Многозначительное молчание

Пятый угол
Москва, 04.12.2006
«Эксперт Северо-Запад» №45 (299)
Правительство страны проводит масштабную перестройку алкогольного рынка. Но делает это, не озвучивая истинных целей и программы реформ

Комитет Государственной думы по экономической политике на днях обнародовал список мер по упорядочению алкогольного рынка, которые планируют принять в три этапа – до конца 2006 года, весной 2007-го и в более отдаленной перспективе. Депутаты предлагают сделать все и сразу: взять под контроль смежные рынки, обложив акцизами спиртосодержащую бытовую химию, парфюмерную и фармацевтическую продукцию; установить минимальные розничные и оптовые цены на водку; создать единый федеральный орган власти, контролирующий оборот спирта; ужесточить требования к розничным продажам. А в будущем не исключено введение государственной монополии на производство этилового спирта. Пересмотр отношений государства с алкогольной отраслью, начатый в 2006 году с создания Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС), похоже, будет продолжен по всем направлениям. Но за административно-законодательной суетой теряется ответ на главный вопрос – какова конечная цель преобразований?

Этой осенью в выступлениях главного санитарного врача страны Геннадия Онищенко, министра здравоохранения Михаила Зурабова и самого президента России лейтмотивом звучит тема борьбы с суррогатным алкоголем, который ежегодно уносит жизни 40 тыс. россиян. Год назад, когда процесс наведения порядка только начинался, акцент делался на необходимости искоренить «теневой» сегмент, занимающий почти половину алкогольного рынка; сегодня задачи явно расширились. Дело не в смене приоритетов – в конце концов, беспокойство о здоровье нации не противоречит заботам о наполняемости бюджета. Дело в том, что уже осуществленные и только запланированные нововведения в системе государственного контроля не ведут к озвученным целям.

Возьмем проблему алкоголизации населения. Для ее решения пока сделан один шаг – волгоградское отделение ФГУП «Росспиртпром» начало выпускать федеральную марку водки, отпускная цена которой равна стоимости производства (53 рубля за пол-литровую бутылку). Дойдя до магазинной полки, «народная» водка подорожает рублей на десять, но останется самой дешевой из легально произведенных. Однако можно предположить, что маргинальная часть населения не оценит «заботу» государства и продолжит пить гораздо более дешевые технические жидкости и настойку боярышника. Предлагаемое Онищенко уравнивание акцизов на спирты всех видов – тоже не панацея. Помимо дестабилизации соответствующих отраслей эта мера приведет к единственному результату – повсеместному распространению самогоноварения (это мы уже проходили во времена горбачевского «сухого закона»).

Кстати, столкнувшись в 1980 году с той же бедой – алкоголизацией нации, – Швеция пошла по диаметрально противоположному пути. Правительство постаралось переключить шведов на потребление вина и пива, подняв цены на крепкий алкоголь. Одновременно был снижен интерес бизнеса к производству и продаже высокоградусных напитков – посредством введения очень высоких акцизов и дополнительных налоговых сборов. Последовательная государственная политика, по официальным данным, принесла результаты: за 20 лет объемы потребления алкоголя в Швеции уменьшились почти на четверть.

Достижимость цели годичной давности также весьма сомнительна. Сделанные государством шаги не ведут к победе над «теневой» водкой. Подсоединение к ЕГАИС повысило прозрачность работы крупных производителей и оптовиков, работающих «по-белому». Но не секрет, что мутные потоки неучтенного алкоголя текут в основном из подпольных заводов и цехов непосредственно в розницу. Контроль за розничным звеном передан регионам и пока является для них делом неподъемным. Так, по данным Ассоциации участников алкогольного бизнеса, в Петербурге выдано 3 тыс. лицензий на торговлю алкоголем, но на деле количество точек продаж в три раза больше. Для систематического их прочесывания необходим немалый штат контролеров, сформировать который региональная власть не может из-за отсутствия финансового обеспечения дополнительной функции. К тому же эффект от проверки розницы ослабляется отсутствием реальных рычагов воздействия на нее: доказать, что продавец участвовал в реализации «схемы», а не добросовестно заблуждался, практически невозможно. Таким образом, названные цели не могут быть истинными, а истинная цель остается неназванной.

Впрочем, по мнению участников алкогольного рынка, она очевидна – установление государственной монополии на производство и оборот спирта (а в перспективе – также спиртных напитков). Сама по себе «алкогольная» монополия не хороша и не плоха. Как одна из форм взаимодействия государства и участников отрасли, она имеет приверженцев и противников, вполне аргументированно отстаивающих свои позиции. Кроме того, ничего нового российские власти не придумали. Частичная или полная госмонополия на производство (чаще – оборот) алкогольных напитков действует в Белоруссии, Болгарии, Норвегии, Канаде, Швеции, Финляндии. А для российских правителей введение монополии на производство алкоголя вообще было излюбленным способом пополнения опустевшей казны. Подобным образом действовали Иван IV, Петр I, Екатерина II, Александр I, Николай II... Тотальный контроль над отраслью был сосредоточен и в руках советского государства почти семь десятилетий – вплоть до 1992 года, когда Борис Ельцин пустил в отрасль частный бизнес.

Маятник в очередной раз пытаются качнуть в противоположную сторону, и ничего экстраординарного в этом нет (хотя «водочный» бизнес вряд ли согласен рассматривать ситуацию в историческом аспекте). Но методы, которыми действует государство, озадачивают. Правительству следовало бы откровенно заявить о своих намерениях, вместо того чтобы кормить общество пиаровскими страшилками об эпидемии токсического гепатита, правдоподобность которых опровергается данными государственной же статистики. Глядишь, откровенность реформаторов и их доводы произвели бы должное впечатление и преобразования пошли бы быстрее.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №45 (299) 4 декабря 2006
    Реформа ЖКХ
    Содержание:
    Упражнения в абсурде

    Новые петербургские конкурсы на обслуживание жилья до конца не избавились от свойственных им недостатков. Однако независимые компании все же участвуют в них, в основном крупные и почти исключительно для выхода на рынок

    Реклама