Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

По ступенькам вверх

2011
Фото: МГА Им. Ушакова

Николай Лебедев: «Стратегия экспансии на внешние рынки – недешевая по своей сути, дорогое удовольствие. Но это направление, где инвестиции полностью оправданны»

Группа «Промышленные инвесторы», возглавляемая Сергеем Генераловым, завершила процедуру приобретения 25,5% акций петербургской группы компаний «Транзас». О достигнутых договоренностях было объявлено в начале лета, затем участники соглашения обсуждали конкретные условия вхождения «Промышленных инвесторов» в капитал «Транзаса». В интервью «Эксперту С-З» президент группы компаний «Транзас» Николай Лебедев рассказал, почему принято решение «впустить в ближний круг» стороннего инвестора и каких технологических прорывов стоит ожидать от «Транзаса» в профильных для него промышленных сегментах.

Поворотные моменты

– В 1990 году «Транзас» основали четыре человека: Николай Лебедев, Николай Мужиков, Евгений Комраков, Виктор Годунов. Через 20 лет состав топ-менеджмента не изменился: вы – президент «Транзаса», ваши коллеги – вице-президенты. Примеры, когда группа единомышленников ведет совместное дело на протяжении столь многих лет, нетипичны для России. Как вам удалось не разойтись в бизнесе?

– Нас изначально объединяла общая идея, претворять которую в жизнь было безумно интересно. Мы вложили в нее всю душу. Но не нужно думать, что эти два десятилетия прошли без проблем. Мы все разные, у нас были те или иные кризисы в отношениях. Но всегда находили устраивающие всех варианты разрешения кризисных ситуаций.

 – Чтобы рассказать историю развития «Транзаса», интервью не хватит – потребуется написать книгу. Но если попробовать изобразить ее общими мазками – как возникла идея создать «Транзас»?

– В 1980-е годы я работал грузовым помощником капитана в Балтийском пароходстве. В определенный момент стало понятно, что наше технологическое отставание, например нехватка электронных расчетов по остойчивости судов, не позволяет обеспечить безопасность грузоперевозок. В один из переходов из Европы в Австралию мы отправились с очень низкой остойчивостью, хотя по расчетам она была больше нормы. Если бы случился шторм, пришлось бы сбрасывать с палубы грузы. Погода оказалась милостива – дошли до пункта назначения без проблем, но тот рейс, пожалуй, и стал поворотным моментом.

Собрались после возвращения из рейса (коллеги мои – тоже моряки) и поняли, что необходима технологическая революция. Нашли людей, купили компьютер, начали делать программы. Стартовали как научно-технический центр молодежи: в то время это была модная форма ведения бизнеса. Когда дело стало развиваться серьезно, я решил прекратить морскую карьеру. В мае 1990 года мы образовали «Транзас».

– Помните свой первый продукт?

– Навигационная система Navi-Master, которую установили на паром «Анна Каренина», ныне не существующий. Паром ходил из Петербурга в немецкий город Киль. Сделали для него электронные карты – в это время успешно работали спутниковые системы GPS и GLONASS. Совмещение спутниковой навигации, электронных карт и систем, которое мы сделали, и стало Navi-Мaster. Продукт оказался успешным.

Одновременно начали развивать дистрибуторскую сеть – тогда, 20 лет назад, это было в диковинку. В течение полутора лет открыли в двух десятках портов тогда еще Советского Союза свои представительства. Это дало нам возможность продавать не только собственную продукцию, но и продукцию ведущих мировых фирм, что помогло быстро войти в сегмент оказания полноценной электронно-технической помощи.

Затем решили, что достаточно сильны для открытия первого зарубежного представительства, и создали дочернюю компанию в английском Саутгемптоне. С этого момента началась международная история «Транзаса», и именно выход за рубеж помог нам пережить кризис начала 1990-х годов, когда разрушилась система некогда общего союзного флота. Продав в 1993 году на внутреннем рынке СНГ 300 навигационных систем, в 1994-м мы не смогли реализовать и пяти наборов. Для любого другого бизнеса это означало бы крах. Но «Транзас» в том же году продал за рубежом, причем по немного большей цене, чем в России, порядка 150-200 систем, обеспечив себе тем самым «подушку безопасности».

Последующий рост спроса на наши навигационные системы позволил активизировать международную деятельность: каждый год компания открывала представительства за рубежом. На данный момент у нас порядка 20 дочерних фирм плюс дистрибуторская сеть в 130 странах.

– Развитие «Транзаса» всегда было стабильным и поступательным или были отрезки времени, которые вам хочется забыть?

– Зачем же забывать отрицательные моменты? Каждый день работы в «Транзасе» – это капитал. Ситуаций в развитии бизнеса, за которые мне стыдно, нет вообще. Проекты, которые закончились неудачей, конечно, были. Когда идешь по лестнице вверх, следующая ступенька может оказаться немного труднее предыдущих, и ты не можешь ее переступить. Недооценка определенных факторов приводила к неудачам. Но в целом, несмотря на трудности, неэффективность тех или иных шагов, мы сохранили позитивный настрой. «Транзас» – признанный лидер в сфере инноваций, мощная группа компаний, которая на данный момент производит продукции на порядка 300 млн долларов в год и имеет прекрасные перспективы. Уже в течение 15 лет мы обеспечиваем ежегодный прирост экономики «Транзаса» на 20% по отношению к предыдущему году.

Идея большого «Транзаса»

– Чем в таком случае объяснить привлечение стороннего инвестора?

– Много лет мы развивались, доказывая свою конкурентоспособность на мировом рынке, предлагая технические решения, которые во многих случаях оказывались – и оказываются до сих пор – уникальными. Думаю, нам удалось многого достичь, но, по гамбургскому счету, «Транзас» оставался технологической компанией.

Постепенно пришло понимание: требуется развивать не только техническую составляющую. Новая задача – создать транснациональную корпорацию с серьезной капитализацией и мощной стратегией развития. Для решения подобной задачи требуется не только технический опыт, но и опыт управленческих решений. Именно с этих позиций мы и искали стратегического инвестора. Нас не интересовало только финансовое инвестирование: требовался партнер, который преобразует «Транзас» в мирового технологического лидера.

– Как долго велись переговоры с группой «Промышленные инвесторы»?

– Серьезные переговоры начались в 2008 году, но кризис немного притормозил реализацию проекта. Теперь же мы вернулись к обсуждению идеи и сил для ее реализации хватило. Думаю, опыт главы «Промышленных инвесторов» Сергея Генералова позволит «Транзасу» сделать качественный рывок в развитии. Плоды совместных усилий только формируются. Мы не собирались ничего кардинально менять, не намечали революций. Это просто фокусирование и концентрация на необходимых направлениях, формулирование общей идеи большого «Транзаса».

– Как перераспределились доли в капитале «Транзаса»?

– У меня и у Сергея Генералова по 25,5%, остальной пакет распределен между другими основателями компании.

Ноу-хау для прорыва

– Предлагая новые продукты, вы работали под рынок или создавали его?

– Во многом «Транзас» действительно формировал рынок и делает это до сих пор. Показателен пример из самого начала истории компании: мы первыми предложили вместо дорогостоящего специализированного морского бортового оборудования использовать технологии, основанные на PC. Эти же технологии стали «матрицей» для изобретения следующих линеек и морского, и авиационного бортового и тренажерного оборудования, развлекательного сегмента. Это ноу-хау, которым «Транзас» гордится и которое обеспечило успех технологическому прорыву. В определенных областях «Транзас» – законодатель моды и в России, и за рубежом, в других сферах мы стараемся предложить максимально современное и, что важно, экономически эффективное решение.

– Почему решили развивать авиационное направление?

– Это исходило из общей логики развития компании. Изначально она называлась «СБТ – Транзас». СБТ – «Системы безопасности на транспорте», «Транзас» – от английского TRANsport SAfety Systems. В дальнейшем аббревиатура СБТ отпала. Мы сразу определили область, в которой будем работать. Морское направление стало первым, потому что это наиболее понятный для нас рынок. По большому же счету задачи, применяемые для технических решений – для навигационных приборов, тренажеров, электронных карт, систем управления движением судов, фактически идентичны. Конечно, есть нюансы.

