Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

С научным подходом

2012
Фото: архив «Эксперта С-З»

Александр Карлик: «Что нам надо взять из зарубежного опыта – не превращать создание кластера в торжественное мероприятие»

Правительство России формирует список кластерных инновационных проектов, которые могут получить государственное финансирование. В шорт-лист попали сразу несколько кластеров из регионов Северо-Запада. Наибольшее присутствие, а значит, и наибольшую вероятность получить поддержку из государственного бюджета обеспечил Санкт-Петербург. Кластерная политика постепенно набирает популярность в СЗФО. Первопроходцем выступил Петербург, а в настоящее время о планах создать кластеры заявили почти все регионы округа. Вместе с тем до сих пор существует неразбериха со спецификой кластерной политики, с ее местом в ряду инструментов экономической политики страны. При этом на волне моды кластеры в России вырастают как грибы после дождя.

Основоположник кластерной теории в экономике Майкл Портер под кластером понимает сосредоточение на конкретной ограниченной территории взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг и ассоциированных организаций определенной сферы. Доктор экономических наук, проректор по научной работе Санкт-Петербургского государственного института экономики и финансов (ФИНЭК) Александр Карлик предостерегает: стремление отечественного бизнеса (и региональных органов управления) соответствовать моде может нанести серьезный вред кластерным инициативам. «Это как раз тот случай, когда эффективное направление развития может быть полностью дискредитировано», – отметил Александр Карлик в интервью «Эксперту С-З».

– Складывается ощущение, что в Петербурге кластером стремятся назвать любое объединение предприятий, реализующих, пусть в минимальном объеме, совместную производственную программу. Но ведь автомобильный кластер («пионер кластеризации», как его называли в Северной столице), по сути, таковым не является: автопроизводители не объединены ничем, кроме географического положения. Насколько в целом классическое определение отличается от российско-петербургской версии кластера?

– По сути, кластеры существовали еще во времена Советского Союза, когда по всей стране были образованы территориально-производственные комплексы. В них входили предприятия одной отраслевой направленности, объединенные технологическими связями, специализацией, производственными компетенциями и работающие на основе кооперации.

Позже были созданы так называемые научно-производственные объединения, в которые вошли не только промышленные предприятия, но и научные учреждения. Это еще более соответствовало кластерной схеме: единая подотрасль, научная база, опытный завод и несколько серийных производств, конструкторское бюро и предприятие по изготовлению специализированного технологического оборудования. Продукция выпускалась на принципах специализации и кооперирования, что практически идентично столь популярным ныне аутсорсингу (следует оговориться: в рамках производственных процессов) и субконтрактингу.

Позднее устоявшиеся названия (видимо, чтобы уйти от «совка») заменили словом «кластер», главной особенностью которого, судя по всему, стали считать территориальную общность, поскольку в проекте могут взаимодействовать предприятия, расположенные в одном регионе (хотя при современных информационных технологиях в состав кластера могут входить и территориально весьма отдаленные предприятия). Но по наследству в кластеры перешла ошибка, которая была допущена в территориально-производственных комплексах, которые, по сути, представляли собой сформированный «сверху» конгломерат предприятий без учета их взаимной полезности.

Так, зачастую в кластеры стараются включить практически все предприятия, относящиеся к конкретному профилю. Собственники трех предприятий заявляют о желании создать кластер, а собственник четвертого тоже стремится в него войти, при том что его технологические условия вовсе не соответствуют кластерным инициативам. Тем не менее его включают в кластер, чтобы усилить значимость проекта. На первых порах все может идти прекрасно, но потом начинаются проблемы: участники кластера не могут обеспечить полноценные технологические взаимоотношения, и проект благополучно разваливается.

– Как избежать подобного исхода?

– У каждого кластера должна быть стратегия развития, основанная не на общих теоретических выкладках и пафосных прогнозах роста до определенного года, а на объективном технико-экономическом обосновании, в котором четко прописаны участники проекта, степень задействованности каждого из них, схемы взаимодействия, возможная номенклатура продукции и т.д. Создатели кластера должны четко представлять его цели и направленность, рассчитать качественные характеристики развития.  Нужно определить и условия выхода из кластера, ведь это может произойти не только по экономическим, но и по чисто личностным причинам. В кластере участвуют не только государственные предприятия, но и – преимущественно – частные. Продал собственник бизнес, а покупателю кластер (да и сама компания) не интересен: он, возможно, приобрел предприятие только ради земельного участка.

– Участников кластера объединяют общие цели, но ведь они как истинные бизнесмены должны преследовать и собственные цели, в частности получение прибыли…

– Естественно, кроме общего кластерного интереса у каждого бизнесмена своя цель, прежде всего увеличение стоимости активов и их развитие. Эти моменты тоже должны быть обсуждены «на берегу», в момент разработки концепции кластера: кто чем должен поступиться и что за это получить. Ведь может произойти перераспределение по номенклатуре продукции, по объемам производства. К слову, лишь немногим отечественным компаниям качество менеджмента позволяет эффективно пользоваться кластерными технологиями. Кластер создается на основе объективных потребностей и с учетом исходного состояния его участников. Кластер не вечен. Есть в нем потребность – он создается. Закончилась потребность в совместной деятельности – не надо мучить друг друга корпоративными конфликтами, необходимо прекращать его существование цивилизованно либо искать направления переориентации кластера.

– Можно ли говорить о том, что у кластерных инициатив практически нет минусов?

– Минусы здесь те же, что у любого другого способа ведения бизнеса: зависимость от макроэкономических факторов, локальных кризисов, нестабильной среды существования, институциональные риски, проблемы с кадрами. Какие-то риски возможно минимизировать, к примеру прописать в концепции условия работы каждого из участников в случае изменения курса валют, когда меняются параметры функционирования бизнеса, ведущего внешнеэкономическую деятельность. Одно из важных условий – создание некоего компенсационного фонда, который восполнит потери того или иного участника кластера, если он понесет убытки из-за того, что лишился возможности маневрировать в сложной экономической ситуации.

Также необходимо не допустить развития кластера чисто по отраслевому принципу, когда его участники работают строго в рамках той или иной отрасли. Мы очень много говорим про инновационную экономику, и кластерные инициативы как раз и могут послужить примером того, как применять технологии и решения, используемые в одном проекте, в других областях.

– И правительство, и региональные власти на местах часто упоминают кластеры. Соответствуют ли слова реальным делам?

– На данный момент это скорее моральная поддержка, но и она необходима. Стратегия развития кластера должна быть согласована с региональными властями. Если прогнозируются хорошие результаты, то региональная власть может пойти на предоставление определенных преференций для участников кластера. И здесь, наверное, стоит доброе слово сказать о властях Санкт-Петербурга, которые не только лоббируют интересы создаваемых кластеров, но и оказывают определенную материальную поддержку.

В целом же лучшее, что мы можем взять из зарубежного опыта, – не превращать создание кластера в торжественное мероприятие. А то сначала шумно объявляют о новой инициативе, подписывают пафосные соглашения, а потом тихо сидят и думают, что с этим кластером делать дальше. И только тогда работа начинается, в то время как на первом этапе должна быть не реклама, а научный подход.

К сожалению, мы наблюдаем обесценивание слова «кластер». Точно так же прежде полностью обесценили слова «инновация», «модернизация». Кластер стал модным направлением, подготовлены региональные профильные законы. Но закон должен быть в целом о принципах промышленной политики государства, в котором в числе прочих задач могут быть прописаны принципы формирования и направления развития кластеров. А так – мы полностью девальвировали сам смысл кластерной политики. Есть расхожая фраза, что в России любую реформу можно считать удавшейся, если ее результаты не противоположны тому, что задумывалось. С этой точки зрения кластерная инициатива удалась.

– Какие кластеры в Петербурге – из более чем десяти уже существующих либо из заявленных на уровне концепции – имеют наибольшие шансы на успех?

– Для создания кластера необходим высокий уровень развития базовой отрасли: кластерные технологии повышают конкурентоспособность предприятий, но не могут ее создать. Однако в Петербурге мало сфер, развитие которых соответствует необходимому минимальному уровню.

