Бизнес - не панацея

Тема недели
Москва, 16.07.2001
«Эксперт Северо-Запад» №13 (42)
Частная инициатива может заменить государство лишь в конъюнктурных сферах российского образования

Затрагивающая интересы всех слоев общества система образования в России переживает, как известно, трудные времена. Государство явно не справляется с многочисленными проблемами образования (прежде всего финансовыми), а в системе управления образовательными учреждениями процветает коррупция. Затеянная правительством реформа явно вязнет в обсуждениях, согласованиях и экспериментах. Казалось бы, доказавший свою эффективность частный бизнес мог бы заменить государство и в этой сфере. Почему бы не приватизировать всю сферу образования - от яслей до суперуниверситетов, вроде московского или петербургского? Тем более, что кое-какой опыт здесь уже есть - десять лет назад частная инициатива проникла и в среднее, и в специальное, и в высшее образование.

Однако именно этот опыт (см. статьи далее в теме номера) показывает, что частный бизнес, действительно успешно решая многие проблемы государства, порождает другие, справиться с которыми в нынешней российской ситуации очень непросто. Подчас они обусловлены особенностями менталитета, объективными экономическими проблемами страны и населения (без денег ряд проблем не решить никому - ни государству, ни бизнесу) и потому так же трудноразрешимы, как и государственные. Но все же привлечение частной инициативы в решение общенациональных задач, всегда плодотворное, имеет большой смысл и здесь.

Как показало изучение вопроса в целом, наиболее уязвимым сегментом цикла является образование высшее. Здесь проблемы, касающиеся образования вообще, наиболее остры и болезненны для всех - как для граждан, так и для государства. А для России, чья конкурентоспособность на мировых рынках обусловлена, помимо сырьевых богатств, почти исключительно интеллектуальным (культурным - в широком смысле) потенциалом, высшее образование имеет еще и стратегическое значение. И потому качественное улучшение ситуации здесь наиболее актуально.

Общество не готово

Итак, почему бы не отдать все вузы в управление частному бизнесу? При этом закрепленный в Конституции принцип бесплатности образования может быть соблюден - к примеру, государство могло бы полностью оплачивать подготовку определенного числа студентов в частных вузах. Качество управления (в том числе и государственными деньгами) при этом несомненно повысится, как и качество образования по отдельным специальностям. Соблазнительно. Но сама национальная система образования при этом ухудшится, если не развалится вовсе. В этом совершенно уверен, например, первый проректор частного петербургского Института иностранных языков Михаил Алексеев - слишком сложна в принципе эта система и такого потрясения, как тотальная приватизация, она при нынешнем состоянии России просто не выдержит.

По большому счету причина одна - общество не готово заменить государство. Прежде всего, оно не в состоянии обеспечить финансирование фундаментального образования, не приносящего быстрой финансовой отдачи, но составляющего основу любого образования. Так, подготовка ученых в фундаментальных отраслях наук (особенно гуманитарных), как и универсальное образование, не окупается в обозримой перспективе, но стоит гораздо дороже, чем прикладное (которое окупается как раз быстро). Финансировать фундаментальное образование могли бы разного рода фонды, крупные корпорации. Но российское общество для этого пока недостаточно богато.

Более того, как считают эксперты, простого контроля государства над образованием недостаточно - государственные вузы нужно сохранять именно как "хранилище" далеко не худшей российской образовательной традиции, являющейся фундаментом "образования нации". Именно это обстоятельство объясняет консерватизм европейской системы образования, в большинстве своем государственной, равно как и мучения американцев, долгие годы недооценивавших значение такой традиции. Специалисты всерьез опасаются, что в случае приватизации вузов традиция российского образования может быть нарушена.

Потребность в государственном присутствии высока еще и потому, что нынешняя потребность российского рынка в фундаментальном образовании, в широко образованных людях очень низка. Содержать фундаментальную науку, например, может сейчас только государство, да и то на нищенских зарплатах. Бизнесу же нужна не культура нации, а собственная прибыль, и если общество не готово обеспечивать прибыль в какой-то сфере, то бизнес заниматься этим не будет.

