Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Саамские будни

2003

Для сохранения культуры и языка саамам необходимо дать возможность вести традиционный для них образ жизни

Их называют саамы (когда-то — самь), что на балтийских языках значит "низ". Или, иначе, лопари - от финского lappi ("окраина", "сторона", "место"). Самоназвание этого древнего европеоидного населения Севера утрачено. Как едва не была утрачена российскими саамами та последняя искра национального самосознания, которая позволяет народу сохранить себя в любых условиях.

Их все меньше

Саамов в России мало: по разным данным, их численность колеблется от 1800 до 2000 человек. Все отечественные саамы проживают на Кольском полуострове, причем более половины - в селе Ловозеро, которое иногда называют саамской столицей. Называют условно. В Ловозере, как и в других саамских поселках Мурманской области, коренное население не является основным. С начала XIX века местные лопари соседствуют с русскими поселенцами и пришлыми коми-ижимцами и ненцами, которых в общей сложности в селе намного больше, чем представителей коренного народа.

Примечательно, что нигде, кроме России, переписи саамского населения не проводились. Поэтому оценки численности лопарей, проживающих на северных территориях Швеции, Норвегии, Финляндии, колеблются от 35 тыс. до 70 тыс. человек. Секрет тут прост: в разных странах в разное время применялись разные критерии определения принадлежности к этому народу. В России достаточно сослаться на самосознание (к слову, этой весной русский житель Мурманской области заявил, что ощущает себя саамом, и добился официального зачисления в "оленеводы"). В других странах применяются более жесткие критерии - от языковой принадлежности до наследственного права на занятие оленеводством, что существенно уменьшает количество официально признанных лопарей в Швеции. Но подсчеты подсчетами, а многовековое влияние доминирующих культур (скандинавской, финской, российской) всюду приводит к неизбежному сокращению численности людей этой национальности. Не является исключением и север России.

Их кормил олень

Ловозеро внешне ничем не отличается от других городков и поселков Мурманской области. В центре - ряды унылых "хрущевок", по окраинам - северные некрашеные избы, вплотную к селу подступают лесистые сопки. На первый взгляд, ничто не напоминает ни о неофициальном статусе "саамской столицы", ни об особой оленеводческой специализации Ловозера. К сожалению, первое впечатление оказывается верным: язык, культура, ремесла, традиционные промыслы кольских саамов едва не ушли безвозвратно в прошлое.

Когда-то саама кормил олень. Но добравшийся в начале ХХ века до кольского Заполярья прогресс вытеснил лопарские "сыйты" (родовые и соседские общины) с насиженных мест. Постепенно саамы почти забыли частное оленеводство, а теперь утрачивают интерес к оленеводству вообще. По последним подсчетам, на Кольском полуострове оленье стадо 57 тыс. голов и поголовье продолжает снижаться. Частных оленей у саамов, коми и ненцев на порядок меньше, чем общественных, - всего около 6 тыс. голов. Последние принадлежат кооперативам "Тундра" и "Оленевод". Пасутся частные и общественные вместе. Примечательно, что собственно саамов среди оленеводов не более трети - всего 45 человек, что составляет неполных 3% от числа кольских лопарей.

Главный подарок

Причины охлаждения детей к промыслу отцов и дедов лежат на поверхности. "Олений народ" отучали от тундры десятилетиями. Разрабатывали недра полуострова, отбирали пастбищные земли, строили ГЭС и вымарывали с карты целые селения. Заместитель руководителя комитета по делам коренных малочисленных народов правительства Мурманской области Анна Прахова, седьмой ребенок в семье оленеводов-саамов, вспоминает о своем советском детстве так: "Жили и учились дети в Ловозере, в интернате. И даже летом не имели возможности кочевать с родителями. Нас непременно отправляли в пионерский лагерь. Я возвращалась оттуда обычно в свой день рождения, как раз важенки телились, и мне дарили олененка. Однажды, классе в пятом, говорю родителям: "Что вы мне все оленей дарите? Куклу бы подарили". Уже не понимала, что для оленевода это самый главный подарок".

Последовательное искоренение родоплеменных отношений и частного оленеводства в годы советской власти привели к коренным изменениям менталитета. В начале 90-х, получив от государства некоторые права и льготы, национально-культурные объединения и товарищества (по сути - общины) попробовали свои силы в ведении частного хозяйства. Но не пошло. Личные стада оказались слишком малы для естественного воспроизводства поголовья, у общин не было ни техники, ни средств на ее приобретение. В прошлом году, после вступления в силу федерального закона о правах коренных малочисленных народов, у саамов вновь проснулось желание объединить частные хозяйства в родовые или соседские общины. Однако пока ни одну попытку нельзя считать до конца успешной.

Тернистая экономика

Помимо социально-психологических обстоятельств, непопулярность главной саамской профессии объясняется экономическими причинами. Будни оленеводов нелегки: много месяцев в году проводят они вдали от семей, кочуя вместе с оленями, которые пасутся без загонов, свободно, так же, как и столетия назад. Живут пастухи "на базе", то есть в деревянном доме с печным отоплением и "удобствами" на улице. Случается, откочевывают вслед за стадом на снегоходах или упряжках на много десятков километров в глубь тундры. Помимо физических трудностей пастухов подстерегают в бескрайней тундре разные напасти. Например, браконьеры, в первую очередь военные, выезжающие на охоту с автоматами Калашникова. Ежегодно стада кооператива "Тундра" теряют от браконьерства 6-9 тыс. оленей, и пастухи с ружьями не могут противостоять этому бедствию. За свою нелегкую работу оленеводы получают по 3-4 тыс. руб. в месяц, да и то с большим опозданием. Деньги за собственную оленину, сданную на забойные пункты, тоже ждут по полгода.

Незавидное материальное положение кольских оленеводов объясняется рыночной ситуацией. Цена оленины на внутреннем рынке фактически близка к себестоимости (1,8 и 1,2 доллара за килограмм соответственно), государственные дотации на ее производство минимальны (1,3 руб. за килограмм). При этом кольские оленеводы находятся в положении намного лучшем, чем их сибирские коллеги. Именно в Ловозере расположено единственное в России предприятие (шведская фирма Nor Frus Polaric), имеющее сертификат на поставку оленины в страны Европы, что дает возможность саамам поставлять продукцию на мировой рынок. Но, являясь фактическим монополистом, Nor Frus Polaric занижает закупочную цену на нее по сравнению с финской или норвежской в полтора-два раза. Руководители оленеводческих кооперативов, стараясь удержать падающую из-за возросших производственных затрат рентабельность, экономят в первую очередь на заработной плате. Итог закономерен: по словам Владимира Иваницкого, директора специализированного ловозерского профтехучилища, работать в тундру идет не более пятой части выпускников, то есть шесть-восемь человек в год.

Трава забвения

Теперь - о самой большой трагедии российских саамов. Вместе с утратой исконных промыслов - оленеводства, рыболовства, охоты - в прошлое уходят и самобытная саамская культура, и саамский язык.

Память о средневековой саамской культуре заботливо собрана в музее - он в Ловозере великолепен. Здесь можно увидеть, как выглядели пырт - зимняя изба оленевода или вежа - летняя времянка у рыбных рек. А вот куваксы - переносные чумы из древесной коры, говорят, еще умеет ставить кое-кто из нынешних оленеводов. Но таких все меньше.

Наряду с предметами родоплеменного уклада и саамский язык в конце прошлого столетия оказался на грани превращения в "музейный экспонат". Саамский, как и карельский и вепсский языки, относится к финно-угорской группе, но выделяется в особую подгруппу. Ситуация с его сохранением осложняется тем, что только у российских саамов существует четыре сильно разнящихся диалекта (кильдинский, нотозерский, бибенский, еканьгский) и 16 говоров (на некоторых говорят не более двух десятков человек). Язык не изучали специалисты (да и по сей день им не занимается ни один российский языковой институт), ему не обучали в школах. Говорить по-саамски в городах и селах считалось почти неприличным. В домах он тоже звучит все реже - чисто саамские семьи единичны (до 80% саамов России в возрасте до 50 лет родились в смешанных браках).

Правда, сегодня саамский язык - обязательный предмет изучения в ловозерских школах и училищах. В качестве основы будущего литературного языка кольских саамов был выбран кильдинский диалект, первый букварь которого на основе кириллицы был разработан мурманским филологом Александрой Антоновой еще в начале 80-х годов. В 90-х небольшим тиражом был издан комплект учебников для младшей школы, разработанный мурманской областной авторской группой под управлением Риммы Куруч.

Тем не менее найти молодых людей, свободно говорящих на кильдинском саамском, в Ловозере не так-то просто. "Мы недавно провели анкетирование среди родителей учеников ловозерских школ, - рассказывает Анна Прахова. - Результаты удивили и огорчили меня. Родители пишут, что лучше бы за счет преподавания саамского увеличили количество уроков русского языка, который необходим для поступления в вузы".

Наука вспоминать

Утраченная память восстанавливается трудно, и это утверждение относится не только к России. В той же Норвегии изучение саамского языка в начальной школе было узаконено лишь в 1965 году, а до этого правительством страны проводилась последовательная политика "онорвеживания" саамов, чье существование как народа фактически игнорировалось. В последние десятилетия положение норвежских, финских и шведских саамов коренным образом изменилось: с 1972 по 1993 год в этих странах были созданы Саамские парламенты. Являясь, по сути, совещательными органами, они тем не менее уже оказывают существенное влияние на жизнь народа. Официальное признание "новой" национальности в странах Северной Европы было подкреплено экономически: оленеводы и рыбаки получили комплекс полновесных льгот и преференций, а в сохранение культуры и языка ежегодно вкладываются немалые государственные и общественные средства.

В начале 90-х саамская национальная идея наконец зазвучала во весь голос и на Севере России. В последние годы были приняты федеральные законы о правах коренных малочисленных народов, о принципах организации общины, так что у идеологов возрождения саамского образа жизни появилась правовая база.

