Благая весть

Культура
Москва, 18.06.2001
«Эксперт Северо-Запад» №11 (40)
Драматург Алексей Уставщиков. "Урок 1. Воскресение". Экспериментальная сцена театра-фестиваля "Балтийский дом". Режиссер Анатолий Праудин

Кто-то когда-то сказал, что все возможные сюжеты мировой художественной культуры собраны в четырех книгах: "Махабхарате", "Илиаде", "Одиссее" и Библии. Так что нет ничего удивительного, что в период творческой зрелости большие художники обращаются к первоисточникам напрямую. Джойс пишет "Улисса", Брук ставит "Махабхарату", Ануй пытается устами Кассандры доказать неизбежность Троянской войны, а уж из истории живописи примеров и вовсе не счесть.

Один из лучших петербургских режиссеров Анатолий Праудин, едва покинув стены нашего несчастного ТЮЗа и очертив под крышей "Балтийского дома" свою территорию, сразу заявил, что собирается начать от истоков и поставил миф о Сизифе, который - у Праудина - по доброй воле не расстается со своим камнем. Потому что только эта ноша превращает его из персонажа плутовского романа в героя трагедии. Затем Праудин поставил мистерию. На сцене Екатеринбургского ТЮЗа появился спектакль "Житие и страдание преподобной мученицы Февронии" с уникальной героиней Светланы Замараевой - Февронией, которая выбирает крест многажды тяжелее сизифова камня. По фактуре - фреска в храмах Центральной Руси, ярких по краскам и четких по символам. Красно-синие распухшие от стояния на острых камнях колени, скругленные плечи, подбородок, касающийся груди, - вот готовый психологический жест легендарного послушания Февронии. Сочная мякоть арбуза на руках и губах инокини дает исчерпывающие представления о буйстве плоти, запах паленого дерева под ревущей электропилой рождает образ нечеловеческого страдания. А целое управляется логикой мифа.

Петербургский "Урок 1. Воскресение" продолжает этот ряд. Готовя спектакль, режиссер с собственными учениками - актерами Экспериментальной сцены Александром Борисовым, Алексеем Барабашем, Владимиром Барановым, Александром Кабановым и Юрием Елагиным, драматургом Алексеем Уставщиковым и художником Геннадием Морозовым отправился в отдаленную деревню на сорок дней (срок вполне символический): "Евангелие значит "Благая весть", и мы полтора месяца пытались ответить на единственный вопрос: чему мы должны радоваться?". Начинается спектакль с ощущения невыносимого страха: четверо мужчин в нелепых позах распластаны на глухой шершаво-глиняной стене, оглушительный грохот проезжающих мимо римских колесниц. "Как будто ничего и не было. Раввины поют. Иисус висит на кресте". Внешний сюжет укладывается в одну из самых первых фраз. Внутренний сюжет: четверо апостолов на наших глазах идут путем сомнений, отчаяния и чувства вины. Им придан мальчик-"проводник" (достойный восхищения дебют ученика Зиновия Корогодского Юрия Елагина) - с виду нестеровский отрок, но отъявленный пройдоха и циник, хотя и не лишенный обаяния. Его появление превращает собрание в первый в жизни апостолов открытый урок, на котором подросток, обращенный в ученика, получает исчерпывающие доказательства существования Бога и тут же опрокидывает на обе лопатки любые доказательства со всей пагубной для веры иронией, доказательства возводятся вновь, вновь рушатся, вновь возводятся, пока не остается последний вопрос ребенка: "Почему все-таки Он - Бог?". После чего герои могут смело разбирать стену своего убежища и выйти в мир: для тех, кто осознал, что ворота рая открыты, - нет больше страха, и земная реальность потеряла над ними власть.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №11 (40) 18 июня 2001
    В поисках Северо-Запада
    Содержание:
    Единство противоположностей

    Инвестиционный риск и потенциал регионов Северо-Запада в 1999-2000 гг.

    Экономика и финансы
    Общество
    Без рубрики
    Реклама