Традиция и коммерция

Справедливость этих умозаключений подтверждается нынешней российской практикой. Частные вузы в Петербурге готовят специалистов лишь в очень ограниченных сферах. 90% из них - экономические и гуманитарные (главным образом, юридические). Даже медицинских - единицы, а инженерных нет вообще. Объяснение простое - необходимы большие вложения в оборудование, которые быстро окупить невозможно.

Создатели частных вузов, естественно, хотели заработать деньги. Среди них были, конечно, те, кто стремился улучшить существующее качество образования и этим привлечь студентов - и в таких вузах традиция сохранялась. Но большинству это было не под силу, к тому же и рынок в нынешней России требует в основном либо формального наличия диплома ("лишь бы был"), либо узких специалистов в очень ограниченных сферах деятельности. Традиция для этого не очень-то нужна, и чтобы сэкономить на расходах, большинство коммерческих вузов значительно упростило классическое образование, даже при использовании университетских профессоров. Хорошие частные вузы получаются только тогда, когда традиция правильно сочетается с инновацией. Угадать верную пропорцию очень трудно, затраты здесь очень большие, и потому хороших частных вузов единицы. Но зато они дают образование, зачастую лучшее, чем государственные. Дипломы лучших частных вузов, обладающих к тому же высокой финансовой стабильностью (как цен, так и самого вуза - это важнейший фактор привлекательности), высоко котируются среди работодателей.

Эксперты уверены, что высококачественное образование невозможно обеспечить за малые деньги (менее 15 тыс. рублей в семестр), и потому настоящий бизнес на таком образовании сейчас в России не сделать. Все лучшие частные вузы прибыли учредителям практически не приносят. В такой ситуации ясно, что частный бизнес не скоро еще хлынет в качественное образование вообще (не говоря уже о фундаментальном) и заменить государство в ближайшее время не сможет.

Трудности частной инициативы в сфере образования усугубляются еще и недобросовестной конкуренцией со стороны государственных вузов. Многочисленные льготы и преференции (от бюджетного финансирования до бесплатных основных фондов и мощной лоббистской силы во властных структурах) государственных вузов на практике недоступны огромному большинству частных даже тогда, когда какие-то льготы им положены по закону. Например, даже такому известному в городе вузу, каким является Иняз, не удалось воспользоваться законной льготой по аренде помещений - вместо положенных 10% ставки институт платит городу все 100%. В то же время государственные вузы пользуются своими льготами даже при осуществлении коммерческой деятельности (например, зачастую не платят аренду по коммерческим ставкам при использовании помещений для работы платных отделений). Более того, государственные вузы сейчас активно лоббируют введение для частных высокой нормы штатных преподавателей, то есть хотят установить ограничение на использование преподавателей, совмещающих работу в государственных вузах. Хотя сами эти госвузы на своих платных отделениях используют почти исключительно тот же персонал, что работает у них в государственном секторе.

Полигон для реформ

Михаил Алексеев убежден, что одновременное существование государственных и негосударственных вузов должно сохраняться, ибо оно полезно и тем и другим. первые обеспечивают конкурентов традицией, а вторые вузы являются своеобразными испытательными полигонами для нововведений в национальной системе образования, в частности, для той реформы, которую затеяло сейчас правительство. Так, многие новые специальности (PR, юрист со знанием языка, экономисты разного профиля и др.) появились в госреестре (и соответственно их стали готовить госвузы) именно после успешного опыта в негосударственных вузах. Эта тенденция к модернизации появилась у чиновников пару лет назад, и сейчас она цветет особенно на платных отделениях госвузов.

Негосударственные вузы могут удовлетворить также одну, чрезвычайно важную, потребность общества - в многоступенчатом высшем образовании. Опыт существования "плохих" частных вузов показал, что российскому обществу нужно высшее образование нескольких уровней. Эта, вполне тривиальная для западного человека, мысль (на Западе давно уже выпускают бакалавров, магистров, докторов) еще не воспринята российским государством, которое до сих пор требует от всех своих вузов высококачественного образования. На практике это, конечно, не так, но формальные требования ко всем одинаковые. Это отсекает от высшего образования миллионы людей, не способных выдержать сложные экзамены (в том числе и при поступлении) и порождает проблему "ненужных" курсов и даже дисциплин.

