С позиции обороны

Тема недели
Москва, 17.09.2012
«Эксперт Северо-Запад» №37 (583)
Малый бизнес в России, и на Северо-Западе в частности, продолжает работать скорее не благодаря усилиям государства, а вопреки. О том, в каких реалиях существуют предприниматели и возможно ли решить системные проблемы, сдерживающие развитие этой сферы, «Эксперту С-З» рассказали представители малого бизнеса и общественных организаций Санкт-Петербурга

Совершить прорыв сложно

Генеральный директор компании «КроссВэй» (производство детской обуви) Татьяна Инджебай:

– В нашей отрасли могу отметить две тенденции. Во-первых, продолжаются укрупнение сетевой розницы и уход с рынка небольших торговых предприятий. В Санкт-Петербурге концентрация сетей всегда была одной из самых высоких в стране, и сейчас крупный ритейл активно осваивает регионы. Складывается впечатление, что эта экспансия рассчитана исключительно на захват рынка, но не на извлечение прибыли. В результате небольшим торговым точкам все сложнее конкурировать и они вынуждены либо закрываться, либо искать некую уникальную нишу, которая в силу масштабов и унификации бизнеса сетевому ритейлу неинтересна.

Уменьшение количества малых игроков рынка сказывается и на нашем бизнесе, ведь работать с крупными сложнее – они диктуют свои условия, часто жесткие, не обладают высокой гибкостью в принятии решений. Кроме того, для подобных структур обычная практика – работать с отсрочкой платежей. По сути, мы кредитуем таких клиентов.

Спрос, по нашим наблюдениям, не растет, а скорее стагнирует, хотя идет некоторое смещение акцента в сторону более качественного ассортимента. Как следствие, на детском обувном рынке возрастает и без того серьезная конкуренция, в частности потому, что в Россию стали активнее выходить иностранные производители. Их интерес к нашему рынку усиливается, и мы должны подготовиться к тому, чтобы выстоять в этом состязании. Не могу однозначно сказать, что зарубежная продукция в целом качественнее, чем отечественная (заказы на производство часто размещаются на одних и тех же фабриках), а по оригинальности дизайна мы нередко выигрываем. Другой вопрос в том, что такие компании, имея материнские структуры за границей, обладают несравнимо большими ресурсами, в том числе финансовыми. Соответственно могут с меньшими усилиями давать отсрочки сетям и выстраивать с ними взаимодействие, к тому же имеют возможность вкладывать больше в развитие, в том числе потому, что кредитуются в западных банках по меньшим ставкам.

Наш бизнес по итогам года продемонстрирует рост, но дается это тяжело. В отрасли наступило время кристаллизации брендов, что требует денег, усилий, времени. Чтобы совершить прорыв, нужны средства. И в этой связи приобретает еще большую актуальность одна из основных проблем малого бизнеса – доступность банковских кредитов. Развиваться на свои средства малым предприятиям сложно, а заемное финансирование – дорогостоящее.

Банки понять можно: они ведут коммерческую деятельность, но государство могло бы способствовать кредитованию малого бизнеса, например субсидируя ставку по кредитам или предоставляя гарантии в качестве обеспечения. Подобные программы есть, но, на мой взгляд, воспользоваться ими может очень ограниченный круг предприятий. Мы, являясь компанией с положительной кредитной историей и прозрачной отчетностью, ни разу не получали от кредитных организаций подобных предложений. Распространение этой практики существенно облегчило бы жизнь малому бизнесу и выступило бы катализатором его развития.

Противостоять лобби

Алексей Третьяков sever_583_011-1.jpg
Алексей Третьяков

Председатель совета Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков:

– В федеральном масштабе розничная торговля развивается под лозунгом «Сети – это наше всё», и ради создания для них бесконкурентной среды мелкорозничная торговля безжалостно уничтожается – и путем применения административного ресурса в виде взводов «государственных бульдозеров», и путем нормотворчества силами как законодательной, так и исполнительной власти. К чему это ведет, видно на примере Петербурга. Несколько лет назад международное агентство Cushman & Wakefield Stiles & Riabokobylko присвоило Санкт-Петербургу сомнительный титул мировой столицы сетевого ритейла.

Городские и областные аграрии и предприятия пищепрома (и большие, и малые) лишились каналов реализации и разоряются, ведь ценовой диктат сетей в условиях их монополии чудовищен. Сама же малая торговля потеряла свыше 40 тыс. торговых объектов и не менее 200 тыс. рабочих мест, что, разумеется, привело также к потерям в сопредельных отраслях, в полном соответствии с экономической теорией «нефтяного пятна».