"Но законодательство весьма противоречиво, - считает Анна Прахова. - Например, коренные малочисленные народы имеют права на льготное землепользование в местах традиционного обитания. А в Лесном кодексе такого положения нет. В новом Земельном кодексе содержатся нормы, которые вообще лишают коренные малочисленные народы доступа к земле. Российская ассоциация коренных малочисленных народов обратилась к Президенту РФ с тем, чтобы приостановить этот закон и предусмотреть меры, по которым земли для традиционных землепользователей были бы зарезервированы".

Примерно так же обстоит дело с экономической поддержкой со стороны государства. Наиболее ощутимую помощь для сохранения своей культуры и промыслов общественные объединения кольских саамов получают сегодня от соплеменников из-за рубежа. Многие проекты на Кольском полуострове были осуществлены благодаря финансированию, поступившему из североевропейских стран: открытие мастерской по изготовлению изделий из оленьих копыт и рогов, обучение управленческих кадров из числа саамов, стажировки для молодых оленеводов на пастбищах Норвегии и Швеции.

Вообще, в последние 10 лет предпринято немало для возрождения народных ремесел - ученые и энтузиасты собирали буквально с бору по сосенке сохранившиеся среди старожилов навыки работы с кожей, оленьими шкурами, копытами, рогами. В ловозерском Национальном культурном центре любой желающий может научиться шить традиционные саамские малицы, тоборки, совики, ровушки.

Самый новый из совместных проектов - возрождение в Ловозере саамского радиовещания. Когда-то, еще в советские времена, местное радио вело программы на саамском языке, пока не кончились деньги. Без помощи "заграницы" российским лопарям не удалось бы восполнить потерю. Инициаторами проекта "Кольское саамское радио" выступили Союз саамов стран Баренц-региона и саамские радиостанции Швеции, Норвегии и Финляндии. На выделенные средства закуплено оборудование, будут обучены журналисты из числа ловозерской молодежи, и уже в сентябре жители "саамской столицы" будут слушать радиопрограммы на своем языке.

Ловозеро - Мурманск - Санкт-Петербург

Без языка нет этноса

Вплоть до последних десятилетий прошлого века саамский народ жил без письменности. Неоднократные попытки создания алфавита для этого малого языка были неудачными. Рассказывает кандидат филологических наук Римма Куруч:

- Когда в 1975 году я приехала в Мурманск, то знала, что на Кольском полуострове живут саамы, но не могла себе представить ситуацию, в которой в тот момент пребывала эта национальная культура. Саамский язык (точнее - четыре его диалекта) в буквальном смысле передавался из уст в уста, он не имел письменности, его не преподавали в школе. Как филолог, я видела, что дети, обучающиеся на русском, сохраняют в своем менталитете структуру родного языка, то есть думают-то они по-саамски. Тогда и собралась группа энтузиастов из саамской интеллигенции, которая начала работать над саамским алфавитом, букварем и словарем.

Попытки разработать алфавит для этой народности предпринимались еще с конца XIX века. В 1895 году архангельский священник Константин Щеколдин на основе кириллицы составил первую саамскую азбуку. Но она была создана с единственной целью - перевести на саамский православные молитвы - и основой для дальнейшего развития литературного языка не стала. Затем в 1934 году вышел в свет букварь саамского языка под редакцией Захария Чернякова. Это была первая - и не вполне удачная - попытка передать фонемы саамского языка уже на латинице. Но этот язык фонетически очень богат, и традиционных фонем латиницы попросту не хватило. Кроме того, автор смешал воедино четыре диалекта, и учебник получился равно непонятным для всех кольских саамов. Через два года появился букварь Индюковского, опять на основе русской графики и вновь - без специфических фонем, позволяющих отразить на письме саамскую речь. Поработать над недостатками учебника Индюковский не успел - был репрессирован вместе с авторской группой.

В 30-х годах преподавание в некоторых школах Кольского полуострова велось на саамском языке. Затем перешли к преподаванию саамского языка как отдельного предмета. А после второй мировой войны вопрос изучения языка был попросту закрыт, и саамы, как и 25 других малых народов Крайнего Севера, в последней четверти ХХ века продолжали жить без письменности.

Наша группа разработала саамский алфавит на основе кириллицы из 42 букв, затем - букварь, комплект учебников, первый саамско-русский словарь, изданный в 1985 году. С тех пор ситуация значительно ухудшилась. Когда мы начинали, вопрос возрождения и сохранения языков коренных малых народов не имел государственного звучания, но реальную поддержку мы находили. Сейчас официально государство поддерживает сохранение культур малых народов, но из-за отсутствия средств работа над русско-саамским словарем, а также комплектом учебников для училищ остановлена. Нет газеты на саамском языке, не хватает учебных пособий и литературы, сокращается количество часов его изучения в школе. Таким образом, создание общественной функции саамского языка сегодня поставлено под угрозу.

«Эксперт Северо-Запад» №21 (130)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама