В кольце

Москва, 04.02.2002
«Эксперт Северо-Запад» №5 (66)

Начну с воспоминаний - во многом приятных. Лет пятнадцать назад я, как и многие соотечественники, впервые выехал в "капстрану" - в моем случае это была Франция (причем странная Франция - декабрьская, нигде так не мерз, как во Франции). Ну, Париж, Версаль, рю Сен-Дени, бульвары, круассаны, сексшоп, лягушки, Лувр, русский магазин, русское кладбище, Tati, подарки родне... все как положено. Особая, непостижимая тогда для меня, европейская бедность. И полное крушение мечты, настоянной на романах XIX века: все чужие, все чужое. Но свято место пусто не бывает, и мечту ушедшую замещает другая, не менее навязчивая: а вот бы так все устроилось, чтобы и у нас все стало хорошо - типа, все можно купить, но только у нас, дома.

Словом, как и многие соотечественники (хотя, конечно же, не все), я вернулся в холодный и голодный Ленинград патриотом не существовавшей еще тогда демократической России. Теперь самое время от воспоминаний перейти к покаянию. Не одного и не двух, а нескольких людей отговорил я, ослепленный моей новой мечтой, от эмиграции из СССР и, впоследствии, из России. Куда ехать? - спрашивал я. - Зачем? Тут интересно, тут все налаживается, все растет, тут мы найдем себе применение. И уговоры мои, можете себе представить, на некоторых подействовали. Теперь мыкаемся вместе.

В каком смысле мыкаемся? Многие из нас зарабатывают на хлеб и исправно кормят семьи. Думаю, что у многих потенциальных эмигрантов "в материальном смысле", как говорится, все состоялось, по сравнению с тем, что они имели бы на Западе (может быть, в денежном выражении получается меньше, но по бытовой совокупности выходит так на так). Но вот в другом смысле... как бы этот смысл обозвать... системном, что ли, все не слава богу. Наглядный тому пример - история с Кольцевой автодорогой вокруг Питера.

Казалось бы - крупнейший проект, миллиард долларов. Важнейший проект - днем по Петербургу не проехать. Популярный проект - ни у кого нет сомнения, что его надо осуществлять, и чем скорее, тем лучше. Политически актуальный проект - тут все подверстывается, и трехсотлетие города, и губернаторские выборы, и кадровые успехи петербуржцев в Москве. Но нет - строительство начинается без общего проекта (в наличии только проекты частей дороги), без общей экологической экспертизы (то есть она есть, но опять-таки на части, а не на целое), без нормального тендера (который сейчас придется повторять - говорят, формально; тогда зачем повторять?), без денег ("федералы" жмутся, дают меньше, чем обещали, потому что боятся, что "регионалы" разворуют), без необходимого пиара в конце концов. Геологическое исследование почв, проведенное до начала строительства, давало одни результаты, а детальное исследование дает другие - почвы внезапно начинают проседать там, где этого никто не ожидал, стоимость работ на отдельных участках возрастает в разы (строители говорят, мол, все не учтешь; но не в разы же?).

В утешение петербургским патриотам (особенно тем, что любой упрек в адрес местных властей дешифруют как манипуляцию "волосатой руки Москвы" - ей-ей, своими ушами слышал такое) скажу, что в Москве-то все еще покруче нашего будет. Приведу цитату из статьи остроумного московского журналиста Григория Ревзина, давно и бдительно наблюдающего за градостроительной активностью московской мэрии. Цитата звучит иронически: "Довольно распространенной практикой при строительстве является сначала подготовка проектного решения, дающего ответы на вопрос, что будет строиться и зачем. Но тут (речь идет о строительстве Сити в Москве. - Ф.Г.), видимо, от этой практики решили отказаться. На первый взгляд это удивляет, но более внимательное исследование ситуации показывает, что... это так принято. ... Ни один московский объект не имел законченного проекта до того, как его закончили. Надо сказать, что сейчас это довольно редкая, малораспространенная в мире система строительства. Но она была широко распространена в Средние века. Там тоже сначала построили собор Санта-Мария дель Фьоре, а потом 150 лет думали, как же это перекрыть. Или вот Василий Блаженный - там вроде как начали строить "семь столпов вокруг восьмого" а в процессе строительства им "разум даровался в размерении основания" и они сделали "восемь столпов вокруг девятого"".

Ирония спасает от отчаяния - мы хорошо это помним по прошлой исторической эпохе. Но все же: как это все называется? Называется это хаос. Причем исходит он прежде всего от государственных структур - самого разного уровня. Это тем более грустно, что сейчас много говорят об усилении регулирующей роли государства в управлении различными - в первую очередь, экономическими - процессами. К чему приведет усиление "регулирующего" влияния такого государства на нашу жизнь? Вопрос риторический.

Зачем, зачем я их отговаривал? Жили бы себе поживали в маленькой, скучной, бедной Европе...

У партнеров

    Реклама