Дизайн как часть городской жизни

Вещь
Москва, 18.06.2012
«Эксперт Северо-Запад» №24-25 (571)
Пекка Тимонен: «Финский дизайн очень функционален, обладает чистыми простыми формами и часто берет вдохновение от природы»

Фото: Андрей Шамрай

В 2012 году Хельсинки стал столицей мирового дизайна (World Design Capital). Решение об этом 25 ноября 2009 года принял Международный совет по промышленному дизайну (ICSID). За звание столицы мирового дизайна 2012 года боролись 46 городов из 27 стран. В финал конкурса вышли Хельсинки и голландский Эйндховен. После тщательного анализа международное жюри присудило победу столице Финляндии.

Хельсинки стал третьей столицей мирового дизайна вслед за Турином (2008 год) и Сеулом (2010-й). «Это грандиозное событие и чрезвычайно важное признание заслуг Хельсинки, а также наших городов-партнеров, участвовавших в данном проекте. Мы принимаем этот титул с распахнутым сердцем и огромным энтузиазмом», – заявил мэр Хельсинки Юсси Паюнен, выступая на конгрессе в Сингапуре.

Девиз заявки Хельсинки на получение титула столицы мирового дизайна звучит как Open Helsinki – Embedding Design in Life («Открытый Хельсинки – дизайн как часть жизни»). На этом строится и амбициозная программа знаменательного года. Руководитель Департамента по культуре Хельсинки исполнительный директор проекта «Мировая столица дизайна – Хельсинки» Пекка Тимонен рассказал «Эксперту С-З» о том, какие мероприятия планируется провести в рамках Года дизайна, и объяснил особенности финского дизайна.

– Идея мировой столицы дизайна достаточно проста. Это город, который использует дизайн для культурного, социального и экономического развития. В проекте принимают участие пять городов – не только Хельсинки, но и соседние Эспоо, Вантаа, Кауниайнен и Лахти. Для нас это очень важный и крупный проект. Но надо сказать, что у нас развитие и продвижение дизайна не ограничивается рамками календарного года: для Хельсинки и для Финляндии вообще дизайн уже стал политическим вопросом.

Дизайн включен в официальную стратегию развития Хельсинки, упоминается в стратегии по развитию конкурентоспособности столичного региона как важный элемент обеспечения благосостояния и конкурентоспособности. Даже в программе правительства есть пункт о разработке национальной программы по дизайну, практически работа над которой уже началась.

– Какие формальные требования выдвигаются к городу-претенденту?

– Выбор делает ICSID. В него входят организации, работающие в сфере дизайна. Это ассоциации дизайнеров разных стран, общества, которые продвигают дизайн, обучающие организации, учебные заведения, даже некоторые дизайнерские фирмы. Жюри рассматривает все заявки претендентов и выбирает несколько городов, которые потом посещает специальная комиссия. После таких осмотров жюри принимает окончательное решение.

– Входят ли в ICSID российские организации?

– Я встречался с представителями российской организации по дизайну, поэтому думаю, что они представлены в ICSID, хотя и не могу утверждать этого. Россия обладает очень сильной традицией промышленного дизайна. Очень долго российские и советские дизайнеры были неизвестны в дизайнерском сообществе, их имен никто не знал. Общественная роль дизайна в России определенно возрастает. Это напрямую связано с развитием экономики. Для себя мы отметили, что нужно стремиться к более тесному сотрудничеству между дизайнерскими сообществами наших стран. Дизайн – такая сфера, где все строится на контактах, на общении.

Над внешним видом трамвая в Хельсинки тоже поработали дизайнеры sever_571_073.jpg Фото: Андрей Шамрай
Над внешним видом трамвая в Хельсинки тоже поработали дизайнеры
Фото: Андрей Шамрай

– В Петербурге хорошие художественная школа и высшие учебные заведения. Но, может быть, недостаточная сфера применения. Российские программисты активно работают в Европе и во всем мире, есть ли подобная тенденция в дизайне?

– Полагаю, это будет как раз следующая стадия. Финляндии нужны дизайнеры, которые приходят извне. Мы говорили с петербуржцами об этом. Финляндия – прекрасная платформа для развития на международном уровне, потому что у нас хорошие международные контакты. Суоми – это как бы окно в мир. Я обратил внимание и на то, что дизайнеры в России, особенно молодые, заинтересованы в таких контактах. В 2011 году, например, в Лахти присутствовали дизайнеры мебели из Петербурга, показывали свои прототипы.

Прислушаться к жителям

– Каков бюджет всего Года дизайна?

– Основной бюджет нашего фонда – это 16 млн евро: 6 млн – это деньги городов-участников, 5 млн – государственные средства, еще 5 млн – частные инвестиции. Замечу, что коммерческие структуры играют очень большую роль. Мы в данной ситуации – нейтральный игрок, который общается со всеми сторонами, принимающими участие в мероприятиях Года дизайна. Но мы финансируем отнюдь не все проекты из этого бюджета, и если считать бюджет в целом, получается более 50 млн евро. Надо сказать, что для нас это большой вклад.

– Будут ли в числе проектов Года дизайна реализованы какие-либо конкретные дела – организация детских площадок, обустройство территорий?

– Да, таких проектов много. Дизайнеры будут работать в командах Министерства окружающей среды Финляндии и в руководящей группе Департамента социального обеспечения администрации Хельсинки. Проходит конкурс на пять проектов, для которых также будут выделены дизайнеры, и это должны быть проекты некоммерческих организаций. Проводятся кампании по активизации населения: дизайн во многом основывается на том, чтобы прислушиваться к пожеланиям жителей города. Это деятельность, которая всегда должна быть очень близка к населению. Активизация людей, чтобы они принимали участие в делах своего города, – это тоже одна из наших тем, потому что когда жители научатся требовать хороших решений для своих как бы будничных дел, они уже не удовлетворятся плохими.

В мае открыт Павильон деревянной конструкции на участке между Музеем архитектуры и Музеем дизайна – один из символов Года дизайна. Там можно выпить кофе, пообщаться, наладить контакты, проводить небольшие собрания. Всего в этом году запланировано более 100 выставок. В сентябре состоятся городской дизайн-фестиваль Helsinki Design Week и выставка «Сокровища будней», где можно будет увидеть дизайнерские решения со всего мира. Всего программа Года дизайна включает в себя около 300 проектов.

– В The New York Times вышла статья о том, что Хельсинки станет вторым по привлекательности туристическим местом после Панамского канала. Вы согласны с таким прогнозом?

– Мы не против. Это хороший пример того, что благодаря статусу столицы дизайна нам уделяют много внимания в мире. За последние четыре месяца в международной прессе опубликовано больше тысячи статей на эту тему.

– Эта публикация была частью пиар-кампании?

– В разных концах мира мы усердно работали над продвижением, в том числе в Нью-Йорке. Но в любом случае такого эффекта мы не ожидали.

– Насколько возрастет в связи с этим количество туристов в Хельсинки?

– Это сложный период для прогнозирования, потому что есть неуверенность относительно состояния мировой экономики, поэтому у нас умеренные цели – прирост числа туристов на 3%. Но важно отметить, что проект мировой столицы дизайна повлияет на туристические потоки и в будущем, потому что не все успеют приехать к нам до конца этого года.

Чистые простые формы

– Как бы вы определили финский дизайн?

– Финский дизайн очень функционален, обладает чистыми простыми формами и часто берет вдохновение от природы. Финляндия долгое время была по-хорошему деревенской страной, и связь природы с бытом, с функциональностью вещей, которые окружали человека, передалась современному дизайну. Финны вообще прагматичные люди, в общем-то, нам интересно находить решения.

Важно напомнить два момента, которые связаны с нашей историей. Во-первых, дизайн и архитектура уже давно применяются для определения нашей национальной идентичности – это механизмы, через которые мы как бы делаем Финляндию Финляндией. Примерно 150 лет продолжается такая традиция – она возникла еще до того, как страна обрела независимость. Например, организация Design Forum Finland является второй по старшинству в мире по продвижению дизайна, так что у нас большие традиции. В 1870-е годы в Финляндии основано первое учебное заведение дизайна под девизом Pro arte utile – «За полезное искусство».

А вторая традиция… В отличие от многих других стран, у нас дизайн родился не в королевских дворцах или богатых семьях. Финские дизайнеры с самого начала искали высококачественные решения проблем, с которыми люди сталкиваются в быту. Например, эта кружка – тоже предмет финского дизайна. Дизайнер Кай Франк в свое время создал форму, чтобы в каждой семье люди могли пользоваться посудой, которая отвечает функциональности и эстетическим требованиям.

– И что особенного в этой кружке?

– В Финляндии дизайн присутствует в каждом доме, в каждой семье. Дизайнер соединил как бы три начала в одном решении. Первое – это удобство. То есть кружка должна функционировать хорошо: ее удобно держать в руке, в нее помещается правильный объем жидкости и она позволяет пить, не пачкаясь. Значит, для своего предназначения она подходит. Второе – это прочность, удобство и практичность производства, возможность мыть ее в посудомоечной машине. С экологической точки зрения она отвечает требованиям долговечности и прочности. И третье – это уже менее приземленный уровень, уровень сердца. Предмет должен привлекать и пробуждать желание попробовать. Мне настолько нравится эта кружка, что я с удовольствием держу ее на столе, даже на пустом столе.

– Есть ли особенная финская мода?

– Это направление, для развития которого прикладываются большие усилия. Был переломный момент, когда компании, которые занимались одеждой и модой, закрывались, переводили производства в другие страны, но теперь это прекратилось. Уже есть ниши, где финские дизайнеры занимают прочные позиции. Например, одежда для спорта и активного образа жизни, одежда для мотоциклистов, комбинезоны для занятий физкультурой на улице и т.д.

– Пока среди таких модных брендов одежды финских имен нет...

– Но финские модельеры уже присутствуют практически везде. Пока не удалось разработать такой финский бренд одежды или несколько брендов, которые имели бы широкую известность, но мы работаем в этом направлении.

– Есть ли, что называется, иконы финского дизайна, которые были бы известны за пределами страны?

– Это дизайн Nokia или лифты фирмы KONE. И еще есть такой предмет, тоже дизайнерский, – наш трамвай с низким полом. Он очень хорошо подходит для городских условий. В него удобно заходить, в нем комфортно, он прочен в эксплуатации. Это, в общем-то, достаточно существенный момент: дизайн не ограничивается теми предметами, которые представлены в экспозициях, находятся на полках магазинов или в домах и квартирах, оборудованных со вкусом, – дизайн присутствует везде и повсюду в нашей жизни.

– Трамвай выпускается в Финляндии?

– Да, хотя, как мы знаем, в современном мире это не играет такой уж большой роли. Но дизайн как раз дает добавленную стоимость – одно решение оказывается лучше другого. Поэтому мы хотим быть в авангарде этого дела. Иногда получается, иногда нет. Но значение дизайна в финском обществе и экономике очень велико. В последние 20 лет значение дизайна стремительно возрастает во всем мире, государства вкладывают в его развитие ресурсы и средства. Идеи и понимание дизайна сильно расширились.

Хельсинки – Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама