывают также на Дальнем Востоке) достигает 30 млн долларов в год. Значительная доля теневого янтарного бизнеса приходится на Калининградскую область, на территории которой есть несколько никем не охраняемых месторождений янтаря. Крупнейшее из них в поселке Муромское Зеленоградского района, другое, поменьше, - в поселке Филино, на морском побережье. Там-то и работают старатели - в одиночку и группами.

Местные власти, не считаясь с российским законодательством, так и не ввели лицензирование экспорта янтаря, и четыре десятка фирм вывозят полудрагоценный камень за границу, указывая в контрактах произвольные цены. Но фактически, используя посреднические фирмы, продают изделия по ценам мирового рынка: от 60 до 250 долларов за килограмм ювелирного янтаря, в зависимости от классификации. Уполномоченный Министерства торговли РФ по Калининградской области Виктор Генералов сказал корреспонденту "Эксперта", что контрабанда осуществляется "под эгидой таможни". Его утверждение основано на анализе работы таможенных постов: янтарь в виде шариков, бус и сувениров вывозят по присвоенному таможней коду "бижутерия".

Представители янтарного комбината считают, что нужно бороться с теневиками, не выставляя дополнительных ограничений исправным налогоплательщикам, потому что существующих законодательных механизмов вполне достаточно, чтобы прекратить широкомасштабную контрабанду.

У партнеров

    Реклама