Тучи над городом

Тема недели
Москва, 03.09.2012
«Эксперт Северо-Запад» №35 (581)
Оксана Дмитриева: «Предыдущее правительство Петербурга раздавало бизнесу за бесценок пустую землю. Нынешнее пошло дальше – намерено раздавать центральные кварталы с «крепостными» горожанами и с правом сноса»

Год назад лидер петербургского отделения «Справедливой России» Оксана Дмитриева обратилась к губернатору Георгию Полтавченко с открытым письмом, в котором призывала его кардинально изменить подходы к управлению городом. В послании предлагалось сделать 12 решительных шагов, которые избавят центр города от разрушения и уродливых новоделов, бюджет – от кабальных обязательств перед инвесторами, горожан – от насильственного выселения.

Год спустя Дмитриева констатирует: эти предложения услышаны не были. «Если вы приходите на хорошо налаженное дело, то принцип консервации или движения по инерции, осуществления отдельных очень осторожных шагов может быть хорош – по инерции все может катиться достаточно долго. Если вы приходите на разруху – в город, где нет стратегии ни в какой области, много крупных градостроительных ошибок, где истощен кадровый потенциал, зато есть масса сомнительных проектов, то необходимы сильные и осмысленные действия», – считает собеседница «Эксперта С-З».

На особом положении

– Насколько влиятельна фигура главы региона в нынешней политико-экономической ситуации? Или он вынужден лавировать между директивами федерального центра и интересами крупного бизнеса?

– Роль губернатора существенно зависит от финансовых возможностей и потенциала региона. Санкт-Петербург и при Яковлеве, и при Собчаке, и при Матвиенко был регионом-донором с большим относительно других субъектов РФ бюджетом, который в меньшей степени зависел от дотаций из федерального центра. Что касается давления крупного бизнеса, то это актуально для сырьевых регионов или для регионов, которые зависят от двух-трех гигантов. Для многих губернаторов, работающих в регионах с диверсифицированной структурой, это просто отговорка для оправдания бездействия. Или – своих действий, которые следуют из сращения интересов власти с интересами того самого бизнеса. Петербург – не моногород, его экономика достаточно диверсифицирована. Объективной зависимости от одного или двух крупных инвесторов нет, как и причин для раздачи кому-то преференций и подарков за счет бюджета. Петербургский губернатор, как и московский мэр, находится в более комфортной по сравнению с главами других регионов ситуации и имеет больше возможностей.

– На что реально может влиять губернатор?

– Есть сферы, находящиеся в исключительном или преимущественном ведении субъекта РФ. Прежде всего это градостроительство и землепользование. У руководителей Петербурга и Москвы в этом смысле большая полнота власти, так как почти все полномочия муниципалитетов сосредоточены в руках региона. Вторая область влияния – ЖКХ, региональные монополисты, местные ресурсоснабжающие организации. Наконец, к прерогативе региональной власти относятся малый бизнес, социальная сфера и бюджетники. В этих сферах полномочия губернаторов вполне реальны.

Приведу такой пример. Доходы на душу населения в Петербурге на 25% меньше, чем в Москве, а зарплата работников бюджетной сферы в столице выше в два – два с половиной раза. При этом чиновники в городе на Неве получают больше, чем московские: их средняя зарплата на начало года – 52 и 49 тыс. рублей соответственно. Эти цифры подтверждают тезис о том, что эффективность распределения бюджетных средств напрямую зависит от позиции правительства субъекта федерации.

Новые угрозы

– В одном из пунктов прошлогоднего письма с наказами вы требовали: «Пересмотрите все проекты государственно-частного партнерства (ГЧП). Прекратите практику бюджетного финансирования коммерческих структур под видом ГЧП». Практически все крупные проекты «зависли». Вы удовлетворены?

– На самом деле отменен единственный проект – сверхдорогой Орловский тоннель, и это правильно. Остальные крупные инвестпроекты, осуществлявшиеся в формате ГЧП, завершены в этом статусе. Нам представляется, что и по «Морскому фасаду», и по ЗСД необходимо провести более тщательное расследование. Стройки велись на бюджетные средства, никаких частных денег вложено не было. Так почему дивиденды получают частные структуры?

Остальные крупные проекты, начатые при предыдущем губернаторе, приостановлены на время либо заменены на что-то столь же неприемлемое. Так, намыв под Сестрорецком приостановили на время проведения экологической экспертизы. На днях губернатор заявил, что больше препятствий для реализации задуманного не видит, хотя, на наш взгляд, необходима независимая экспертиза. Пример замены одного проекта на другой – недавно выданное разрешение на строительство «Лахта-центра». Решение об отклонении от Высотного регламента, а следовательно о переносе башни «Газпрома» с Охты на Лахту, принято в «междуцарствие» – когда Матвиенко ушла, а Полтавченко еще не приступил к обязанностям. Но все последующие этапы имели место уже при нынешней администрации. И дело зашло гораздо дальше: «Лахта-центр» согласован, хотя возведение 500-метрового небоскреба, как показывает компьютерное моделирование, нанесет небесной линии города ущерб. Напомню: панорама Санкт-Петербурга является объектом охраны.

