Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Культура

Беседа старых книжников

2010

Эко и Карьер – люди старой книжной культуры, умело вписывающиеся в новый мир иных информационных технологий

Мы теряем вкус к длинным, обстоятельным беседам. Мало остается на земле людей, способных долго и интересно разговаривать друг с другом. По таковой причине начинают появляться книжки диалогов. Это необычно и неожиданно: сидят друг напротив друга два пожилых, образованных, умных человека и рассуждают, вспоминают, рассказывают. Им подкидывают темы – они подхватывают и их уже не остановить. Им интересно друг с другом, но что случается реже – нам тоже с ними интересно.

Сценарист и писатель

Французский журналист Жан-Филипп де Тоннак свел друг с другом известного ученого и писателя итальянца Умберто Эко и известного сценариста француза Жана-Клода Карьера и предложил им побеседовать. Он им задает вопросы, а они не то чтобы отвечают – они развивают предложенные темы. Потом де Тоннак обработал полученные результаты и издал книжку «Не надейтесь избавиться от книг!». Сейчас эта книжка переведена на русский и издана в Петербурге.

И Эко, и Карьер сделали чрезвычайно много для европейской культуры ХХ-ХХI веков. В случае с Умберто Эко и пояснять не надо, что сделал автор интеллектуального бестселлера «Имя Розы». Болонскому профессору удалось то, что и Достоевскому не всегда удавалось: соединить занимательность, художественность и немалую образованность. Он смог доказать, что сложный интеллектуальный текст, подпитанный университетской ученостью, может быть настоящим остросюжетным детективом.

Случай Карьера – другой. Парадоксально обидный, ибо работает он в самом массовом виде искусства – в кино. Но не так известен, как Эко. Многих ли сценаристов мы знаем? А зря. Можно снять плохой фильм по хорошему сценарию, что и случалось со сценариями Жана-Клода Карьера. В 1989 году скверным экранным воплощением испорчен его замечательный сценарий по роману братьев Стругацких «Трудно быть богом». Но снять хороший фильм по плохому сценарию невозможно.

Все последние фильмы классика кинематографа Луиса Бунюэля, от «Дневника горничной» до «Млечного Пути», сделаны по сценариям Карьера. Он работал с Милошем Форманом. Анджей Вайда снял «Дантона» и «Бесов» по его сценариям. Он написал для Жана-Люка Годара сценарную разработку «Спасайся, кто может!». Великий театральный режиссер Питер Брук ставил его инсценировки. Один из самых фантастических театральных проектов Брука – восьмичасовое представление «Махабхараты» – осуществлен при активном участии Карьера.

Карьер и сам пишет пьесы и романы, до сих пор не переведенные на русский язык. А жаль. Одно название его романа «Пожалуйста, мистер Эйнштейн» чего стоит! Словом, Эко и Карьер равновелики, даром что один известен широко, а другой – широко известен в узких кругах. Равновеликость эта ощущается. Порой сценарист побивает писателя и профессора. Они беседуют о книгах в эпоху интернета. Понятно, что при этом не могут не сворачивать на тему забвения и памяти, справедливого и несправедливого отсева, отбраковки.

Карьер страстно и увлеченно принимается рассказывать о «распутных и жеманных поэтах начала XVII века, которых Буало и остальные классики покарали быстрой смертью. Их имена – Жан де Ласепед, Жан-Батист Шассинье, Клод Опиль, Пьер де Марбеф, Жак Шоссон, Клод ле Пти». Он добавляет: «Я говорю о смертниках, о настоящих смертниках. Некоторые из этих поэтов сожжены на Гревской площади за то, что были вольнодумцами, бунтарями». То есть прежде чем Буало заклеймил их как варваров, не знающих правил стихосложения, их уже сожгла инквизиция.

Карьер цитирует их стихи, и становится ясно, что это и впрямь необычные, интересные поэты, куда интереснее попавших в официальную историю французской литературы Буало, Ламартина, Мюссе. А затем говорит: «Я цитировал вам наших неизвестных великих французских поэтов. Расскажите же мне о забытых итальянских авторах. Незаслуженно забытых». Сценарист ставит профессора в тупик. Потому что Эко называет Леопарди, Мандзони, Ипполито Ньево и Джованни Верга.

Страстные библиофилы

Конечно, можно сокрушаться по поводу того, что никто сейчас не читает этих прекрасных писателей, но все они вошли в официальный канон итальянской (да и не только итальянской) истории литературы.

Это все равно что в ответ на просьбу назвать незаслуженно забытых великих русских писателей перечислить: Жуковский, Баратынский, Чернышевский и Глеб Успенский. Эко здесь проиграл, оказался не на высоте. Волей-неволей приходится сравнивать двух друзей, Эко и Карьера, потому что всякая беседа, даже самая дружеская, – всегда турнир. И Карьер, и Эко – страстные библиофилы. В этой части беседы Эко интереснее. Его рассказы о приобретении книжных сокровищ занимательнее рассказов Карьера. Сразу становится видно, что Эко – автор остросюжетных детективов, а Карьер – сценариев для авторского кинематографа. Но заметна книжность и того и другого, ориентированность на книгу как основу культуры.

Карьер вспоминает символический случай. Он привел в свой парижский дом Борхеса. Старого, полуслепого. Дело было вскоре после переезда. Карьер смутился беспорядком в новом жилище и от смущения допустил некоторую бестактность. «Вы видите, – сказал он полуслепому старику, – тут…» Осекся и услышал в ответ спокойное: «Да, да, я понимаю: это – черновик дома…» И Эко, и Карьер восхищаются человеком, профессия которого стала его жизнью, способом существования. Он все в мире научился воспринимать как рукопись, черновую или перебеленную. Но ведь и они такие же – люди старой книжной культуры, вписывающиеся в новый мир иных информационных технологий. Старые книжники, благодаря прочитанному умеющие говорить интересно. Книгочеи, не потерявшие вкус к жизни, но отточившие его до афористической изысканности.      

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. Не надейтесь избавиться от книг! – СПб., 2010. – 336 с.

«Эксперт Северо-Запад» №21 (467)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама