ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Большая нефть Тимана

2006

Будущее Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции зависит от нового законодательства и решения старых проблем с разведкой недр

Когда говорят о перспективах добычи углеводородов на Северо-Западе, то, как правило, вспоминают о гигантских шельфовых месторождениях Баренцева моря, к освоению которых готовится «Газпром». И это не случайно. Буквально на днях должен окончательно определиться состав консорциума, которому предстоит осваивать гигантское Штокмановское месторождение. Между тем Северо-Запад богат не только морскими месторождениями углеводородов. Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция (ТПП), раскинувшаяся на территории двух субъектов РФ – Республики Коми и Ненецкого автономного округа (НАО, Архангельская область), обладает общими начальными ресурсами углеводородного сырья на уровне 2,4 млрд тонн условного топлива, 60% из которых – нефть.

Как пилили нефть

Извлекаемые запасы углеводородного сырья распределены между Коми и НАО совсем не равномерно: примерно треть приходится на Коми, две трети – на Ненецкий округ. Но степень освоенности обеих частей провинции диаметрально противоположна (разделение на части, впрочем, – вещь столь же условная, как и сами границы между двумя регионами, проведенные на карте сугубо формально). Если первые геологоразведочные нефтяные экспедиции пришли в Автономную область Коми еще в 1929 году, то в НАО они появились не раньше 1960-х годов. Сами географические, климатические и социально-экономические условия способствовали тому, что добыча нефти началась с юга – в 1937 году с Ярегского месторождения – и шла далее на восток и север, пока в конце 70-х на Усинском месторождении не были открыты высокодебитные скважины, дававшие по 600-700 тонн нефтесодержащей жидкости в сутки. С этого времени началось по-настоящему бурное развитие нефтедобычи, и был построен центр ТПП – город Усинск. Именно вокруг него сконцентрировались основные работы и объемы добычи. В середине 80-х в Коми АССР (в НАО добыча практически не велась) был достигнут пик нефтедобычи – в год выкачивалось 19-20 млн тонн сырья.

Советский план освоения провинции предполагал постепенное продвижение на север, включая прокладку соответствующих трубопроводов. Однако пришли новые, и очень жесткие, времена. Государственное финансирование отрасли неизменно сокращалось. Нефтяники были вынуждены начать поиск других источников ресурсов. Уже в 1991 году производственное объединение «Коминефть» привлекло первых зарубежных инвесторов – британскую British Gas и канадскую Gulf Canada – для создания первого в регионе совместного предприятия «КомиАрктикОйл».

Однако с началом приватизации и процесса передела «пирога», самого вкусного из советского хозяйственного наследия, стало вообще не до реальных инвестиций ни в добычу, ни тем более в разведку новых месторождений. Добыча упала раза в три, разведочное бурение – в шесть-семь раз. К тому же в 90-х годах в стране, как известно, властвовал сепаратизм и всякий региональный руководитель считал своим долгом создать нефтяную компанию под себя. В Республике Коми на базе «Коминефти», Ухтинского нефтеперерабатывающего завода и «Коминефтепродукта» была создана местная НК «КомиТЭК».

В Ненецком округе подобных активов не было, зато были другие – лицензии на право разведки и разработки месторождений. Сейчас ветераны геологических предприятий Коми и Архангельской области спорят, кто на самом деле открыл многие из крупных и не очень крупных месторождений на территории НАО. Но в начале рыночных реформ еще далеко не все понимали, что такое лицензия и какова ее реальная стоимость. Большое количество лицензий на участки в НАО оказалось сосредоточено в государственном предприятии «Архангельскгеология», процесс приватизации которого начался только с сентября 1995 года, когда оно было преобразовано в акционерное общество. Предприятию дали имя «Архангельскгеолдобыча» (АГД), но реальная добыча его исчислялась не более чем десятками тысяч тонн, в основном – на Песчаноозерском месторождении острова Колгуева.

Таков был расклад сил перед приходом в ТПП действительно крупных игроков.

Аппетиты «ЛУКОЙЛа»

Уже в 1998 году президент «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов объявил о переходе контроля над АГД в руки возглавляемой им компании. Это был, так сказать, заход с севера, в практическом смысле значащий немного, поскольку он существенно осложнялся местными политическими обстоятельствами. У тогдашнего губернатора НАО Владимира Бутова были свои далекоидущие планы освоения вверенной ему территории. Пример соседей не мог не вдохновлять Бутова, чье положение при приватизации изначально было менее выгодно, чем у его коллеги из Коми Юрия Спиридонова. Бутов попытался создать несколько небольших компаний

(«Ю-Шар», «Ненецкую нефтяную компанию», «Калмыцкую нефтяную компанию»), даже смог пролоббировать включение «Ненецкой нефтяной компании» в СП для разработки Харьягинского месторождения. Однако большинство попыток взять под контроль нефтяную сферу округа закончились ничем.

К концу 1990-х годов с учетом резкого падения мировой цены на нефть ситуация выглядела удручающе в обоих регионах. На базирующихся в Усинске нефтяных предприятиях шли массовые сокращения, падала зарплата, дешевели квартиры, росла социальная напряженность. В НАО нефтяная добыча практически не велась.

В Коми положение в нефтяной отрасли начало меняться в 1999 году, когда Юрий Спиридонов был вынужден продать «КомиТЭК» «ЛУКОЙЛу». Получив опору для экспансии, «ЛУКОЙЛ» начал активную скупку акций компаний, в которых у «КомиТЭКа» до этого были незначительные доли. Эта консолидация коснулась «КомиАрктикОйла», «Нобель Ойла», чуть позже – французско-финско-российского СП «СеверТЭК», а еще через некоторое время – АО «Тэбукнефть». Осечка случилась только с ОАО «Северная нефть», чье руководство во главе с бывшим замминистра финансов РФ Андреем Вавиловым сумело в конце 1999 года так изысканно провести дополнительную эмиссию акций, что сократило подконтрольную «ЛУКОЙЛу» долю в 10 раз.

Попытки «ЛУКОЙЛа» опротестовать действия руководства «Северной нефти» так ни к чему и не привели. В 2003 году Андрей Вавилов с большой выгодой для себя продал «Северную нефть» государственной «Роснефти». Последняя предпочла договориться с «ЛУКОЙЛом» асимметричным образом – отдав ему свои 25,5% в АГД и 20% в совместном с американской ConocoPhillips предприятии «Полярное сияние» взамен на неоспариваемое владение «Северной нефтью». Эта сделка, состоявшаяся летом 2003 года, окончательно разделила сферы влияния двух больших нефтяных компаний в Тимано-Печоре. «ЛУКОЙЛ» – безусловный лидер и по добыче, и по числу подконтрольных лицензий (62 в Коми и более 20 в НАО), и по самому охвату территории. «Роснефть» в лице «Северной нефти» работает на нескольких перспективных месторождениях на севере Коми и на трех крупных месторождениях так называемого «Вала Гамбурцева» в НАО.

Правда, в конце 1999 года власти Коми, стремясь сохранить хоть какое-то подобие соревнования в борьбе за недра, пустили на свою территорию двух инвесторов, независимых и от «ЛУКОЙЛа», и от «Роснефти» (впрочем, она тогда еще не декларировала свой интерес к Тимано-Печоре). В конкурсах на право разработки Западно-Сынатыского месторождения победило московское ООО «Енисей», а Южно-Ошского – ООО «Колванефть», контролируемая успевшим поработать и в «КомиТЭК» предпринимателем Григорием Гуревичем. На этой почве (а «ЛУКОЙЛ» принимал участие в обоих конкурсах) между Гуревичем и «ЛУКОЙЛом» до сих пор тлеет конфликт.

Федеральный законодатель до сих пор не представил предпринимательскому сообществу новую редакцию закона о недрах, который должен внести ясность: может ли кто-нибудь кроме российских компаний претендовать на месторождения, стратегически важные для государства?

Урегулировав отношения с «Роснефтью», «ЛУКОЙЛ» смог продолжить переговоры о формате своих отношений с Conoco, являющейся к тому же крупным акционером компании. В сентябре 2004 года было подписано стратегическое соглашение между российской компанией и Conoco о совместной разработке наиболее перспективных территорий. Для этих целей пригодилось созданное еще в ноябре 1999 года ООО «Нарьянмарнефтегаз», половину которого Conoco обязалась выкупить.

Кто бурить будет?

Как уже отмечалось выше, две трети запасов ТПП сосредоточено в НАО, и совершенно очевидно, что компании будут тянуться туда. Однако ненецкая нефть – чрезвычайно недешевый ресурс. Здесь крайне слабая инфраструктура, практически нет нефтепроводов, вообще нет железной дороги и очень мало дорог автомобильных. Добываемая в НАО нефть «запирается» на месте из-за не самой высокой пропускной способности трубы на южном направлении (мощность трубы от месторождений до головных усинских транспортных сооружений не превышает 12 млн тонн нефти в год, а возможности трубопровода от Усинска до магистральной нитки Ухта – Ярославль составляют чуть более 18 млн тонн).

Поэтому объективно освоение ТПП может пойти по двум взаимодополняющим направлениям. Первое – стратегическое освоение провинции, которое, видимо, потребует особых договоренностей между гигантами отрасли. Условно говоря, «ЛУКОЙЛу» – сушу, «Газпрому» и «Роснефти» – море. Для освоения суши «ЛУКОЙЛ» уже подобрал стратегического партнера – Conoco, и желающие прийти сюда теперь должны будут иметь дело с этими игроками (а желающих в свое время было много – американские, французские, норвежская, финская и даже аргентинская компании). Дабы не зависеть в своих широкомасштабных планах от «Транснефти», руки которой еще бог знает когда дойдут до северных магистралей (сейчас, как известно, ей задан восточный приоритет), «ЛУКОЙЛ» вложит некоторые средства в укрепление и расширение наливного промежуточного терминала, начавшего действовать в 2000 году на берегу Баренцева моря, около Варандейского месторождения, которое он уже понемногу эксплуатирует.

Второй путь – раздача государством сравнительно мелких месторождений. Таковые имеются как на юге, так и на севере провинции. Но если первые располагаются рядом с транспортной инфраструктурой, то со вторыми ясности мало. Далеко не все из них как следует доразведаны и если и выставляются на конкурсы и аукционы, то, как правило, именно с условием доразведки. И все равно их берут: год назад на аукционе «Северная нефть» взяла, например, расположенный на севере Коми Воргамусюрский участок.

Пока объем разведки скромный. Как сообщил корреспонденту «Эксперта С-З» заместитель министра природных ресурсов Коми Валерий Гайдеек, в 2005 году объем поисково-разведочного бурения составил в республике 42 тыс. м, из которых «ЛУКОЙЛ» разработал 7,9 тыс., что соответствует примерно 2,5 скважинам. В 2006-2007 годах «ЛУКОЙЛ» предполагает бурить по 18 тыс. м (то есть по пять-шесть скважин). Для сравнения: в советское время в Коми бурили по 250-260 тыс. м, приращивая за год по 20-30 млн тонн разведанных запасов.

Перед потенциальными инвесторами в тимано-печорскую нефть опять же встают вопросы. Первый относится к крупным ненецким месторождениям, прежде всего – им. Р. Требса и Титова. Кто сможет работать на них? Федеральный законодатель до сих пор не представил предпринимательскому сообществу новую редакцию закона о недрах, который должен наконец внести ясность: может ли кто-нибудь кроме российских компаний претендовать на месторождения, стратегически важные для государства? И второй вопрос: кто и за чей счет должен приращивать промышленные запасы в Тимано-Печоре? От ответа на эти вопросы в конечном итоге зависит развитие одной из крупнейших нефтегазоносных провинций страны.

Сыктывкар

«Эксперт Северо-Запад» №14 (267)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама