Своя ниша

Русский бизнес
Москва, 14.07.2008
«Эксперт Северо-Запад» №28 (376)
В новой структуре оборонно-промышленного комплекса России не нашлось места мощному авиаремонтному предприятию

Старая Русса ассоциируется прежде всего с бальнеологическим курортом, действующим здесь вот уже 180 лет, и именем Федора Достоевского, создавшего в одной из тихих местных усадеб «Братьев Карамазовых» и «Бесов». О наличии же в провинциальном городке крупного авиаремонтного завода почти с семидесятилетней историей знают немногие и в самой Новгородской области. Тому есть причина: более полувека предприятие функционировало в статусе авиационной воинской части, обеспечивая потребности военного ведомства страны, – здесь ремонтировали самолеты «АН-12», «ИЛ-76», «ИЛ-78» и самолетные двигатели всевозможных модификаций.

Сегодня завод с незатейливым названием «123 АРЗ» имеет правовую форму акционерного общества со 100-процентным государственным капиталом и статус градообразующего предприятия. Он формирует более 40% доходов муниципальной казны и является работодателем для 40% трудоспособного населения Старой Руссы. Предприятие крепко стоит на ногах, востребовано на рынке, поэтому получить работу на АРЗ у большинства местных жителей считается большой удачей.

А всем лучшим в себе, перефразируя известное высказывание, бывшая авиамастерская, доросшая до авиазавода, обязана лишь себе самой.

Рыночные метаморфозы

Пятнадцать лет назад 123 АРЗ был преобразован в федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) и выведен из прямого подчинения Минобороны РФ. По мнению генерального директора завода, заслуженного военного специалиста РФ Андрея Сахарова, это первое серьезное преобразование не принесло особой пользы предприятию, находившемуся в кризисе.

«Парадокс в том, – рассказывает Сахаров, – что министерство по положению об этом ведомстве имело только несколько правовых функций: назначение директора, утверждение программы деятельности завода и согласование кандидатуры главного бухгалтера. Остальные стратегические вопросы (крупные сделки, банковские кредиты и т.д.), согласно правительственному постановлению, должно было решать Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ). Но в реальности получилось так, что Минобороны позиционировало себя вышестоящим федеральным органом с правами собственника, фактически таких прав не имея, а ФАУФИ просто забывало, что является собственником завода в лице государства. В таком неприкаянном состоянии мы работаем и по сегодняшний день».

Правда, в 1999 году государство вроде бы начало выстраивать свою политику в отношении предприятий оборонки. Постановлением правительства РФ утверждена Концепция управления госсобственностью, предполагавшая две организационно-правовые формы – акционерное общество (если рыночные условия уже обеспечивали предприятию возможность самостоятельного существования) и казенное государственное предприятие. Однако Министерство обороны, говорит Сахаров, и поныне не приняло решения об изменении правового статуса  своих бывших предприятий, хотя со времени обнародования Концепции федеральное правительство успело разработать и принять аж две программы реформирования оборонно-промышленного комплекса.

Увы, ни в федеральной программе на 2001-2006 годы (она определяла, сколько нужно создать вертикально интегрированных структур, какие предприятия в них должны войти), ни в федеральной программе на 2007-2015 годы старорусский завод не значится. Его просто «потеряли».

По мнению Андрея Сахарова, реальная возможность «влить» в эти программы 123 АРЗ была – обе неоднократно корректировались. Но министерство так и оставило завод за бортом федеральных целевых программ.  В итоге из предусмотренных программными документами средств на развитие оборонного производства в стране, освоение новых технологий и перевооружение завод так и не получил ни единого целевого федерального рубля. И должен был выкарабкиваться самостоятельно.

Верхи не могут

В конце 2006 года старорусские авиаремонтники расстались со статусом ФГУП – завод стал открытым акционерным обществом со стопроцентным государственным капиталом. Собственником акций осталась все та же структура – ФАУФИ.

Минобороны теперь никаких функций не имело, тем не менее продолжало слать директивы, давать указания. Игнорировать их было невозможно: из семи человек в совете директоров АО «123 АРЗ» шесть представляли интересы Минобороны.

Интересы акционерного общества и министерства далеко не всегда совпадали. «Представьте ситуацию: завод получает от министерства заказ. Министерство направляет в Руссу технику, не соответствующую требованиям, прописанным в федеральных авиационных правилах. Это значит, что ремонт самолета будет стоить дороже, а завод понесет убытки, – рассказывает Андрей Сахаров. – Как руководитель акционерного общества согласно духу и букве действующего законодательства я такого допустить не могу, просто не имею права, поэтому наши специалисты начинают вести претензионную работу в рамках закона и контракта. Но руководящее ведомство меня просто одергивает, а потом присылает директиву: претензионную работу прекратить, переписку с Рособоронзаказом согласовывать с таким-то чиновником. А чиновник – член совета директоров завода, но будет действовать как сотрудник своего ведомства».

Отношения Министерства обороны с предприятиями, выполняющими его заказы, небезоблачны. Не так давно состоявшееся в Великом Новгороде совещание оборонщиков и тыловиков с представителями Рособоронзаказа отчасти пролило свет на эти взаимоотношения. Данные, которые привел директор Рособоронзаказа Сергей Маев, стали холодным душем для всех участников встречи.

Так, при размещении государственного заказа 2008 года в Федеральную службу по оборонному заказу поступило 311 жалоб на действия (или бездействие) государственных заказчиков, конкурсных, аукционных и котировочных комиссий. 247 поступивших в Рособоронзаказ жалоб (88%) – на государственного заказчика, то есть Министерство обороны РФ, 24 жалобы – на МВД РФ, 12 – на МЧС России, и т.д.

По данным Федеральной службы по оборонному заказу, количество нарушений в сфере гособоронзаказа в первом квартале удвоилось по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Три пятилетки АРЗ

При всем этом Минобороны не намерено брать на себя какую-либо ответственность за обеспечение «низов» должным объемом заказов.

«В 1995 году, – рассказывает коммерческий директор завода Сергей Давыдов, – оборонный заказ составлял 89% наших объемов, сторонний – 11%. Спустя четыре года картина кардинально изменилась: гражданский заказ составлял 84%, а оборонный – лишь 16%. Сумма бюджетных средств, выделяемых заводу на оборонный заказ, стала корректироваться в сторону уменьшения по три-четыре раза в год. Об авансах, положенных нам на освоение оборонного заказа, и говорить не приходится».

Неудивительно, что на АРЗ пришли к решению формировать портфель заказов таким образом, чтобы в нем было поровну оборонных и гражданских заказчиков. В 1995 году, в самый пик кризиса, руководство предприятия разработало свой первый пятилетний план – стратегию выживания, предполагавшую в числе прочих мер и оптимизацию производственных затрат.

Оптимизацию начали со структурирования предприятия: закрыли убыточные направления, передали муниципалитету  социальные объекты. Крупные (самолетный, двигательный) цеха объединили, подчистили и вспомогательные службы. В итоге на заводе осталось девять цехов вместо 18, значительно сократилось число управленцев. К началу 2001 года задачи, поставленные на первую пятилетку, были выполнены.

Весной 2001 года утвержден следующий пятилетний план, над которым трудились ведущие специалисты всех заводских служб. План получил более оптимистическое название – Концепция развития завода на 2001-2006 годы, и главной его идеей стало техническое перевооружение АРЗ, поскольку изношенность основных фондов предприятия приближалась к 80%.

За пять лет в развитие производства вложено более 600 млн рублей. Завод все еще оставался ГУПом, но вопросы модернизации и развития производства решались только за счет собственных финансовых ресурсов. 123 АРЗ закупил более 500 единиц общепромышленного, стендового, технологического оборудования, создал информационную сеть управления производством. Чтобы энергоемкое производство не зависело от конъюнктуры внешнего рынка, построили автономную теплоэлектростанцию. Заводской модульной станции немало подивился Анатолий Чубайс, но теперь завод намерен выделить ТЭК в самостоятельное направление бизнеса: потребность в тепловой и электрической энергии у предприятий Старой Руссы очень высока.

«Когда в 1980 году я пришел на завод, тут ремонтировали 101 самолет „АН-12“ и 600 двигателей в год, – вспоминает Сахаров. – Сейчас ремонтируют десять военных „грузовиков“ „ИЛ-76“ и около ста двигателей в год. Но это совсем другие самолеты и двигатели».

План на 2006-2010 годы и вовсе амбициозен: расширение спектра услуг по ремонту авиационной техники и ее компонентов, техническое развитие производства, высокий уровень экономики завода и достойное наполнение социального пакета. Тем не менее задачи вполне реальные.

На протяжении последних семи лет 123 АРЗ демонстрирует динамичный рост: оборот предприятия вырос с 320 млн до 1,2 млрд рублей, а стоимость чистых активов – с 340 до 705 млн рублей. В минувшем году на госзаказ пришлось 746,2 млн рублей, или 59% оборота. Заработная плата выросла до 11,5 тыс. рублей, она пока отстает от среднероссийской и среднеобластной, но заметно опережает среднегородскую, не дотягивающую до 10 тыс. рублей.

За семь лет и в социальную сферу вложено немало – свыше 100 млн рублей. Предприятие оплачивает сотрудникам 50% стоимости оздоровительной путевки, а в отдельных случаях и 95%. Налажена внутренняя ипотека, с 2002 года по ипотечной программе 50 семей купили новое жилье, еще 50 – улучшили жилищные условия.

Судитесь, да не судимы будете

Старорусский завод часто обращается в суды с исками, ответчиком по которым выступает Министерство обороны РФ.

«Был период, – вспоминает Андрей Сахаров, – когда Минобороны РФ не платило нам года полтора за выполненный оборонный заказ ни рубля, подталкивая завод к краю финансовой пропасти».

Тогда министерство задолжало заводу 140 млрд рублей (неденоминированных), а завод федеральному бюджету – 10 млрд. УФНС по Новгородской области без промедления включило все фискальные механизмы, и АРЗ ничего не оставалось, как терпеливо проходить все судебные инстанции. На суды ушло несколько лет, но завод все-таки отсудил у Минобороны свыше 100 млрд рублей, а остальные, уже в миллионах, вернул в 2003 году.

«Когда мы решили судиться с министерством, – продолжает Сахаров, – от меня стали шарахаться коллеги: ты с министерством судишься, последствий не боишься? А почему бы и нет? Мы же не судились с наскока, прежде писали письма, выставляли претензии. К слову, иногда и этого было достаточно, именно так разрешилась ситуация с Минобороны в прошлом и нынешнем году. Мы обратились с жалобой в Рособоронзаказ, он направил министерству предписание нарушение устранить. Но иной раз другого выхода, кроме суда, просто нет».

Судился АРЗ и с УФНС по Новгородской области. Тяжба вылилась в многолетнее противостояние, в которое оказались вовлечены Конституционный суд РФ и Страсбургский суд.

«Задолженность Министерства обороны поставила завод в очень трудное финансовое положение, – рассказывает заместитель генерального директора по экономике и финансам Татьяна Чирикова. – Мы попросили муниципальную власть отсрочить нам уплату налога на прибыль в местный бюджет. Муниципалитет пошел нам навстречу. Вопрос об отсрочке уплаты муниципалитету дополнительных платежей как сам собой разумеющийся даже не обсуждался. Но УФНС по Новгородской области, проведя очередную проверку муниципального налогового подразделения, рассудила иначе: завод виновен в нарушении налогового законодательства! Мы же дополнительные платежи по ставке ЦБ РФ за несвоевременную уплату аванса налога на прибыль считали неконституционными».

Цена вопроса составила 8 млн рублей. Отстаивая свою точку зрения на протяжении шести лет, заводу пришлось пройти за это время три судебных круга.

«Поначалу мы проиграли все суды, – вспоминает главный бухгалтер завода Ольга Бурова. – Конституционный суд РФ первый раз дал нам надежду, а через полгода отказал в рассмотрении ходатайства. Следующей инстанцией был Страсбургский суд, и мы отправили в Страсбург все документы, но тут КС РФ сообщает, что наше дело подлежит пересмотру. Мы начали новый судебный круг, но теперь уже требовали от УФНС по Новгородской области возврата процентов за шестилетнее пользование незаконно взысканными заводскими миллионами».

В начале 2007 года усилия ведомственных юристов увенчались успехом, на заводской счет поступило 1,7 млн рублей: были выплачены проценты и вся сумма судебных издержек.

Ныне отношения Региональной налоговой службы и завода практически дружеские. В минувшем году 123 АРЗ перечислил в бюджеты всех уровней почти 250 млн рублей налоговых и обязательных платежей, получив от УФНС благодарственное письмо. Факт, сам по себе для Новгородской области беспрецедентный!

Первым делом самолеты

Крылатые машины, выстроившиеся на площадке у самолетного цеха, похожи на огромных птиц, преодолевших долгий и трудный путь. Все диагнозы внутренним системам самолета ставят в цехе, где летающая махина уже не кажется такой огромной. А в окружении стапелей, по которым снуют специалисты с замысловатыми приборами, самолет и вовсе выглядит обычной техникой. В самолетном цехе «ИЛ-76» проведет 175 дней – таков технологический срок его ремонта. «ИЛ-78» – 180 дней. А с легким и компактным чешским самолетом «Л-410» управятся за 66 дней.

«Еще совсем недавно, – рассказывает Андрей Сахаров, – у нас были проблемы с инженерными кадрами: для выпускника академии небольшой провинциальный городок малопривлекателен. – Выход мы, конечно, нашли. На заводе трудится много династий. Зная отцов, мы сделали ставку и на детей, отправляя их в вузы Москвы, Петербурга, Великого Новгорода. И сейчас за счет предприятия высшее образование получают около 30 молодых работников завода. Так мы создали кадровый резерв».

Однако возникла другая проблема: стал нарастать дефицит квалифицированных рабочих – клепальщиков, сварщиков, электриков и т.д. Тогда завод договорился с руководством местного колледжа о комплектации спецгрупп. В этих группах преподают заводские технологи и инженеры.

Четыре года назад Бюро «Веритас Русь» сертифицировало 123 АРЗ по международному стандарту ИСО 9001-2000. В мае предприятие получило сертификат системы добровольной сертификации «Военный регистр». Получена также лицензия Центра по лицензированию, сертификации и защите государственной тайны ФСБ РФ, разрешающая проводить мероприятия по оказанию услуг в области защиты государственной тайны. Имея сертификаты и лицензии, 123 АРЗ предлагает клиентам комплексный ремонт, от мотора до последнего винтика, в то время как другие предприятия аналогичного профиля ремонтируют лишь отдельные агрегаты. В этом серьезное преимущество старорусского завода, и его, безусловно, уже успели оценить «оперативные» министерства типа МЧС, МВД и ФСБ, с которыми теперь налажен партнерский контакт.

В конце минувшего года и начале нынешнего завод инспектировали комиссии начальника вооружения ВВС и главкома ВВС. Военные спецы интересовались организацией контроля качества авиационной техники, двигателей. Никаких изъянов в организации контроля качества на 123 АРЗ не было выявлено.

«За многие годы, – рассказывает Сергей Давыдов, – мы создали банк потенциальных клиентов. Помимо Минобороны, МВД, МЧС и ФСБ РФ в числе наших основных заказчиков значится около 40 гражданских компаний».

Ужесточение требований к российским авиаперевозчикам при пересечении европейского воздушного пространства обернулось благом для авиаремонтного завода – началась активная модернизация техники. У предприятия образовался новый рынок услуг: замена двигателей, модернизация самих машин. Рушане опять-таки благодаря своевременной сертификации попали на этот рынок вовремя. Сегодня он, убеждены маркетологи, высококонкурентен, и задача завода – удержать свой сегмент.

Существенное место в портфеле 123 АРЗ занимает иностранный заказ. Правда, на этом рынке завод работает через государственного посредника, Рособоронэкспорт, ремонтируя все те же военные «грузовики» российского производства для Ливии, Алжира, Ирана и, конечно, для ближнего зарубежья.

Не остаться на обочине

Угроза кризиса и банкротства осталась в прошлом, но руководство 123 АРЗ все равно далеко от безмятежного настроя. Оборонно-промышленный комплекс России все еще в переходном периоде, при этом государственные оборонные корпорации создаются по неизвестному сценарию. У директора крупнейшего и единственного в своем роде завода (такую технику и в таких объемах, как в Старой Руссе, больше нигде в стране не ремонтируют) нет никакой ясности, что будет с предприятием завтра.

Сахаров считает, что место старорусских авиаремонтников – в объединенной государственной авиастроительной корпорации. В нее должны влиться все крупные российские предприятия, связанные с самолетостроением и поддержанием технического уровня авиации.

Обжегшись на государственных программах, за бортом которых оказался завод, генеральный директор не может себе позволить остаться в стороне от интеграционных процессов, активно идущих в оборонно-промышленной отрасли. Да, в статусе акционерного общества со стопроцентным государственным капиталом завод востребован на рынке и финансово успешен. Больше того, аналитики просчитали, что и сегодняшнего сектора рынка авиаремонтных услуг предприятию хватит на 10-15 лет стабильной работы. Но генеральный директор предприятия в Старой Руссе убежден, что это слишком близкий горизонт. Если, конечно, наша оборонка намерена делать ставку на интеграционные процессы.

Великий Новгород

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №28 (376) 14 июля 2008
    Градостроительство
    Содержание:
    Скорректировать мечту

    Амбициозные планы наводнить Петербург небоскребами и подземными автостоянками разбиваются о технические возможности и неблагоприятную геологию города

    Реклама