Путешествие в зону геополитики

Бизнес
Москва, 18.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №11 (40)
Ученые предлагают оригинальный способ сохранения российского присутствия на архипелаге Шпицберген

Впоследние годы влияние России на процессы, происходящие в арктическом регионе, изрядно ослабло. На серьезные программы, связанные с освоением Северов, у страны элементарно не хватает ресурсов. При этом наши зарубежные соседи убеждены: говорить о своем приоритете Россия вправе лишь в границах 200-мильной исключительной экономической зоны. На остальных же арктических просторах этот приоритет определяется только реальной деятельностью - научной, коммерческой, хозяйственной.

Борьба за terra nullis

В числе таких спорных зон оказался ныне и форпост российского присутствия в Арктике, архипелаг Шпицберген. Россыпь островов в западной части Северного Ледовитого океана с ХI века была известна новгородцам, псковитянам и архангельским поморам как Грумант. Но вплоть до первой мировой войны статус архипелага оставался неопределенным, его называли "terra nullis", "ничейная земля".

В 1920 году на международной конференции в Париже был подписан договор, признавший суверенитет Норвегии над Шпицбергеном, но в то же время закрепивший принцип равного пользования его ресурсами для всех государств - участников договора. Архипелаг объявили демилитаризованной зоной, для всех стран был установлен беспошлинный режим ввоза и вывоза. Хотя договор был подписан в отсутствие представителя нашей страны, российские "особые интересы" оговаривались отдельной статьей. Спустя пять лет СССР присоединился к Парижскому договору, а Купчая грамота закрепила за нами несколько участков, на которых отечественные геологи нашли месторождения угля, цветных и драгоценных металлов.

Кризисы последнего десятилетия вынудили Россию значительно (более, чем в 5 раз) сократить угледобычу на Шпицбергене, законсервировать один из двух рудников, а также свернуть геофизические исследования и разведочные работы на нефть и газ, которые велись на архипелаге с 1962 года. Ослаблением российских позиций не замедлили воспользоваться собратья по договору, и в первую очередь Норвегия - нас активно стараются вытеснить с архипелага. Особенно показательно это в сфере рыболовства: скандинавская соседка в одностороннем порядке вводит ограничения на вылов различных видов рыбы, меняет требования к орудиям лова и закрывает районы промысла. Понятно, что если правительство РФ в ближайшее время не примет кардинальных мер, то Россия вообще может утратить контроль над ситуацией.

По мнению специалистов, столь недружественное отношение объясняется колоссальными запасами углеводородов (по некоторым оценкам, до 50% общемировых) в "открытых" арктических зонах. Еще два года назад все более или менее доступные для разработки на нефть и газ участки размером 10Ч10 километров были арендованы крупными компаниями. По количеству арендованных территорий первенствуют норвежские SNSK (313 участков) и Polargas (50 участков).

У треста "Арктикуголь" - 34 арендных и собственных участка, но будет Россия участвовать в углеводородной лихорадке или нет, зависит от нашего присутствия на архипелаге.

В последнее время правительство РФ отчасти осознало необходимость поддерживать экономически убыточное присутствие ради геополитических перспектив: принято постановление о финансировании научных исследований на Шпицбергене, продолжении работы треста "Арктикуголь" и сохранении изрядно обветшавшего российского поселка Баренцбург. На эти цели в федеральном бюджете прописано отдельной строкой около 5 млн долларов.

Неожиданный ракурс

Не менее эффективной альтернативой хозяйственного освоения стратегической территории, чем освоение природных ресурсов Шпицбергена, считают ученые Кольского научного центра РАН, может стать... туризм. В отличие от будущих работ по добыче нефти и газа, он не требует колоссальных капитальных вложений, но его развитие позволит России сохранить и усилить свое присутствие на архипелаге.

Елена Башмакова, заведующая сектором международного сотрудничества Института экономических проблем КНЦ РАН, считает:

- Понятие "арктический туризм" воспринимается многими как нечто исключительное и иррациональное, свойственное разве что любителям приключений. Факты свидетельствуют об ином. В последнее десятилетие зарубежную Арктику ежегодно посещало примерно 1,3 миллиона туристов. Еще более впечатляет ежегодный прирост этого северного рекреационного потока: около 7%. Это самый значительный показатель в сравнении с другими отраслями мирового туризма. Если подобная тенденция сохранится, то двухмиллионный барьер будет преодолен уже в ближайшие годы. А в том, что она сохранится, у специалистов сомнений нет. На планете остается все меньше мест тишины и покоя, абсолютно чистых воды и воздуха, первозданных ландшафтов с обилием представителей уникального животного мира. Своеобразный мир Арктики, нетронутая красота ее природы - это тот магнит, который всегда притягивал и будет притягивать человека.

- А как на этом фоне смотрится Россия?

- Никак не смотрится: на субрынке предложения туристических услуг Шпицбергена российские фирмы попросту отсутствуют, хотя иностранные, особенно норвежские, весьма интенсивно эксплуатируют территориальные ресурсы архипелага. Шпицберген - точка самого продолжительного организованного туризма в Арктике, ежегодно здесь принимают более 20 тысяч туристов. Вообще же, по данным Всемирного фонда охраны дикой природы, более 90% "арктического" туристского потока приходится сегодня на страны северной Европы. В Исландии, Гренландии, Финляндии, Швеции, Норвегии быстрыми темпами развивается туризм на Аляску и на Северо-Запад Канады. Весьма вероятно, что в скором времени туризм займет в этих странах такое же положение, как на Средиземноморье или Карибском бассейне, где на его долю приходится более трети государственного валового дохода. В то же время полярные районы России остаются практически не освоенными для целей туризма. По нашей стране, в отличие от всех других арктических государств, нет даже соответствующей статистики.

- Почему же мы не можем задействовать собственный ресурс?

- Основных причин тому две: во-первых, беспрецедентный по своим масштабам исход России с Севера, начавшийся десять лет назад и выразившийся в свертывании едва ли не всех видов хозяйственной деятельности на огромном пространстве от Баренцева до Берингова морей. Во-вторых, отсутствие реального интереса к этому виду туризма у большинства отечественных туроператоров. Ведь хорошо известно, что туризм успешно развивается только там, где он обеспечен государственной поддержкой: соответствующей налоговой политикой, льготными займами, кредитами, тарифами и т. д. Излишне уточнять, что у нас в стране ничего подобного не существует.

- Настолько реально для нас, в таком случае, занять свою нишу на этом рынке?

- В целом конкурентная среда крайне неблагоприятна для россиян. Организованный туристический рынок Шпицбергена является международным, "входные барьеры" на него значительно выше, нежели на любой национальный или региональный рынок. Кроме того, предполагаемые российские производители арктических туров будут испытывать сильную конкуренцию со стороны многочисленных туристических фирм, предлагающих путешествия по южным экзотическим и культурно-историческим местам планеты. Однако парадокс сложившейся ситуации в том, что, по идее, именно мы, россияне, и могли бы диктовать свои условия любому зарубежному туроператору. Материальная база и благоустройство российских населенных пунктов на Шпицбергене (если не говорить об их косметическом состоянии), выполняющих сегодня функции гостеприимства, не только не уступают, но даже превосходят норвежские. А наш атомный ледокольный флот вообще не имеет конкурентов среди поставщиков транспортных услуг на рынке арктического туризма. Для начала необходимо создать коммерческое туробъединение, в которое вошли бы фирмы Москвы, Санкт-Петербурга, а также Мурманска и Архангельска. Основная цель такого альянса - объединение финансового капитала и снижение издержек на маркетинговую деятельность. Разумеется, одним стратегическим альянсом дело не ограничится, туробъединению придется действовать также в тесной увязке с отечественными предприятиями, участвующими в освоении Шпицбергена - трестом "Арктикуголь", Мурманским морским пароходством, унитарными предприятиями региональных органов исполнительной власти Мурманской и Архангельской областей.

Вряд ли нам пока следует рассчитывать на российскую клиентуру. Платежеспособный спрос на путешествия в Арктику существует сегодня только со стороны иностранных туристов, поскольку удовольствие это не из дешевых. Например, стоимость тура от Норвегии до Северного полюса, который обслуживается, кстати, нашими ледоколами, составляет около 70 тысяч долларов, примерно тысяча в день. Но если мы снизим эту стандартную цену до 600-700 долларов в день, то вполне сможем переманить часть зарубежных клиентов.

- А за счет чего произойдет столь весомое снижение издержек?

- Хочу сразу подчеркнуть: развитие туризма на архипелаге невозможно без государственной поддержки. Необходимы разработка и финансирование целевой федеральной программы "Развитие российского сектора туризма на архипелаге Шпицберген", льготная система налогообложения, включая таможенные льготы, специальная система долгосрочного кредитования, а также активное продвижение нового турпродукта по внешнеторговым каналам. По приблизительным оценкам, общая сумма затрат на эти мероприятия составит не менее 5 миллионов долларов. Однако судить об арктическом туризме как "голой благотворительности" было бы просто несправедливым. Да, на первых порах Россия явно не сможет обслуживать более 200 человек в год. Нам понадобится примерно полтора-два года, чтобы преодолеть входной барьер на рынок Шпицбергена, денежный эквивалент которого равняется почти 1 миллиону долларов. И только после этого станет возможным говорить о какой-либо прибыли. По нашим расчетам, на втором году деятельности показатель эффективности развития сектора отечественного туризма на Шпицбергене достигнет примерно 10,5%, что незначительно ниже среднеотраслевого показателя в мировой практике туристского бизнеса. Такой показатель, при наличии благоприятного инвестиционного и налогового климата, позволит частному бизнесу целиком рассчитаться за полученные кредиты и погасить задолженность по налоговым платежам максимум в течение 8 лет.

- На российских туристов ваша концепция вообще не рассчитана?

- Развитие экзотических видов туризма, в том числе и в районах Арктики, вполне соответствует модели потребительского поведения формирующегося у нас в стране среднего класса. Но ожидать потока отечественных туристов на Шпицберген в ближайшие пять лет было бы по меньшей мере легкомысленно. Для этого российскому среднему классу необходимо обладать среднедушевым доходом на уровне 1300-1500 долларов в месяц. Но как только этот уровень будет достигнут, эффективность отечественного сектора туризма на Шпицбергене сразу увеличится до 20-25%. Иными словами, превысит среднеотраслевой показатель даже главной государственной кормилицы, промышленности.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (40) 18 июня 2001
    В поисках Северо-Запада
    Содержание:
    Единство противоположностей

    Инвестиционный риск и потенциал регионов Северо-Запада в 1999-2000 гг.

    Экономика и финансы
    Общество
    Без рубрики
    Реклама