Разделение обязанностей

Судя по всему, проблемы высшего образования можно решить путем частичной его приватизации. Поскольку на все образование у государства, очевидно, нет денег (и не предвидится), то разумно разделить обязанности. Государство должно сконцентрироваться исключительно на стратегических интересах нации - обеспечить необходимое финансирование бесплатного фундаментального и универсального образования (и некоторых специфических видов, необходимых самому государству - подготовку кадров МВД, разведки, аппарата госуправления и т. п.).

Все остальное образование, которое довольно быстро может себя оправдать, разумно отдать на откуп бизнесу (в том числе и путем приватизации соответствующих государственных вузов). Обеспечить общедоступность образования в частных вузах можно с помощью запланированной в реформе системы ГИФО (государственное именное финансовое обязательство, предоставляемое каждому студенту в качестве платы за его обучение - вместо прямого бюджетного финансирования вуза). Бизнес лучше чиновников сумеет управлять вузами, а качество образования можно легко контролировать нормативами, как это сейчас и делается в частных вузах, выдающих государственные дипломы.

Понятно, что нельзя полностью заменить прямое бюджетное финансирование на ГИФО в системе фундаментального и универсального образования. Интерес общества к такому образованию скоро неизбежно придет в соответствие с низкой его "рентабельностью", люди перестанут поступать в "сложные" вузы (эта тенденция уже наметилась) и они в отсутствие бюджета просто захиреют. Такое образование должно оставаться пока дотационным (или содержать значительную долю бюджетных дотаций).

Проблему элитного образования (высшего уровня, но не фундаментального и не универсального) лучше решать паллиативом, то есть помимо частных вузов должны сохраниться и платные отделения в "фундаментальных" госвузах и ведущих университетах страны. Госвузы будут "брать" своей годами наработанной репутацией (сейчас это главное их достоинство на рынке), а негосударственные - преимуществами частной инициативы (большая, чем у государства, гибкость, быстрота внедрения мирового опыта, возможность найти средства для современного оборудования). Исходя из опыта лучших частных вузов, они скорее всего будут давать более качественное элитное образование - если государство ликвидирует противоречащую закону недобросовестную конкуренцию со стороны платных отделений госвузов. Это подтверждается еще и опытом подготовки специалистов для промышленности.

Трудноразрешимой будет только одна проблема - общедоступность объективно дорогого элитного образования. В богатых США она решается очень развитой системой грантов, стипендий от частных фондов и т. д. Но тоже не для всех, а лишь для наиболее способных (хотя и не только гениев). У нас в силу всеобщей бедности (граждан, государства, бизнеса) такой способ возможен лишь в отдаленной перспективе. Система ГИФО тут вряд ли поможет - если исходить из нынешних оценок Минобразования, она даст студенту максимум 12 тыс. руб. в год, а этого не хватит даже на один семестр (в практически бесприбыльном Инязе вечернее обучение стоит 12 тыс. руб., а дневное - 15 тыс. руб. в семестр). Дать в несколько раз больше государство вряд ли сможет, так что элитное образование еще долго останется в России доступным лишь для состоятельных (хотя очень умные нередко и сейчас поступают даже в престижные госвузы без взяток).

Но все же идти по пути официальной коммерциализации образования совершенно необходимо. Иначе нас постигнет кризис образования хуже европейского, где символическая плата во многих странах породила массовое снижение качества подготовки. К тому же неофициальная коммерциализация (взятки и рост платных отделений) нарастает, бороться с ней государство явно не в силах (ясно, что не помогут ни тестовые экзамены, ни система ГИФО - взятки лишь поменяют адресата), а прятать голову в песок недальновидно.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №13 (42) 16 июля 2001
    Реформа образования
    Содержание:
    Школьный дефолт

    Цена "бесплатного" образования

    Спецвыпуск
    Реклама