В авиации пришлось намного больше и глубже разбираться с так называемым «железом». К примеру, прибор должен работать от плюс 70 до минус 55°С – таких требований на море нет, а в авиации это необходимое условие, без которого невозможно сертифицировать устройство. От нас требовалось не только разрабатывать технологии, но и производить опытные партии приборов.

– Но программное обеспечение остается основным продуктом?

– Я бы не стал так категорично утверждать, хотя программное обеспечение (ПО) занимает серьезную долю в наших бизнес-процессах. Мировые тенденции меняются, разработка управленческих решений превалирует над инженерией. Раньше было ровно наоборот: примерно 80% проекта – инженерная работа (конструкции, механизмы), остальное – ПО, которое просто помогало механике работать. Теперь же основную часть работы выполняет именно ПО. В «Транзасе» порядка 1-1,2 тыс. человек занимаются инновациями в сегментах инженерии и ПО. И если говорить о соотношении, то на долю инженерных разработчиков приходится лишь 30%. Но тут важно достичь баланса в производстве ПО и инженерии. Зачастую происходит крен либо в одну, либо в другую сторону. Оптимальная пропорция и дает эффект, который называется конкурентоспособностью.

– Вам удалось достичь баланса?

– Есть направления, где баланс достигнут и «Транзас» является серьезным игроком. В морском тренажеростроении у нас 50% мирового рынка. В сегменте разработки электронно-картографических систем и карт держим 30-40%. Причем в этих отраслях у «Транзаса» несомненное лидерство. Вторые-третьи компании после нас в полтора-два раза отстают по объемам производства. Есть отрасли, где мы входим в тройку основных компаний, например по системам управления движением судов. Существуют перспективные сегменты, в частности по объему производства авиационных тренажеров постепенно приближаемся к группе из пяти ведущих мировых производителей. В целом горизонты, которых мы стараемся достичь, понятны.

– Активно обсуждаются перспективы освоения арктических территорий, к примеру возрождение Северного морского пути. Что включает в себя проект «Транзаса» Electronic highway?

– Общая тенденция – разработчики технологий подходят к решению задач более интегрированно. К общему знаменателю приводятся десятки технологических решений, что делает их более доступными и ясными для потребителей. Если прежде мы создавали только навигационную систему или оборудовали капитанский мостик, то сегодня это комплексная система ИT-управления всего судна. Тренажерный комплекс – это не просто одно судно, а совокупность морских и наземных объектов. Арктика – сложная технически и технологически территория, но одновременно – хорошая поляна для серьезной мирной кооперации арктических стран и разных технологий, поиска неагрессивных решений.

При реализации проекта возрождения Севморпути мы готовы применить практически все решения, касающиеся моря и авиации, обработки баз данных. Это комплексная задача: навигация, связь, поиск и спасание, береговые службы. План, по которому нужно работать, потратить на него пять-десять лет. Но годы не страшны, когда существует понимание задач, эффекта от внедрения инноваций. А в случае Севморпути подобное понимание есть однозначно. Это сложный, но очень интересный и адекватный реальности инфраструктурный проект.

– «Транзас» занимается и военными разработками. Понятно, что эта тема конфиденциальна, но как вы оцениваете участие «Транзаса» в программах ВПК?

– Тема нашего участия в военных проектах достаточно открыта. Мы активно сотрудничаем с военными и силовыми ведомствами, поставляя современное бортовое оборудование, отвечающее их требованиям, создавая тренажеры под боевые задачи. В нашу группу входит предприятие, созданное совместно с Рособоронэкспортом, – «Р.Е.Т. Кронштадт».

Последняя разработка в этой сфере – технология единого виртуального поля боя, позволяющая объединять обучение специалистов, представляющих различные рода войск, в составе центров боевой подготовки нового поколения. Им крайне заинтересовался, в частности, посетивший «Транзас» этим летом начальник генерального штаба Вооруженных Сил РФ Николай Макаров.

– Вы развиваете новое для себя направление – инфраструктурные проекты в нефтегазовой промышленности. Там тоже применяются комплексные решения?

– Безусловно. Эти решения не то чтобы новые, но более сфокусированные на проблемах нефтегазовой отрасли. Мы пришли в эту отрасль естественным образом: нефтяные платформы, по сути, – часть морской экосистемы. Став крупнее, «Транзас» одновременно стал привлекательнее для больших заказчиков. Понятно, что нефтяникам проще и надежнее работать с компаниями, за которыми есть опыт, объем, гарантии: у них снижаются риски.

– Уже есть заказы?

– Наши технологии применяются на Варандее в Печорском море, работаем на Сахалине. Ведем с «Газпромом» переговоры об участии в разработке Штокмановского месторождения. Со всеми основными игроками мы сотрудничаем в разной степени. Может, «Транзас» не достиг здесь такого влияния, как в морском направлении или производстве навигационных систем. Но, думаю, в краткосрочном периоде мы сможем как минимум на российских рынках занять существенную долю. Если нефтегазовая отрасль активно развивается, надо эту возможность использовать. Это касается, кстати, не только «Транзаса», но и компаний, которые только ищут свое место на рынке. Не надо сидеть и ждать, пока кто-то положит вам в рот технологическую ложку.

Изменить мировоззрение

– Борьба на конкурентном поле жесткая?

– Она достаточная для того, чтобы быть постоянно в форме, работать с драйвом и интересом. К сожалению, большинство наших конкурентов – компании из Европы, США, Юго-Восточной Азии. Не могу сказать, что в России конкуренции совсем нет. Есть серьезные разработчики в морских и авиационных технологиях, нефтегазовой промышленности. Но количество отечественных компаний, ставящих перед собой реальные цели, стремящихся выйти на внешние рынки, крайне мало. Стратегия экспансии на внешние рынки – недешевая по своей сути, дорогое удовольствие. Но это направление, где инвестиции полностью оправданны. И «Транзас» в долгосрочной перспективе действует эффективно. Прорываясь, ставим задачи достижения качественно новых результатов. Это некая программа действий, чтобы сделать из «Транзаса» мирового чемпиона по высоким технологиям. Мне кажется, вполне хорошая цель.

– Путь к чемпионству, каков он?

– Никаких корпоративных секретов не раскрою, принципы достижения лидерства едины для любого бизнеса: правильно использовать все хорошее и искоренять все плохое. Для «Транзаса» хорошее заключается в том, что в России в целом и в Петербурге в частности очень высокий уровень интеллектуального ресурса. Причем если по некоторым научным направлениям подобным интеллектуальным потенциалом могут похвастаться и другие города России, то в области морских технологий Петербург без вариантов держит пальму первенства.

Когда мы только начинали создавать «Транзас», приняли на работу группу разработчиков языка программирования Алгол, весьма популярного в Советском Союзе. Элитные программисты оказались в тот период никому не нужны. И мы аккумулировали очень высокую концентрацию интеллектуальной энергии. Более избыточной, чем существует даже сегодня в той же Европе. И вот за счет этой концентрации, с одной стороны, и опыта инженерной эксплуатации – с другой, создали единую общность. Избыточность интеллектуального труда, правильное позиционирование – эти условия дали «Транзасу» возможность создать концепцию, которая стала не просто прорывной, но постоянно действующей.

На рынке сложных инженерных решений, элитной специализации, в том числе в информационных технологиях, Россия может иметь долговременную международную конкурентоспособность, которая будет состоять из накопленного научного потенциала и инженерных решений.

У нас есть слоган – «Устанавливаем стандарты». К слову, когда мы попробовали зарегистрировать его в России, нам сказали, что это самовосхваление. Хотя за границей оно совершенно нормально воспринимается. Как мы понимаем этот слоган? Инновация – это то, чего не было вчера. Чтобы заставить человека сегодня делать то, что он не делал вчера, надо изменить мировоззрение. Устанавливать стандарты в технологическом смысле – менять те вещи, к которым люди привыкли. Это огромная работа. Если она не будет проведена, не будет воспринята, развитие затормозится. На мой взгляд, еще не набрана та критическая масса, при которой можно сказать, что инновации проторят себе дорогу в любом случае. Но где-нибудь к 2020 году можно будет подвести итоги, насколько эффективно сработало инновационное развитие. Поскольку я оптимист, берусь предсказать, что выводы будут сделаны позитивные. 

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №37 (533)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама