Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей
Общество

ИТ-садоводы

2011
Иллюстрация: Владимир Басов

Новый всплеск развития российского ИТ-рынка формирует важный тренд: известные предприниматели готовы вкладываться в построение инфраструктуры поддержки инноваций в этой сфере

Как правило, импульсом к активизации и новому витку развития российского ИТ-рынка становится кризис. Именно в посткризисный период, по наблюдениям генерального директора компании Reksoft Александра Егорова, этот интеллектуальный сектор экономики наиболее динамичен. Первый всплеск внимания к ИТ в России произошел сразу после кризиса 1998 года, потом – в 2005-2006 годах (вслед за так называемым кризисом доткомов). Сейчас, после кризиса 2008-2009 годов, вновь проявился повышенный интерес к российским ИТ-проектам. Выход Mail.ru и Яндекса на мировые фондовые рынки, продажа доли компании Евгения Касперского показали, что западные инвесторы высоко оценивают крупнейшие отечественные проекты.  При этом фонды не упускают из виду и менее именитые. Немало молодых российских стартапов в короткие сроки оказываются подхвачены инвесторами.

За примерами далеко ходить не надо – достаточно посмотреть на петербургский конкурс ИТ-проектов Web ready 2010 года. Почти все проекты, получившие на нем определенный статус, в течение полугода обрели инвесторов. В частности, финалист Web ready проект Saex уже в конце конкурса нашел инвестора в лице российского фонда Foresight Ventures, а летом в компанию пришли канадские инвесторы. «Проект ITMozg (сервис по поиску ИТ-специалистов), стратегическим инвестором которого недавно стала Mail.Ru Group, оценивается в сумму, заметно превосходящую ту, что определил начальный инвестор», – приводит пример консультант по инвестициям Web ready Евгений Барулин.

Одновременно в России растет и количество желающих поучаствовать в ИТ-проектах. «Если сравнивать прошлый и текущий годы, то поток желающих вкладываться в ИТ-стартапы (фондов и частных лиц) возрос раза в три», – продолжает Барулин. При этом, добавляет он, рост идет по всем фронтам. Увеличилось количество венчурных фондов, образованных как при финансовых корпорациях, так и при поддержке государства. Активнее стали и ИТ-корпорации, которые рассматривают проекты не с точки зрения возврата инвестиций, а с позиции того, как молодые команды дополнят их коллектив. Но более всего растет внимание со стороны людей, которых называют бизнес-ангелами, – одиночек, готовых вкладывать собственные средства.

Рост объемов вложений и числа желающих поддержать новые ИТ-проекты сопровождается приходом в этот сектор тех, кто некогда сам создавал проекты. Они не просто ищут на рынке проекты, под которые можно дать деньги, но и активно участвуют в построении инфраструктуры поддержки ИТ-инноваций. Таких людей не так много, но они как никто другой видят пробелы в существующей системе поддержки стартапов и прекрасно понимают, как они должны развиваться. Таким образом, эти специалисты не только обнажают существующие проблемы, но и закрывают их, руководствуясь личными знаниями и опытом.

Избранные для избранных

Финансирование ИТ-проектов автоматически не ведет к тому, что вложения будут прибыльными: средства могут быть потрачены и вхолостую. Отраслевая экспертиза остается слабым местом абсолютного большинства фондов – как венчурных, так и посевных. «Я видел множество заведомо провальных с моей точки зрения проектов, которые тем не менее получили финансовую поддержку фондов», – признает Александр Егоров.

То, что деньги найти проще, чем экспертов, способных дать оценку проекту и рекомендации по его развитию, подтверждают и представители стартапов. Например, предприниматель Василий Шабат, год назад запустивший свой проект (информационная система для туристических компаний, работающая по принципу «софт как сервис»), сегодня, после его закрытия, констатирует, что средства для поддержки проекта найти было несложно, а вот специалиста, который бы предостерег от стратегических ошибок, найти так и не удалось. Такого же мнения придерживается соучредитель венчурного фонда Runa Capital Сергей Белоусов: «Денег для стартапов действительно много, может, даже больше, чем нужно, но работающих команд, которые умеют отбирать проекты, а также помогать в их развитии, буквально единицы».

Именно для того, чтобы сконцентрировать в одном месте максимальное количество известных экспертов, был создан фонд Runa Capital, рассказывает Белоусов. Напомним, что Сергей Белоусов – один из создателей и член совета директоров Parallels, которая находится в пятерке ИТ-компаний, представляющих Россию на мировом рынке. Кроме того, он входит в команду самого известного российского венчурного фонда Almaz Capital Partners.

Имея многосторонний опыт и зная о подводных камнях в этой деятельности, Runa Capital предъявляет к стартапам изначально высокие по российским меркам требования. Причем как к проектам, которые планируется поддержать, так и к возможным источникам финансирования. Наибольшее внимание уделяется проектам, которые можно вывести на мировые рынки, а таких, как оказалось, не так-то и много. «Должен сказать: уникальных, соответствующих мировым стандартам проектов у нас не так много. 90% ИТ-стартапов, что появляются на различных конкурсах, ориентированы на российский рынок (при этом 80% – фактически клоны западных проектов), а из оставшихся далеко не все достойны финансирования», – замечает Белоусов.

К источникам финансирования фонд Runa Capital также довольно требователен. «У Российской венчурной компании (РВК) огромное количество денег, но она накладывает слишком много ограничений. Например, РВК может инвестировать только в отечественные предприятия. Настоящие же технологичные фирмы должны быть глобальными, поэтому для хороших стартапов нужна максимальная свобода», – убежден Сергей Белоусов. Поэтому ни Runa Capital, ни стартапы, которые он поддержит, с большой долей вероятности не будут претендовать на привлечение средств РВК, по крайней мере до тех пор, пока ряд ограничений не будут сняты.

Многочисленные связи между Runa Capital и Almaz Capital Partners (помимо того что Белоусов работает в обоих фондах, основатель Almaz Capital Partners Александр Галицкий фигурирует как соучредитель в Runa Capital) можно расценивать как попытку создания некой вертикали независимых венчурных фондов. Runa Capital выступает в роли фонда посевных инвестиций (и, соответственно, выделяет относительно небольшие средства), а Almaz Capital Partners поддерживает серьезными суммами уже реализуемые проекты.

Зажигая звезды

История прихода в сферу венчурных инвестиций Ратмира Тимашева в общих чертах похожа на путь Сергея Белоусова. Сначала Тимашев прославился как автор успешного ИТ-проекта (Aelita Software), продажа которого до настоящего времени остается крупнейшей сделкой на российском рынке ИТ. Впоследствии он вместе с Андреем Бароновым создал венчурный фонд ABRT для финансирования ИТ-стартапов.

Но Тимашев – это другой тип инвестора. «Когда мы создавали фонд, то не были уверены, что лучше – начинать возводить свой небоскреб или инвестировать в десять строящихся, – вспоминает он. – Сейчас поняли, что мне и моему партнеру ближе строить собственный небоскреб, и этим новым проектом стал Veeam Software». Сегодня ABRT продолжает свое существование – в связке с Mangrove (фонд из Люксембурга, известный тем, что поддержал Skype) он отбирает и финансирует проекты, но основатели фонда 99% времени тратят на развитие одного-единственного проекта – Veeam Software.

По западным меркам это типичная ситуация, уточняет Ратмир Тимашев. В США многие венчурные фонды, когда инвестируют в компанию, а потом делают успешный выход, часто предлагают основателям компании поработать у них. И основатели успешных проектов зачастую остаются в фондах как консультанты. Поработав консультантами, нередко находят для себя новый многообещающий проект, в который уходят. А потом на них снова обращают внимание фонды, вкладываются в них, передают дальше, а организаторов привлекают как консультантов – и все по новой.

Надо сказать, что Veeam Software (решает задачу резервного копирования для виртуальных машин) – новый проект, в который ушел Ратмир Тимашев в 2009 году, – в сфере виртуальных вычислений уже взял несколько высот и, по сути, стал историей пока еще не грандиозного, но, безусловно, успеха.

Такие истории, которые со временем становятся предметом активного обсуждения в кругах специалистов, а потом и в СМИ, успехи, о которых можно красиво рассказать потенциальным инвесторам, безусловно, нужны не только конкретным фондам, но и отрасли в целом. Ведь повлияли же на восприятие обществом ИТ-проектов выход Яндекса и Мail.ru на мировые фондовые рынки, несмотря на то что этого ждали давно и аналитики предсказывали их успех. А проекты более молодые, «выстрелившие» в последние два-три года, как показывает пример западных рынков, на реальных инвесторов производят еще большее впечатление.

Фабрика для поиска идей

Противоположный подход к инвестированию в ИТ-проекты демонстрирует основатель проекта «Главстарт» Аркадий Морейнис (известен коммерчески успешными проектами российского ИТ-рынка, в том числе price.ru). Он сконцентрирован на том, чтобы создать систему – фабрику по поиску и «настройке» ИТ-стартапов. «Если образно представлять стартаповский рынок, то это конус, в основании которого люди, чуть выше – идеи, затем – прототипы, а на самом верху – готовые проекты, которых там ждут различные фонды, инкубаторы», – рассуждает Морейнис. Тот уровень, на котором работает созданный им «Главстарт», – это уровень идей. «Искать людей с идеями, „вкручивать им мозги“ и давать первые деньги, чтобы они смогли довести идею до понятного статуса, – это не посевное инвестирование, а скорее предпосевное», – считает он.

Финансирование на такой ранней стадии – очевидно, самые рисковые из венчурных вложений, поэтому невозможно, чтобы основатель возился с каждым проектом. Задача ближайшего времени – развить «Главстарт», чтобы он мог выпускать минимум 50 проектов в год, рассказывает Аркадий Морейнис. Тогда можно будет говорить о прибыльности данной инициативы. Успех машины «Главстарта» базируется на двух саморазвивающихся системах. Первая – это регулярно проводимый конкурс Startup Weekend, в рамках которого происходит отбор идей и одновременно поиск потенциальных инвесторов для выбранных стартапов. Вторая – новый для отечественного рынка институт менторов (наставников, прикрепляемых к молодым проектам). Это люди, имеющие определенные знания и некоторый опыт на рынке ИТ, но по большей части пока не зарекомендовавшие себя в качестве пробивных стартаперов.

На развитом рынке США компаний, ориентированных, как «Главстарт», на поиск идей, порядка 200 (самый известный проект – Y-Combinator), у них даже есть свое название – акселераторы. Но в Америке совершенно иные и уровень предпринимательской культуры, и количество людей, которые попробовали себя в роли бизнес-ангелов. Очевидно, поэтому проект Морейниса пока остается уникальным в России. Первые десять проектов планируется представить вниманию посевных и венчурных фондов ближайшей осенью и зимой. Тогда, возможно, и появятся клоны «Главстарта».

В целом подход, реализуемый в «Главстарте», – на сегодняшний день, наверное, самый интересный ответ на проблему, которая с 2006 года обсуждается участниками ИТ-рынка. Речь идет о явном разрыве в финансировании между начальными вложениями и теми суммами, которые готовы выдавать фонды. Есть определенная сумма (порядка 100 тыс. долларов), которую носитель идеи теоретически может собрать сам, есть некий минимум финансирования венчурных фондов – ближе к 1 млн долларов, объясняет Александр Егоров. Между двумя этими точками всегда существует необходимость одного или двух микрораундов финансирования (в объеме 300-500 тыс. долларов), которые на российском рынке долгое время было некому сделать (в Европе и США этот разрыв заполняется бизнес-ангелами). Фонды посевного финансирования, которые начали создаваться в последние годы, закрывают проблему привлечения финансов, но вопросы поддержки самих проектов, решаемые индивидуальными предпринимателями – ангелами, остаются открытыми.

Приход в сферу поддержки ИТ-инноваций состоявшихся предпринимателей будет способствовать возникновению действительно живой экосистемы поддержки ИТ-инноваций, привлечению частных инвесторов. Участники рынка свидетельствуют, что есть огромное количество людей, которые находятся в шаге от того, чтобы вкладывать в рынок инноваций свои сбережения. «Рынок частных инвесторов – очень перспективная ниша. Если задуматься, то людей, которые могли бы вложить до 100 тыс. долларов, не так мало, по крайней мере в Москве. В конце концов, 200 тыс. долларов – это стоимость нового „Мерседеса“», – подчеркивает Аркадий Морейнис.    

Санкт-Петербург

Где ищут молодые ИТ-стартапы:
Фонды, готовые финансировать молодые ИТ-проекты
Фонды, готовые финансировать уже работающие ИТ-проекты
«Эксперт Северо-Запад» №38 (534)




    Реклама

    Интервью с губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Кобылкиным

    В XXI веке богатство России будет прирастать Арктикой

    Время упущено? Пока никто не повторил наш опыт

    «Звезды Арбата» - единственный в премиальном классе комплекс апартаментов в России, где сервисные услуги осуществляет крупнейший мировой гостиничный оператор компания Marriott International


    Реклама