Наиболее близок к классическим экономическим принципам, на мой взгляд, инновационно-технологический кластер машиностроения и металлообработки, который объединяет более 30 предприятий машиностроительного сектора и других организаций. Это типичный кластер, в рамках которого идет взаимодействие между его участниками, вкладывающими в общий котел собственные производственные и технологические компетенции. Кроме того, в него входят высшие учебные заведения (СПбГПУ, СПбГУИТМО, СПбГУЭФ). Вузы все чаще начинают заниматься прикладной тематикой, имеют большие практические наработки по технологиям и организации промышленного производства.

Серьезные перспективы у кластера, который можно считать объединенным: в шорт-лист кластерных инициатив, поддержанных правительством РФ, попали кластер радиационных технологий, фармацевтический кластер, кластеры медицинского и экологического приборостроения, биотехнологий. Решение о их объединении своевременно.

Каждый из этих кластеров по отдельности не был таковым. Сложно ведь предполагать, что участники фармацевтического кластера начнут обмениваться лекарственными технологиями. А в новой конфигурации вероятность совместных проектов возрастает в разы. Вообще, на поддержку петербургских кластеров предполагается выделить из федерального бюджета до 5 млрд рублей, хотя, на мой взгляд, основной формой поддержки действительно перспективных кластеров должен стать государственный (оборонный) заказ.

Автомобильный кластер в том виде, в котором он сейчас существует, я таковым не считаю. Да, концентрация автомобильных производств в Петербурге безусловно полезна, прежде всего с точки зрения занятости населения и поступления доходов в бюджет. Но между автопроизводителями нет технологических связей, нет кооперации. Пока еще очень низок уровень локализации.

Тем не менее уже происходят определенные сдвиги в сторону реального кластера. Так, в начале 2012 года было объявлено, что «Тойота Мотор Мануфэкчуринг Россия» вкладывает в расширение производства в Санкт-Петербурге 2,7 млрд рублей, при этом будут созданы цеха штамповки кузовных деталей и производства пластиковых элементов, а о готовности размещать заказы на изготовление деталей кузова и других компонентов сообщили уже почти все «отверточники». Перспективны, на мой взгляд, космический кластер, кластер информационных технологий, причем последний в свете развития агломерации Санкт-Петербург – Ленинградская область может быть реализован в рамках приграничного сотрудничества с Финляндией.

Постепенно вырисовывается конфигурация судостроительного кластера. По сути, кластером является сама Объединенная судостроительная корпорация, в которую входят судостроители и судоремонтники, а также предприятия судового машиностроения и приборостроения России, если за территориальную общность признавать не какой-то отдельный регион, а страну в целом. Возможно, предприятиям внутри корпорации не хватает кооперации, но в данном случае это неважно, поскольку выстраивается вертикально интегрированная структура.

Если брать петербургский кластер, то сейчас он включает в себя 15 судостроительных предприятий, пять судоремонтных, 11 заводов по изготовлению оборудования для судов, девять производств по обслуживанию и ремонту судового оборудования, 13 НИИ и КБ, занимающихся проектированием судов разных типов, пять предприятий по проектированию оборудования для судов. В Северной столице функционируют 43 организации этой отрасли. Доля судостроения превышает 50% продукции оборонно-промышленного комплекса города. Петербургские судостроители имеют хорошие шансы сформировать эффективный кластер, тем более что судостроению – как военному, так и гражданскому – сейчас уделяется внимание на самом высоком уровне.

– В этом случае, в связи с планами создания в Петербурге арктического кластера, может идти речь о синергии?

– Безусловно, ведь один из основных компонентов арктического кластера – исследовательский флот. Само название «арктический кластер», вероятно, не совсем корректное, но в данном случае речь идет скорее о комплексном подходе к освоению арктических территорий. И Петербург, который по определению является структурообразующим центром Северо-Запада России, может стать стержнем этого кластера. Тем более что на территории нашего города расположены не только промышленные предприятия, которые способны поставлять продукцию для этого кластера, но и крупнейшие научные институты, занимающиеся исследованиями Севера. Кроме того, арктический кластер может одним из первых стать международным, тем более что о желании участвовать в его деятельности уже заявили ряд предприятий Финляндии.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №34 (580)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама