В ожидании шедевров

Новый Петербург
Москва, 11.06.2012
«Эксперт Северо-Запад» №23 (569)
В ближайшие годы петербуржцы увидят хорошую архитектуру не только в центре города, но и в районах массовой застройки, считает Эдуард Тиктинский

Фото: RBI

В новейшей истории Санкт-Петербурга не построено практически ни одного здания, которое можно было бы смело назвать выдающимся архитектурным памятником своего времени. Но, по прогнозу президента Холдинга RBI Эдуарда Тиктинского, город стоит на пороге качественного сдвига: экономический рост в совокупности с развитием вкуса жителей Северной столицы создает предпосылки для поисков оригинальных архитектурных решений девелоперских проектов.

Архитектор для места

– Около года назад в одном из интервью вы упомянули, что Санкт-Петербург заслуживает лучшей архитектуры. Вам не нравится складывающийся облик города?

– Все страны в своем архитектурном развитии проходят определенные этапы. В любом городе мира есть хорошие и не очень проекты. Для российской архитектуры ХХ век примерно с 1915 года – это практически потерянное время, за исключением некоторых интересных памятников конструктивизма. В 1990-х годах, пережив однообразие сталинского ампира и безликий хрущевско-брежневский период, мы оказались в условиях правового беспредела, что немедленно отразилось на архитектурном облике города, – к этому периоду относятся наиболее одиозные проекты. Но, к счастью, в целом Петербургу удалось отстоять свой облик: в нем меньше зданий, от которых берет оторопь, чем в большинстве городов мира.

Мы находимся в ситуации экономического роста, есть платежеспособный спрос, и, на мой взгляд, все предпосылки для качественного изменения ситуации с поиском интересных архитектурных решений. Еще несколько лет назад на фоне дефицита новой жилой недвижимости покупатели сметали буквально все. Сегодня они становятся более взыскательными, обращают внимание не только на цену и локацию, но и на внешний вид будущего жилища, и особенно – на организацию территории вокруг дома. Одновременно на строительном рынке растет конкуренция – застройщики, чтобы обеспечить продажи, вынуждены биться за качество проектов. С другой стороны, происходит эволюция в головах у собственников бизнеса. Они становятся старше, мудрее, богаче, в конце концов. Трудно говорить за всех, но наша компания уже давно задумывается о качестве архитектуры, потому что для нас важно, что мы после себя оставим городу.

– Как обеспечить качественные архитектурные решения?

– Самое главное – найти правильного архитектора. Правильного – то есть не просто хорошего профессионала, а того, чья стилистика оптимально подходит для района, в котором планируется здание. Каждый архитектор работает в определенной стилистике, и ожидать чего-то кардинально иного от него нельзя. Например, как мы нашли автора для нашего комплекса «Александрия» на Новгородской улице? Нам хотелось создать проект средовой, максимально вписывающийся в сложившуюся в районе сталинскую застройку, но с интересным индивидуальным обликом.

Чтобы лучше решить эту задачу, мы пригласили профессора Варвару Сперанскую (сейчас она декан факультета архитектуры СПбГУ) прочесть курс лекций. Потом задали ей простой вопрос: кто из современных архитекторов способен отразить в проекте тот пласт архитектурной истории города, который есть в районе Новгородской улицы? Сперанская взяла тайм-аут и через какое-то время назвала имя Рикардо Бофилла, работающего в стиле неоклассицизма. Бофилл – известный испанский архитектор-постмодернист, который следует традициям классицизма и уже построил здания более чем в 56 странах. Мы написали ему, и через несколько дней он уже приехал в Петербург, сказав, что всегда мечтал работать в нашем великом городе.

– То есть первое слово при определении стилистического решения проекта все-таки за вами?

– Безусловно. Я могу себе подобное позволить, так как уже 19 лет занимаюсь этим делом. Я родился в Петербурге, живу в нем, люблю его и чувствую.

– Всегда ли ваши чувства подсказывают, что, строя в центре Петербурга, необходимо следовать среде? Допустимы ли эксперименты и поиски?

– Почему нет? Когда мы представляли на Градостроительном совете проект дома «Ле Грандъ» на Староневском проспекте, обсуждались две его концепции, абсолютно противоположные. Первая – слить здание с окружающей застройкой, чтобы оно мимикрировало под нее. Вторая – не стесняясь, построить нечто принципиально иное. Победила вторая концепция, хотя я был за «Палаццо», исполненное в итальянском стиле. Так что все возможно. Но следует понимать, что заявка на строительство дома иной эпохи среди исторической застройки – это большая ответственность. Объект должен получиться действительно выдающимся.

Если говорить об архитектурных новациях и авангардных архитектурных решениях, то таких объектов в Северной столице пока практически нет. Девелопер – до определенной степени человек подневольный. Мы можем смотреть слегка вперед, но на два-три шага опережать спрос не можем. Думаю, через несколько лет дойдем и до этого этапа развития городской архитектуры. Конечно, не в «золотом треугольнике». Прекрасное место для футуристических объектов при условии соблюдения высотности и прочих строительных нормативов – правый берег Невы. Очень верю в эту территорию. Все, что вокруг реки, должно развиваться.

Мягкое вмешательство

– Чего принципиально не должно быть в центральных районах?

– Любое вмешательство в историческом центре Петербурга должно быть мягким и делаться с хорошим вкусом. Прежде всего, недопустимы отклонения от принятых нормативов, кроме редчайших исключений, каждое из которых следует изучать под микроскопом. Другой вопрос, что сами нормативы необходимо тщательно проанализировать и принять решение о том, что мы сохраняем любой ценой и находим на это средства, а что подлежит регенерации. Во-вторых, важно прохождение всех проектов реконструкции в охраняемых зонах нового строительства в ЗРЗ 1-2 через Градостроительный совет. Это оптимальный коллегиальный орган контроля развития городской среды. Если не доверять своим архитекторам и их коллективному мнению, то кому вообще доверять?

– Что вы имеете в виду, говоря о необходимости более тщательно изучать нормативы застройки?

– Принятые нормативы, которые сейчас уточняются с Министерством культуры, вполне адекватны. Они достаточно жесткие по высотности, плотности, отношению к памятникам культуры и исторической застройке. Возможно, впрочем, для центра города должны быть предусмотрены более жесткие нормативы по озеленению. Поскольку с зеленью здесь плохо, надо, чтобы среда обитания каждого дома улучшала городскую среду в целом.

Но, ужесточая правила, надо понимать, что все имеет свою цену. Естественно, чем меньше в проекте плотность застройки и больше зелени, тем выше его привлекательность для будущих жильцов. Но вот цена квадратного метра для большинства покупателей может оказаться непосильной. Поэтому требования и нормативы нужно очень тонко дифференцировать в зависимости от зоны застройки и важности регламентируемого вопроса.

В любом случае правила должны быть строго регламентированы, прозрачны, одинаковы для всех и постоянны. При их изменении должен предусматриваться довольно длительный переходный период, чтобы не возникало таких ситуаций, когда инвесторы покупают землю на основании одних прогнозов, а реализовывать проект вынуждены уже при других условиях, кардинально меняющих его параметры.

Угроза для окраин

– Оригинальное архитектурное решение стоит денег. Значит, результаты качественного сдвига в развитии архитектуры города, который вы предсказываете, мы увидим только в элитном и бизнес-сегменте?

– Мне кажется, в ближайшие пять-семь лет мы увидим хорошую архитектуру и в районах массовой застройки. Конечно, не беру жесткий «эконом» – комплексную застройку на территории Ленобласти. У таких проектов тяжелая экономика, и на качественный продукт рассчитывать сложно. Но в комфорте позитивное архитектурное развитие очень даже возможно.

Вот смотрите. Раньше RBI был единственной компанией, у которой был стандарт КСК (квартиры для среднего класса). Сначала стандарт включал в себя 13 опций, потом – 17. Прошло каких-то семь лет, и любой объект класса «комфорт» от любого застройщика подразумевает эти опции. Качество очевидно растет. Архитектурному облику, и особенно среде обитания, в проектируемых комплексах уделяется все больше внимания. Значение имеют не только узнаваемые интересные фасады, но и продуманная организация территории. Важно, чтобы были разделены пешеходные и автомобильные потоки, чтобы было понятно, как ребенок добирается до школы, чтобы были площадки для детей разного возраста, велосипедные дорожки и места для выгула собак.

Эти элементы вполне понятны и достижимы в рамках квартальной застройки. С другой стороны, они достаточно сложны в реализации. Как раз здесь нормативы можно было бы сделать несколько более мягкими. Например, с точки зрения размещения зеленых насаждений. Когда девелопер приобретает участок под застройку, перед ним встает непростая задача – разместить на нем дом, парковки и зелень. Парковки забирают значительную часть площади, возникает так называемый стилобат – асфальтированные крыши гаражей, пусть и в плоскости земли. По нормативам, на этих крышах можно размещать не более 15% зелени, остальное нужно посадить рядом. А места уже нет. Нетривиальная ситуация. Если бы разрешили размещать деревья на стилобате, пусть даже это достаточно дорого и требует создания толстой почвенной «подушки», удалось бы сэкономить площадь участка.

– Самую большую угрозу архитектурному облику Санкт-Петербурга, на мой взгляд, представляют как раз многоэтажные «муравейники», быстро растущие по окраинам города. Это неизбежность?

– Я сторонник строительства в Ленинградской области малоэтажного жилья, вписанного в природные ландшафты. Это другая плотность застройки и другое качество жизни. Или иной путь – создание городов или районов «короткого хода» с собственными рабочими местами, чтобы исключить ежедневную маятниковую миграцию. Но пока действительно идет быстрое строительство многоэтажек, которое создает средовые риски. Это не лучший вариант развития города. Лучше было бы сосредоточиться на редевелопменте «серого пояса».

– Девелоперы утверждают, что реновация бывших промышленных территорий неподъемна с точки зрения экономики. Вы готовы участвовать в таких проектах?

– Уже участвуем. В частности, наш дом на Большой Посадской построен на территории таксопарка, на Свердловской набережной осенью выведем в продажу проект, который будет возводиться на месте бывшей фабрики «Возрождение». При правильной оценке затрат и перспектив экономика проекта может оказаться интересной. Строительство на реновируемых территориях позволяет инвестору не только экономить на инженерной инфраструктуре, но и зачастую использовать резервы соцкультбыта, где они существуют, так как рядом есть детские сады и школы и в них могут быть свободные места. В этом пункте также имело бы смысл смягчить нормативы – по расстоянию от строящегося дома до ближайшей школы. Когда речь идет о центре города, предельное расстояние до образовательного учреждения не обязательно должно составлять 500 м, одну-две остановки можно проехать на транспорте.

В целом скорость реновации «серого пояса» – вопрос политики властей. Правительство города должно занять жесткую позицию по поводу того, что промышленным предприятиям не место в центре города. Сигнал должен быть абсолютно ясным и прослеживаться в конкретных мерах: в размере налога на землю, в требовании к предприятиям в достаточно сжатые сроки сократить санитарно-защитные зоны. А то покупаешь предприятие и ходишь с протянутой рукой по соседям, чтобы они милостиво согласились за твой же счет уменьшить свои санитарные зоны. Никаких рычагов воздействия нет. Здесь должна быть четкая политика, и мы собираемся подготовить соответствующие предложения в рамках изменения Закона о Генеральном плане и Правил землепользования и застройки.      

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №23 (569) 11 июня 2012
    Образование
    Содержание:
    Чиновники взялись за ум

    Бюрократические игры чиновников от образования окончательно запутали не только работодателей, но и самих студентов и вузовских работников

    Реклама