Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Слово и дело

2012
Фото: Игорь Симкин

Алексей Зиновьев: «Если компании станут соревноваться в совершении добрых дел, то мы обеими руками за такое соревнование»

В России к благотворительности отношение двоякое. С одной стороны, благотворительные программы давно стали неотъемлемой частью деятельности отечественных компаний (и больших, и маленьких), да и от частных лиц все чаще можно услышать, что они по мере сил бескорыстно помогают кому-то – будь то ближайший детский дом, приют для собак или международный фонд в поддержку голодающих Африки. С другой – часто слышатся возгласы авторитетных предпринимателей и общественных деятелей о том, что социально уязвимыми группами населения и нуждающимися должно заниматься государство, а бизнес и граждане свой долг перед ними и так выполняют сполна, выплачивая налоги.

При этом о благотворителях и их добрых делах говорить, тем более публично, в России до сих пор не принято, а любые подобные рассказы воспринимаются негативно – как пиар, стремление «засветиться». О том, кого все-таки больше – энтузиастов или скептиков, нужно ли говорить о добрых делах и стоит ли надеяться на государство, в интервью «Эксперту С-З» размышляет основатель и президент благотворительного фонда «Алеша» Алексей Зиновьев, обладатель премии «Эксперт года» в номинации «Благотворительность и социальные проекты».

Начать с малого

– Как вы начали заниматься благотворительностью?

– Вообще, мы (я имею в виду себя и людей, составляющих костяк нашего фонда) занимаемся благотворительностью давно – более 15 лет. Другое дело, что долгое время это было просто частной инициативой: мы с братом, занимаясь бизнесом, в какой-то момент поняли, что у нас есть потребность и возможность помогать нуждающимся. Началось все вот с чего. Наша мама – врач-эндокринолог, к ней приходили и приходят в основном пожилые женщины, у которых помимо всевозможных болячек масса других проблем. Так уж сложилось, что у нас в стране люди обращаются к врачу не только за лечением, но и за тем, чтобы их поддержали, дали совет. И конечно, мама выслушала за свою жизнь множество жутких историй, многими из которых она, приходя из поликлиники, делилась с нами.

Слушая все эти рассказы, мы в какой-то момент поняли, что не можем оставаться в стороне. Стали просить маму составлять списки ее пациенток, особо нуждающихся в материальной помощи, потом просто ехали со списком в магазин и закупали продукты, а дальше развозили их по адресам. Кому-то помогали выплачивать квартплату, кому-то покупали не только продукты, но и какие-то необходимые предметы мебели и бытовой техники. Вот с этого все и начиналось.

Как-то под Новый год мы решили поехать в детский дом – помочь еще и детям, раз есть возможность. Привезли сладости, игрушки, вещи. Это была разовая акция, о регулярной помощи речь еще не шла. Спустя какое-то время поехали туда еще раз, потом – еще. И в какой-то момент пришло четкое осознание: раз уж мы ступили на этот путь, то надо не единичными выездами ограничиваться, а заниматься благотворительностью систематически.

Нашли учреждение, которому, на наш взгляд, в первую очередь нужна была помощь. Это был социальный приют «Ребенок в опасности», куда попадают дети после бытового и сексуального насилия в семье. Мы позвонили, предложили сотрудничество. Конечно, мы тогда еще были наивными. В том плане, что думали, будто этим детям нужны конфеты-сладости, апельсины-мандарины и т.п. И только поговорив с директором приюта, поняли, что это вещи второстепенные, потому что детям не хватает элементарных вещей: зубной пасты, туалетной бумаги, одежды, обуви. Например, в приюте единовременно находятся от 18 до 22 детей, и на них на всех – на всех! – полагается один рулон туалетной бумаги в неделю. А там ведь дети мал мала меньше, и как четырехлетнему ребенку объяснить, что он должен экономить эту несчастную бумагу? Это так поразило, что мы начали привозить все, что можем, начиная с самого необходимого.

Вот так и помогали одному этому приюту, пока наш духовный отец, настоятель храма, прихожанами которого мы являемся, не сказал: вы, мол, помогаете детям, но их очень мало, а с вашим горящим сердцем можно сделать гораздо больше – для гораздо большего числа детей сделать жизнь чуть лучше. Это стало последней каплей, после которой мы поняли: надо создавать полноценный благотворительный фонд. В результате в 2009 году наш благотворительный фонд «Алеша» был зарегистрирован как юридическое лицо.

Минимум усилий – максимум возможностей

– И как фонд работает сегодня, по каким направлениям?

– Его деятельность направлена на помощь детям – сиротам, инвалидам, страдающим серьезными заболеваниями. В настоящее время фонд помогает 18 учреждениям в Петербурге и других городах Северо-Запада, среди которых детские дома, дома ребенка, социальные приюты, школы-интернаты, больницы. С нами на постоянной основе сотрудничают около десятка организаций, которые хотят помогать детям, также принимаем пожертвования от частных лиц.

Мы проводим большое число мероприятий и акций, есть и масштабные проекты. Например, одна из самых эффективных акций, которые мы организуем регулярно, – сбор продуктов питания и предметов гигиены в гипермаркетах. На входе в магазин наши волонтеры выдают людям листовки и рассказывают о том, что прямо сейчас можно помочь нуждающимся: нужно просто на выходе оставить волонтерам что-то из своей продуктовой корзины. Люди откликаются очень охотно: во-первых, от них никто не требует многого – купить упаковку подгузников или пакет с печеньем совсем недорого, но если это сделает каждый из тысячи покупателей, суммарный эффект будет огромный. Во-вторых, люди могут помочь здесь и сейчас – не нужно делать что-то особенное, куда-то специально ехать и что-то специально делать. После сбора продуктов мы их делим и развозим по подшефным учреждениям.

Запомнилась и другая акция фонда – благотворительный пасхальный обед в одном из известных ресторанов города. Гости могли приобрести сувенирные пасхальные яйца, оформленные известными деятелями искусства (среди которых Ульяна Лопаткина, Ксения Раппопорт, Анастасия Мельникова и другие), вырученные средства пошли на помощь нуждающимся детям.

Из мероприятий могу назвать, например, праздник для детей-инвалидов «Созвездие героев» в Доме молодежи, на который пришли более 800 человек – дети, их родители, воспитатели детских домов. Этим мероприятием мы хотели поддержать их всех, показать, что есть люди, которым небезразлична их судьба и которые готовы бороться вместе с ними. В рамках праздника мы вручили несколько премий, которыми хотели поощрить особо отличившихся детей и взрослых (родителей, воспитателей, социальных работников), способных вдохновить других. Один из номинантов премии нынешнего года – молодой человек, попавший в тяжелую аварию, после которой потерял подвижность и речь. Однако он нашел в себе силы бороться с недугом – сейчас ходит, пытается говорить. Примечательно, что этот мальчик не стесняется себя, несмотря на нарушения подвижности и речи. В прошлом году отметили мальчика, который, также будучи почти неподвижным, умудряется писать картины, держа кисть во рту. Эти ребята показывают всем, что нужно жить, радоваться жизни и никогда не опускать руки.

Сейчас реализуем проект «Добрый автобус»: собираем средства на покупку микроавтобуса, который будет специально оборудован под нужды детей с ограниченными возможностями. Увы, у нас не развита инфраструктура под нужды инвалидов, из-за чего они живут фактически в «зазеркалье»: не выходят из дома, не путешествуют и вообще по минимуму взаимодействуют с внешним миром. Мы хотим эту ситуацию хоть как-то исправить, сделав автобус, на котором ребята могли бы ездить на экскурсии, да и просто передвигаться по городу. Пока собрали немного средств, но есть уверенность, что наша цель будет достигнута.

Это только самые большие и яркие акции и проекты фонда, а есть еще много мероприятий, которые стали для нас уже чем-то само собой разумеющимся, например поездки в детские учреждения для организации «Дней именинника» или просто для общения с ребятами, организация для них встреч с интересными людьми, посещения музеев, театров.

Общение вместо шоколадки

– По вашим наблюдениям, многие готовы помогать?

– Люди с большой готовностью откликаются на наши просьбы о помощи. Работая в сфере благотворительности, понимаешь, что хороших людей все-таки очень много. В структуре жертвователей фонда большая часть – физические лица, которые из личных побуждений, по собственной инициативе готовы участвовать в нашей работе. Кто-то помогает деньгами, кто-то – транспортом, кто-то берется организовать благотворительные акции, кто-то – провести мастер-класс, кто-то – даже просто погулять с детьми.

Особо подчеркну, что деньги – далеко не единственный и иногда даже не главный вид помощи детям. Конечно, когда средства собираются на лечение, все упирается в деньги и скорость их сбора. Но если речь идет о детях-сиротах или детях-инвалидах, то они больше всего страдают от недостатка внимания и общения. Поэтому даже если человек не в состоянии пожертвовать деньги, у него всегда есть возможность поехать в детское учреждение, чтобы просто поговорить с ребятами, поиграть с ними.

– Многие люди, связанные с благотворительностью, отмечают, что в России она нередко воспринимается как латание бюджетных дыр, то есть частные лица и бизнес берут на себя функцию поддержки социально уязвимых групп населения, которая закреплена за государством. Согласны ли вы с этой позицией?

– Не нужно сваливать ответственность за социально уязвимые группы населения на обезличенное государство. Государство – это мы, каждый из нас. Безусловно, у властных структур есть функция социального обеспечения нуждающихся, и они, опять же по моим наблюдениям, с этой функцией справляются. Во всех детских учреждениях, с которыми мы сталкивались в своей работе, у воспитанников были все базовые необходимые вещи: крыша над головой, теплая постель, одежда, игрушки. Дети накормлены, с ними занимаются педагоги и врачи.

Можно долго рассуждать о том, что всего этого недостаточно и нужно делать больше и лучше. Можно жаловаться на социальные службы и ничего не предпринимать, ожидая, когда же наконец «государство будет справляться с возложенными на него обязательствами». Но Россия – огромная страна, где количество брошенных или больных детей измеряется, увы, не десятками и даже не тысячами. И то, что способно обеспечивать государство в этих огромных масштабах, – удовлетворение самых базовых потребностей.

А если нас эта ситуация не устраивает, нужно самостоятельно предпринимать шаги по ее изменению к лучшему. Тем более, как я уже сказал, самое нужное детям – это даже не деньги и не игрушки-подарки. Самое необходимое – общение, которое дает им ощущение того, что они нормальные люди, полноценные, не потерянные для общества. Дети-сироты и дети-инвалиды взаимодействуют с очень ограниченным кругом: мама или воспитатель, врач, социальный работник, нянечка. Поэтому ребенок лучше не съест еще одну шоколадку или не получит новую куклу, но увидит нового человека, готового посвятить ему пару часов своего времени. Проблема в том, что взрослых, готовых тратить время и силы на подобные вещи, немного. И это уже вопрос не к государству, согласитесь.

Соревновательный дух

– Вечная тема – нужно ли компаниям-благотворителям рассказывать о своей филантропической активности…

– К сожалению, в России не принято говорить о своих добрых делах – это считается хвастовством, проявлением каких-то корыстных интересов. Посмотрите на большинство СМИ: о том, что такой-то гипермаркет провел масштабную благотворительную акцию, в газете никогда не напишут, потому что это пиар. Зато о том, какие чиновники жулики, как подорожает сахар в следующем месяце и какие изменения произошли в личной жизни известного шоумена, – сколько угодно. Вызывает вопросы явный дисбаланс в выборе тем, не говоря даже о том, что обо всем указанном не стоит писать. Как будто сделать что-то хорошее – это постыдно, а ввязаться в громкий скандал – нормально или даже похвально. Как будто поднимать какую-то грязь – это достойно, а писать о добрых поступках – неприемлемо.

Думаю, рассказы о том, как кто-то активно занимается благотворительностью, способны мотивировать других людей на такие же поступки. Например, если одна строительная компания помогает детскому дому, то другая – ее конкурент – узнав об этом, скорее всего, не захочет как минимум отставать от коллег в этом направлении. И пусть кто-то называет это пиаром – какая разница, если в результате конкретную помощь получают люди, нуждающиеся в ней. Если компании станут соревноваться в совершении добрых дел, то мы обеими руками за такое соревнование!

Но все же – особо подчеркну еще раз – мы каждый раз убеждаемся, что хороших, благородных, щедрых людей с большим сердцем очень много. Неизмеримо больше, чем скептиков, циников и пессимистов, которые предпочитают критиковать и ничего не делать, мотивируя это тем, что все равно ничего не изменится. И это дает нам возможность работать больше и лучше.  

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №35 (581)



    Реклама

    Выставка upakovka расширяет влияние

    Все новые решения для упаковочной отрасли на одной выставочной площадке в Москве 23–26 января 2018 года.


    Реклама