Меж двух столиц

Культура
Москва, 16.12.2002
«Эксперт Северо-Запад» №47 (108)
"Золотая маска" впервые покидает Москву

Крупнейший российский театральный форум - национальный фестиваль и премия "Золотая маска" - пройдет девятый раз. Впервые "Маска" покинет Москву и представит все лучшие спектакли прошлого сезона - музыкальные и драматические - в Петербурге, в традиционные для этого фестиваля сроки: с 27 марта по 14 апреля. Москва тоже увидит спектакли-номинанты, но уже следом за Питером. Поэтому список соискателей премии был объявлен на днях одновременно в двух столицах. О беспрецедентном проекте и его участниках рассказывает генеральный директор "Золотой маски" Эдуард Бояков, известный Петербургу еще и как продюсер двух проектов Мариинского театра - "Сказания о невидимом граде Китеже" в постановке молодого экспериментатора Дмитрия Чернякова и экстравагантного, даже хулиганского "Царя Демьяна" в постановке лидера театра "Фарсы" Виктора Крамера. Недавно до Петербурга дошли слухи о новом проекте Боякова - опере о клонировании на сцене Большого театра (либретто Владимира Сорокина, музыка Леонида Десятникова).

- Вы не похожи на человека, который совершает необдуманные поступки. Что такое проект "Золотая маска" в Петербурге, с точки зрения опытного продюсера?

- Начну с того, что идея проведения "Маски" в Петербурге никак не связана с конъюнктурой, потому что родился этот проект давно, еще до начала миграции чиновников из Петербурга в Москву и людей культуры из Москвы в Петербург. Это во-первых, и это важно. Для меня Петербург - город, где работают Валерий Гергиев, Лев Додин, Борис Эйфман, это, безусловно, европейская культурная столица. Но, часто бывая в Питере, я вижу и его проблемы. В первую очередь это проблема самосознания: колоссальная зацикленность на идее собственной непохожести. Открытость "Маски", как фестивального проекта общероссийского масштаба, должна помочь Петербургу преодолеть эту замкнутость. Кроме того, показав действительно лучшие новые театральные произведения страны, "Маска" обеспечит городу столичную афишу, которой не только Петербург, но и Москва в последнее время далеко не всегда может похвастать.

Что касается деловой стороны проекта, мне сложно придумать какие-то очевидные выгоды для нас. Проводить фестиваль в двух городах, естественно, сложнее, чем в одном. Не говоря уж о том, что в Москве у нас была полностью отлажена та в хорошем смысле механическая составляющая, которая лежит в основе любого культурного проекта - отношения с театрами, которые предоставляли площадки, точки размещения рекламных носителей, контакты с людьми, которые за этими рекламными носителями стояли. Это как джазовый стандарт - если он есть, можно импровизировать. Вот этим мы в Москве и занимались. Теперь развитый проект переносим на новую почву, лишая его всех тех преимуществ, которыми он пользовался на насиженном месте. При этом мы не можем понизить планку известного всему миру фестиваля "Золотая маска". Истины ради нужно сказать, что Петербург сознательно отнесся к этой идее, так что в финансовом смысле мы обойдемся без жертв: схема, отлаженная в Москве (30% фестивального бюджета обеспечивают федералы, 30% - спонсоры и 30% - город), будет работать и в Петербурге. Мы, в свою очередь, тоже понимаем, что должны стать достойной увертюрой к тем юбилейным торжествам, что развернутся в Петербурге в конце мая, то есть проявиться и на этом, церемониально-праздничном уровне.

Если дальше проводить какую-то экспертизу петербургского проекта, то стоит сказать о зарубежных продюсерах, которые приглашаются на каждую "Золотую маску" в рамках программы Russian Case. Насколько я знаю по своему опыту, при всех прочих равных составляющих для иностранных организаторов проектов предпочтительнее оказываются фестивали, которые проходят в новом городе. Конечно, едут в первую очередь ради спектаклей, но гости, приезжающие, скажем, на театральный форум в румынский город Сибиу, стремятся побывать в замке Дракулы. Уже сейчас интерес к проекту Russian Case таков, что нашему международному отделу приходится решать проблему ограничения.

- Иностранные продюсеры в Петербурге будут?

