Инновации как вещь в себе

Пятый угол
Москва, 11.10.2010
«Эксперт Северо-Запад» №40 (486)
Зачем нам современные инструменты, если нет того, к чему их можно приложить?

Группа профессоров Кембриджского университета выложила в открытый доступ аудиофрагменты древневавилонских и ассирийских текстов. Теперь каждый желающий может узнать, как звучал (предположительно) мертвый уже не одно тысячелетие язык. Например, первые записанные законы (Законы Хаммурапи) или древнейший эпос (Песнь о Гильгамеше). А в Петербурге в школах ускоренными темпами вводится электронный дневник учащегося. И в скором будущем все родители смогут в режиме онлайн наблюдать за успехами своего чада и получать на свой мейл уведомления, если ребенок начнет прогуливать или активно получать «неуды».

Ничего общего, кроме совпадения по времени, эти инновации, конечно, не имеют. Но вместе с тем они демонстрируют, как современные технологии могут использоваться в процессе образования. Более того, на самом деле обе они очень символичны, поскольку являются в некотором смысле вершинами айсбергов, и показательны с точки зрения различных подходов к месту инноваций в науке и образовании.

Чтения на шумерском и аккадском, хотя и сделаны в целях популяризации науки, не есть случайная инициатива профессоров. Они органично дополняют имеющуюся в университете базу данных. У студентов и профессоров западных вузов есть доступ к очень большому объему информации – как текстовой, так и визуальной и аудиовизуальной. Например, уже лет десять, как в единую базу собраны все тексты на древнегреческом, и лет пять – источники эпохи Рима.

Могу добавить: не только профессора, но и школьные учителя имеют доступ ко всевозможным вспомогательным материалам. История – очевидно, не самый удачный пример. Различные познавательные задачи или иллюстрации в 3D для уроков физики или химии – более яркий пример того, как современные технологии могут помогать выстраивать образовательный процесс. Эти разработки, кстати, в адаптированном виде появляются и у нас – на полках рядом с компьютерными играми.

Справедливости ради отмечу, что и в рунете можно найти интересные проекты в помощь преподавателю и ученику. Но все они – результат усилий отдельных энтузиастов (или групп), поэтому они представлены крайне фрагментарно. Интерес же государства к таким инициативам если и существует, то пока никак не проявлен. В конце концов, ведь у нас есть замечательные библиотеки, и кому нужна дополнительная информация – поищет, найдет. Кому нужны дополнительные задачи или интерактивные пособия – так их можно и купить…

Зато в наших школах уже не один год есть электронная доска – яркий символ прогресса. Правда, включать ее, если у тебя нет каких-то дополнительных материалов в электронном виде, не имеет смысла. Теперь вот электронный дневник. Сама идея создания личных кабинетов учащихся, которая лежит в его основе, если мы посмотрим на западные аналоги, хороша: если у кого есть пробелы, можно в индивидуальном порядке раздавать задания, дополнительные материалы. Но у нас в образовании официально разрешается использовать только то, что рекомендовало министерство (учебники, задачники, пособия). А электронных пособий и задач министерство не дает. При этом электронный дневник на 100% официален: спросите любого директора школы – сейчас они заново проверяют, насколько идеальны с точки зрения соответствия утвержденным стандартам их образовательные программы, которые предстоит вывешивать в электронном виде).

То, что в развитых странах – не более чем инструмент, который помогает получить доступ к огромному массиву вспомогательной информации, у нас – вещь в себе. Электронные доска и дневник остаются доской и дневником, то есть местами, где учитель записывает главные мысли или задания и выставляет оценки. Если сравнить с тем, как они должны использоваться, получается как в старом анекдоте – построили бассейн, но не налили в него воды.

Самое печальное – этот странный, нелогичный подход, не поощряющий распространение нового, а скорее препятствующий ему, существует не только в сфере образования. Рассуждение, что простая идея улучшить среду, чтобы процесс принятия нового развивался сам, не может быть реализована в нашем государстве, в различных вариациях я слышу от людей, которые понятия не имеют ни о каком электронном дневнике и проблемами школы не интересуются. Мы находимся «в ожидании инноваций», что продемонстрировали выступления участников недавно прошедшего в Петербурге инновационного форума. Общая логика докладов, в том числе и представителей федеральных властей, следующая: инновации в России непопулярны, но благодаря создаваемым государством механизмам поддержки инновационных проектов ситуация в будущем должна исправиться.

Участники форума долго и подробно обсуждали тот факт, что российский бизнес не принимает инновации, они ему не нужны. И вроде бы всем понятно, что ситуацию надо менять, и западные коллеги явно намекали: с помощью налоговых льгот.

Выясняется, что для тех, кто желает внедрять инновации, никаких налоговых льгот не предполагается. Инициативы, которые исходят от налоговой службы и активно обсуждаются в правительстве, носят скорее противоположную направленность. Например, стоит вопрос о том, чтобы лишить сделки лизинга тех налоговых льгот, что они имеют сегодня (ускоренная амортизация объектов лизинга и возврат НДС). Понятно, что без этих льгот лизинг теряет смысл, но ведь он специально разработан для того, чтобы подталкивать предприятия к активной модернизации, о которой так много говорят. То есть модернизация уже не нужна?

Зачем тогда все эти новые фонды – венчурные, посевные, если государство не готово, не может взять на себя задачу по стимулированию спроса на инновации? Ведь эти фонды – опять же инструменты, которые облегчают появление инноваций, дают возможность выбрать лучшее. Без спроса со стороны бизнеса они не имеют смысла. Получается снова вещь в себе.  

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №40 (486) 11 октября 2010
    Забастовки в Европе
    Содержание:
    Ультиматум Рена

    Еврокомиссия разработала ряд мероприятий, направленных на предотвращение финансовых кризисов, которые вынуждают правительства стран ЕС сокращать расходные статьи бюджетов. Однако эти меры вызывают ожесточенное сопротивление профсоюзов

    Реклама