– Вы утверждаете, что при Полтавченко количество угроз сохранению целостности облика города только увеличилось…

– При полном бездействии администрации города готовится передислокация Военно-медицинской академии (ВМА) в район Горской. Фактически это затронет 100 зданий в центре города, многие из которых находятся под охраной как памятники архитектуры. Что будет со зданиями? Направляла запрос в Минобороны, но ни одного внятного ответа не получила. Отвечают: музей и библиотека. Но под это 100 зданий не нужно! Перенос ВМА нанесет урон не только архитектуре, но и медицинскому и научно-исследовательскому потенциалу города. Петербургские власти должны вмешаться в ситуацию самым активным образом: из города выводят крупное учебное, научное, медицинское учреждение. Здесь они не могут стоять в стороне, отговариваясь тем, что Министерство обороны им не подчиняется.

Наконец, можно ставить вопрос о целесообразности расходования бюджетных средств, в данном случае – федеральных. Передислокация ВМА обойдется в 1-2 трлн рублей, которые будут использованы самым бездарным образом. Мы получим разрушенные исторические здания, снижение научного потенциала города и новые рабочие места для неквалифицированных трудовых мигрантов, что обеспечит очередной приток гастарбайтеров. Те же средства можно вложить в развитие научной и высокотехнологичной медицинской базы и привлечь высококвалифицированных специалистов. Альтернатива понятна: либо ученые-медики на Выборгской стороне занимаются высокими медицинскими технологиями, либо гастарбайтеры в Горской роют траншеи и котлованы.

Просто ужас

– Команда нынешнего губернатора основным позитивным итогом первого года своей работы считает разработку программы сохранения исторического центра города. Как вы оцениваете эту инициативу?

– Саму концепцию могу охарактеризовать двумя словами: просто ужас. Если программа будет реализована, по степени разрушительности она превзойдет все сделанное ранее. Внимательно прочитала недавнее интервью Георгия Полтавченко журналу «Город 812». Он оспаривает тезис и законодательное положение о том, что в историческом центре города ни одно здание не может быть снесено – ни памятник архитектуры, ни фоновая застройка. Ценность Санкт-Петербурга – в сохранившейся целостности. Это уникальный город-памятник, и позиция разработчиков концепции о допустимости разрушения построек во вторых-третьих дворах неприемлема.

Помимо этого, в концепции по реновации центра, разрабатываемой правительством, заложена социальная «бомба» – переселение жильцов. Возможно, некоторые петербуржцы, проживающие в коммуналках, будут этому рады. Но что делать с теми, кто живет в старинных домах поколениями, или с теми, кто купил и отремонтировал здесь квартиру и уезжать из центра не собирается? В интервью губернатора находим ответ: «Если люди не хотят уезжать, насильно мы никого переселять не будем. Но если дом аварийный, власть просто обязана его расселить. Есть механизм, в том числе судебный». Действительно, механизм расселения якобы аварийных домов в угоду инвестору применялся не один раз, и мы все осведомлены, как он действует. Но хочу предупредить, что петербуржцы будут охранять свои дома с лопатами и вилами. Мы уже видели, как они боролись против незаконных мансард, как бросались под бульдозеры и ночами дежурили по очереди у своих домов.

Показателен также выбор первоочередных кварталов программы. Начинают не с настоящих трущоб, не с районов Социалистической улицы или Обводного канала с их действительно «убитыми» вторыми и третьими дворами. Нет, начинают с Коломны и Конюшенной площади – вполне благополучных кварталов, дома в которых успешно расселяются на рыночных принципах. Мотивы выбора обозначены в том же интервью: там уже есть инвесторы, исторические здания не в самом плохом состоянии, не так много коммуналок, которые надо расселять. То есть может повториться история с ГЧП: бюджетные деньги будут переданы инвесторам, граждане – насильно расселены, историческая застройка – разрушена. Это даже хуже, чем было при прежнем правительстве: тогда пустая земля отдавалась бизнесу за бесценок, а теперь – что называется, с «крепостными» горожанами и с правом сноса.

– Отвечу словами Георгия Полтавченко из цитируемого вами интервью: что же, сидеть и смотреть, как вся эта красота разрушается? Бюджет-то не резиновый.

– Как мы увидели, инвестор разрушает все в тысячи раз быстрее, чем время. Есть более мягкий вариант решения проблемы: раз в пять увеличить финансирование программы расселения коммунальных квартир, на которую сегодня выделяется до 1 млрд рублей в год, и деньги перечислять непосредственно жильцам коммуналок на покупку отдельного жилья. Высвободившиеся квартиры продавать частным лицам под жилье, малому бизнесу – под офисы, отели. Изменить правила передачи жильцам коммунальных квартир высвободившихся помещений.

Есть еще более экономный способ реконструкции центра и задействования рычагов рынка. Допустим, во втором и третьем дворах квартиры не пользуются спросом и коммуналки по рыночной цене не расселить. Отреставрируйте эти дворы, почините за бюджетные деньги лестницы, крышу, закройте на кодовый замок ворота – цена квадратного метра в этих домах тут же вырастет и коммуналки можно будет расселить на рыночных условиях. Люди не будут обездолены, дома не будут разрушены, для бюджета в конечном итоге программа сохранения центра окажется менее затратной. Хотя, конечно, ни один инвестор жирный куш при таком механизме получить не сможет.

Непрозрачный бюджет

– Изменился ли бюджетный процесс при новой власти?

– Нет, не изменился. Прежде всего обращает на себя внимание низкое качество бюджетного процесса. Бюджет непрозрачен, представляется в нечитаемом виде, в администрации не дают ни разъяснений, ни информационных справок, а зачастую даже не понимают, о чем их спрашивают. Так было раньше, то же наблюдалось и при корректировке бюджета весной. При всем критическом отношении к федеральному бюджету у меня нет претензий к ответам Минфина или Министерства экономики на мои запросы. Они готовы пояснить любую цифру и считают своим долгом давать разъяснения по каждому вопросу. В Петербурге этой внятности нет. Такова традиция. Она пока не меняется.

– Чем это объясняется: нежеланием делать бюджет прозрачным или невысоким профессиональным уровнем чиновников?

– И тем и другим. Приведу показательный пример. С конца прошлого года активно менялось законодательство относительно крупных налогоплательщиков. Сначала был принят закон о трансфертном ценообразовании, потом – о консолидированной группе налогоплательщиков. И наконец – так называемая поправка Гончара. Они влияли на бюджет разнонаправленно: первый документ направлен на то, чтобы не давать корпорациям организовывать центры прибыли и минимизировать налоги, второй, напротив, позволил это сделать – корпорации получили возможность перекрывать убытки одних «дочек» прибылью других. Но на регионах это сказывалось по-разному: Санкт-Петербург по «Газпрому» приобретал 2 млрд рублей дополнительных доходов в бюджет, Москва теряла 58 млрд.

Петербургские чиновники, судя по комментариям в СМИ, этого даже не поняли. В Москве, напротив, сразу подняли на ноги депутатов Госдумы, пошли в правительство с предложением изменить структуру уплаты налогов. Там очень сильные профессионалы, которые умеют защищать свои интересы. Они пролоббировали принятие поправки к закону, которая оказывалась невыгодной для Петербурга. Когда процесс пошел, мы пытались выйти на контакт с правительством Петербурга, объяснить, что город потеряет, но вице-губернатор по финансовым вопросам не захотел даже встречаться с депутатом – членом Комитета по бюджету. В результате принятия поправки Гончара бюджет города потерял 2 млрд рублей.

В итоге конъюнктурные усилия губернатора Матвиенко по консолидации в городе крупных налогоплательщиков оказались тщетными. Зато остались обязательства города перед «Газпромом» по строительству стадиона на Крестовском острове, «Лахта-центра».

– Каковы перспективы наполнения бюджета Санкт-Петербурга в ближайшие годы?

– Перспективы нормальные, если иметь четкую стратегию развития экономики города в целом, малого бизнеса в частности и грамотного взаимодействия с федеральным центром. Доходы петербургского бюджета при правильном прогнозе и действиях не должны сокращаться, должен быть положительный экономический рост как в Петербурге, так и в стране. Темпы роста производства в России остаются положительными, но ощутимо замедлились. К тому же упомянутый закон о группе консолидированных налогоплательщиков позволил крупным компаниям уменьшать налогооблагаемую прибыль. Городу надо найти новые локомотивы роста и источники доходов.  

Санкт-Петербург

Индекс промышленного производства Санкт-Петербурга

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №35 (581) 3 сентября 2012
    365 дней Георгия Полтавченко
    Содержание:
    Он и его команда

    Лучший правитель – тот, кто правит незаметно, гласит восточная мудрость. Георгий Полтавченко, если следовать этому завету, близок к тому, чтобы считаться идеальным губернатором

    Реклама