- Около ста человек. Примерно столько же определяют фестивальную жизнь театральной Европы. Это организаторы гастролей, руководители фестивальных проектов и специалисты по русскому театру на Западе - люди, которые своим авторитетом представили российский театр в Европе.

- Список номинантов утвержден и оглашен. Прокомментируйте его.

- Результаты работы экспертов показали, что выводы о смерти российского театра слишком преувеличены и что прошедший сезон - один из самых удачных за время существования "Маски". Начнем с балета. В афишу "Золотой маски" этого года войдут четыре крупнейших явления.

Постановка Ролана Пети - балет "Пиковая дама" в Большом театре, событие, которое выходит за рамки театрального сезона. Это первая работа звезды мировой хореографии в одном из главных музыкальных театров страны - до этого планка западной балетной хореографии в Большом театре не поднималась выше фамилии Баланчин. Пети работал очень долго, серьезно, блестяще представил в своем балете Илзе Лиепа и Николая Цискаридзе.

Следующее название - "Золушка" Мариинского театра в постановке Алексея Ратманского: первый крупноформатный балет главной надежды российской хореографии. Художники спектакля Илья Уткин и Евгений Монахов - люди, которые во времена, когда нельзя было заниматься архитектурой, создали целое направление в мировом искусстве, это та самая бумажная архитектура, которая обошла все крупнейшие выставки мира. Кроме того, здесь есть прекрасная работа Дианы Вишневой, на которой можно специально не останавливаться, поскольку это как раз то самое дежурное суперкачество, которое характеризует безусловное мастерство.

Третье явление - это постановка того же Ратманского в "Постмодерн-театре" с Ниной Ананиашвили - примой Большого театра, которая в этом театре явно не реализует всех своих возможностей. Для меня этот спектакль значителен тем, что впервые независимый, негосударственный проектный театр начинает полноценно конкурировать с огромными академическими монстрами. И наконец есть восстановление якобсоновских балетов "Роден" и "Свадебный кортеж" петербургским коллективом под названием Театр балета хореографических миниатюр. Причем это восстановление своевременное, поскольку жива еще "мышечная память". Существует еще одна статусная постановка - "Блудный сын" Баланчина - театр, в данном случае Мариинский, продолжает осваивать классическое наследие.

Что касается современного танца, то он представлен намного меньшей афишей, чем в прошлые годы. Происходит некая кристаллизация лидеров процесса. За исключением коллектива Татьяны Багановой, у которой нет премьеры в этом году, четыре остальных театра, представляющих мейнстрим российского contemporary dance - Театр Евгения Панфилова, московский Театр "П.О.В.С.Танцы", "Киплинги" из Екатеринбурга и Театр современного танца из Челябинска, приедут в Петербург на "Золотую маску".

В опере тоже все очень мощно. Появилась возможность представить еще одного, кроме бессменного Валерия Гергиева, дирижера Мариинского театра Джанандреа Нозеду: "Так поступают все" Моцарта - замечательная работа с европейской режиссурой и потрясающими молодыми голосами. Что касается Москвы, она в этой номинации представлена более чем достойно. У Михаила Бертмана в "Геликон-опера" появился спектакль "Лулу" Альбана Берга - первое обращение российского театра к величайшей опере XX века и первый ее перевод на русский язык.

Вторая московская постановка - "Мадам Баттерфляй" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко с Ольгой Гуряковой, которую в Петербурге знают и любят: она много работает с Гергиевым на разных площадках мира. Есть уникальный проект оперной антрепризы из Екатеринбурга, которая поставила оперу "Поворот винта" Бенджамена Бриттена. Может быть, открываю секреты, но именно этот антрепризный (!) спектакль получил самые высокие оценки экспертов. Еще в списке два спектакля питерских режиссеров - Алексей Степанюк поставил "Кармен" в Новосибирске, а Юрий Александров, многократный лауреат "Золотой маски", - "Мадам Баттерфляй" в Ростове.

Оперетту представят два главных российских мюзикла прошлого сезона: "Notre Dame" и "Норд-Ост". Первый мы в Петербург не привезем, ибо его объективно невозможно сдвинуть с места, а "Норд-Ост" все же покажем в концертном исполнении.

И наконец о драме. В этом году много московских спектаклей: "Безумная из Шайо" Петра Фоменко по пьесе Жироду, "Дама с собачкой" Камы Гинкаса, "Академия смеха" Романа Козака с двумя суперработами Николая Фоменко и Андрея Панина, "Откровенные полароидные снимки" самого многообещающего молодого режиссера Кирилла Серебренникова. Список спектаклей-номинантов включает постановку "Облом OFF". Пьесу эту наш современник Михаил Угаров писал по заказу Олега Ефремова незадолго до смерти режиссера. В результате Угаров поставил свою пьесу сам - это распространенная на Западе практика, хотя и непривычная для России. Я же считаю, что это один из главных драматургических текстов последнего театрального десятилетия. И спектакль уже взял множество призов и имеет ошеломляющий гастрольный список. Еще я не назвал "Короля Убю" в постановке Александра Морфова с Александром Калягиным в заглавной роли и сатириконовского "Синьора Тодеро - хозяина" Роберта Стуруа с Константином Райкиным.

От Петербурга номинантами стали "Московский хор" Льва Додина и Игоря Коняева в МДТ - Театре Европы, "Эдип-царь" Андрея Прикотенко в Театре на Литейном, "Старший сын" Юрия Бутусова в Театре имени Ленсовета и "Дневник провинциала в Петербурге" - моноспектакль Алексея Девотченко по прозе Салтыкова-Щедрина.

- Кроме "Золотой маски" вы продюсируете проекты, которые отличаются подчас шокирующей новизной формы. Авангард - ваше пристрастие?

- Я бы не назвал это пристрастием. Я воспринимаю искусство как постоянный диалог традиции и новации. За годы коммунистического режима российское искусство накренилось в сторону традиции, канона. И этот перекос мешает ему дальше гармонично развиваться. Если, например, у человека одно полушарие развито до гениальности, а второе недоразвито, мы ведь имеем дело с дебилом. И что нам до того, что он может запомнить подряд четырнадцать степеней, если ложку мимо рта проносит? Стоит развивать в себе те качества, которых не хватает. Если ты слишком эмоционален, не стоит пить успокоительное: внешне, может быть, будешь более нормален, но седативный эффект парализует все твои креативные функции. Поэтому лучше научиться концентрироваться и перераспределять избыточную энергию. В искусстве действуют те же законы. В этом смысле "Царь Демьян" для меня так же важен, как опера на либретто Владимира Сорокина и музыку Леонида Десятникова, репетиции которой сейчас идут в Большом театре. У меня еще есть и фестиваль "Новая российская драма" - там определена и международная часть. Уверен, что без современной пьесы театр существовать не сможет: как частный случай - да, но как система - сразу протухнет. Кстати, "Маска" - проект очень современный, новаторский, постперестроечный. Он возник именно тогда, когда понадобилось собирать распавшийся на "уделы" российский театр.

- Что за историю для оперы придумал один из самых скандальных российских авторов Владимир Сорокин?

- Сильную. Сюжет оперы - клонирование, открытое еврейским профессором, который живет в гитлеровской Германии, а потом бежит из нее в Советский Союз, где получает возможность проводить опыты в одном из лагерей. Так как профессор был страшным меломаном, он решил клонировать композиторов - Вагнера, Верди, Моцарта, Чайковского и Моцарта: пять гениев, пять типов - человеческих и композиторских. Прошло время, случилась перестройка. Эти исследования оказались никому не нужны. Профессор умер, а клоны остались. Они стали композиторами - правда, не гениями, - оказались в современной Москве. Больше я ничего не имею права рассказывать. Но хочу добавить, что для меня это проект совершенно питерский, потому что Десятников - это абсолютно знаковая для Петербурга фигура, а когда разговор идет об опере, главная фигура - композитор. Есть у меня и еще один проект, симметричный этому. Если для московской постановки музыку создает петербуржец, то Валерий Гергиев, наоборот, заказал для своего театра музыку московскому композитору Мартынову на сюжет дантовой "Vita Nova". Премьера уже скоро, и это, согласитесь, тоже совершенно петербургский театральный сюжет.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №47 (108) 16 декабря 2002
    Классовый подход
    Содержание:
    Реклама