Поэтому малый бизнес приспособился жить во фронтовых условиях и успешно применяет на практике навыки выживания. Так, любой опытный предприниматель имеет от пяти до десяти юридических лиц, и все его работники – многократные совместители. Цель проста: как только власть начинает массированную атаку на один субъект предпринимательства, все активы и трудовые книжки переводятся на «запасной аэродром».

Здесь же разгадка несоответствия статистических данных. По сведениям «Петростата», в малом предпринимательстве заняты 1 млн 200 тыс. человек (половина трудоспособного населения города), по данным городской Торгово-промышленной палаты – 345 тыс. Разницу как раз и составляют совместители, многократно посчитанные статистиками. Официальное число зарегистрированных субъектов малого предпринимательства в количестве 375 тыс. с реальной жизнью тоже связано мало, ведь значительная их часть – либо клоны, либо упомянутые «запасные аэродромы», либо брошенные фирмы, потому что законный процесс их ликвидации невероятно сложен и дорог. В итоге более-менее реальные экспертные данные таковы: в городе около 80 тыс. малых предприятий, где трудятся около полумиллиона человек. Поскольку в среднем на один субъект приходится пять человек, то подавляющее большинство – вообще не малые, а микропредприятия.

Сейчас ситуация стабилизировалась и немного улучшается – главным образом благодаря тому, что губернатор Георгий Полтавченко начал разгребать завалы, оставленные его предшественницей. Уже официально прозвучало, что сетей в городе – перебор, нужно возрождать конкуренцию в виде мелкой розницы. Есть у нас надежды и на создаваемый институт омбудсмена по предпринимательству.

Однако мы отдаем себе отчет, что и губернатор, и будущий омбудсмен не всесильны, мощное сетевое лобби никуда не делось и федеральное законотворчество работает исключительно на него. Так, если вслед за крепким алкоголем и пивом сделают исключительной прерогативой сетевого ритейла реализацию табачных изделий, на малой рознице можно будет ставить крест: хотя доля подакцизных товаров у нее составляет 8-10%, за счет комплексности ассортимента они дают до трети выручки, и такого удара малая экономика не переживет. Так что пока в будущее мы смотрим настороженно.

Пережить остановку

Михаил Васюков sever_583_011-2.jpg
Михаил Васюков

Генеральный директор компании «Севзапканат» Михаил Васюков:

– Акценты государственной политики расставлены не в пользу малых компаний. В наиболее благоприятных условиях работают крупный бизнес, монополии, организации с государственным капиталом. Они обладают другими административными ресурсами, финансовыми потоками, возможностями взаимодействия с банками.

Одной из наиболее острых проблем малого бизнеса я бы назвал платежную дисциплину крупных компаний. Отсрочки платежей у госструктур и монополий могут составлять до полугода, а иногда и дольше. Логичный вопрос: почему мы, поставив товар в оговоренные сроки, не можем вовремя получить свои деньги? По сути, мы кредитуем крупный бизнес, который, кстати, привлекает заемные средства из-за рубежа по низкой ставке, а мы – в российских банках по высокой. Хотя в последнее время ряд отечественных банков стали лояльнее относиться к малому бизнесу, рыночный уровень ставок у нас по-прежнему значительно выше, чем за рубежом.

Проблему длительной дебиторской задолженности крупных предприятий перед малыми достаточно просто решить на законодательном уровне. Нужно принять постановление, устанавливающее порядок платежей крупными компаниями малым: 20% – сразу по факту поставки, остальные – в течение трех банковских дней. Отношение предприятий к данным категориям определить объемом выручки.

Второй важный момент – подключение к коммуникациям при создании производства. Мы на данный момент как раз проходим через это. За подключение к электроэнергии, водоснабжению, газу мы уже заплатили такие суммы, что даже не представляем, когда эти вложения окупятся. Предприятию 17 лет, и чтобы оставаться конкурентоспособными, мы вкладываемся в модернизацию, имеем собственные свободные площади и не видим целесообразности в развитии на устаревших коммуникациях. В ином же случае малым предприятиям проще арендовать уже подключенное помещение, чем строить производство с нуля.

Что касается госпрограмм поддержки малых компаний, то при определенном усердии, возможно, их и реально получить. Нам это пару раз не удавалось, так как мы не были своевременно проинформированы обо всех требованиях. Донесение до малых предприятий сведений о таких возможностях должно быть более массовым и детальным. По одной из программ администрации Санкт-Петербурга мы получили субсидирование, предусмотренное при прохождении сертификации ISO. Вложили в этот процесс 2 млн рублей – нам в качестве субсидии вернули 300 тыс. Хотя мы не жалеем об этом: вложения окупаются не со стороны государства, а со стороны клиентов.

Несмотря на сложности, мы настроены оптимистично: предприятие удалось обновить, оно продолжит развиваться. Самым сложным было пережить предвыборный и поствыборный периоды. Последний, кстати, все еще длится, и это тревожит. Активность в сфере производственных заказов стала проявляться только в конце августа, до этого была абсолютная неопределенность. Неясность сохраняется и сейчас. На данный момент судостроение не финансируется, Министерство обороны с предприятиями контракты еще не подписало. В стране все еще не произошло распределение бюджетных средств. Развиваются только те предприятия, которые, рискуя, вкладывают свои средства, остальные же замерли в ожидании. Надеемся, в октябре ситуация наконец изменится.

Времени нет

Сергей Федоров sever_583_012-1.jpg
Сергей Федоров

Председатель правления Ассоциации промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Сергей Федоров:

– На данный момент система муниципального управления такова, что количество средств, поступающих в распоряжение главы администрации района, не зависит от того, как работает малый бизнес на его территории. Поэтому районные и муниципальные власти абсолютно не заинтересованы в развитии предпринимательства. Если финансирование завязано на региональный бюджет, то какая разница, как себя чувствует малый бизнес?

Вторая острая проблема – госмонополии. Почему основная масса малых предприятий сосредоточена в сфере услуг, а не в производственном секторе? Потому что уже на начальном этапе создания производства предприниматель вынужден тратить на подключение к сетям энерго- и водоснабжения огромные суммы. Доступ к услугам электроэнергетики в России определяется рядом постановлений правительства. Мне неизвестны субъекты малого и среднего бизнеса, способные выполнить все указанные в этих документах требования.

Комитет по тарифам Петербурга распоряжением №547-р обязывает предпринимателей за 1 кВт присоединенной мощности заплатить «Ленэнерго» до 20 тыс. рублей (за исключением льготных категорий потребителей, см. «Карта разрушения барьеров», стр. 32). Получается, что за 100 кВт бизнесмен должен выложить 2 млн рублей. После оплаты он получает технические условия на присоединение, выполнить которые могут только указанные монополистом компании. Стоимость работ в таких компаниях в десятки раз выше рыночной. Учитывая количество требований и объем необходимых денежных средств, задача подключения к электроэнергетике для малого бизнеса не имеет законного решения.

В разгар мирового кризиса 2008 года чиновники города ввели плату за подключение к теплоснабжению. Комитет по тарифам установил минимальную стоимость подключения – 6 млн 211 тыс. рублей плюс НДС. А дальше все как у энергетиков: технические условия, выполнять которые необходимо в указанных монополистом компаниях. Та же картина с водоснабжением: распоряжением №381 от 29 декабря 2011 года петербургский Комитет по тарифам установил минимальную стоимость присоединения к холодному водоснабжению в размере 709 тыс. рублей, а к водоотведению – 733,2 тыс. плюс НДС. Вода станет еще дороже.

Ситуация с подключением к сетям «Газпрома» аналогична. Предприниматели не могут присоединиться к газовым сетям, именно поэтому большинство пожаров на предприятиях сферы обслуживания происходят со взрывами газовых баллонов. У нас была программа по созданию 800 магазинов шаговой доступности на территории Петербурга, но за три года с нуля удалось открыть только девять точек! Сейчас эта губернаторская программа свернута, и ее необходимо восстанавливать. Но при этом запретить ночную работу сетевых продовольственных структур (как во всех странах Европы), чтобы дать предпринимателям возможность зарабатывать.

И конечно, малый бизнес уже свыкся с коррупцией, которая носит системный характер. Рейдерские нападения зачастую осуществляются чиновниками при поддержке правоохранительных органов. В России можно воровать на вполне законных основаниях: ст. 159 Уголовного кодекса применима практически для любого вида хозяйственной деятельности. Малейшее отклонение от требований той же пожарной безопасности чревато баснословными штрафами, причем как для предприятия, так и лично для его владельца. В результате бизнесмены уже привыкли «договариваться», не видя другого выхода.

Добавим рост социальных налогов с 16 и 26 до 34%, увеличение в разы штрафов за нарушение требований пожарной безопасности, ужесточение санитарного, технического и других видов контроля. По указанным выше причинам в теневой сектор «прячутся» до 60% малых предприятий.

Программа поддержки предпринимательства в городе постепенно превратилась в раздачу бюджетных субсидий, размер которых варьируется от 500 до 900 млн рублей ежегодно. Исключительно чиновники решают, кому достанутся бюджетные деньги на развитие бизнеса, а если после получения средств бизнес просуществовал три-пять месяцев, это уже никто не контролирует. В России, занимающей 152-е место в мире по уровню коррупции, такая поддержка неэффективна и недопустима. На мой взгляд, стоило бы передать право на субсидирование инновационных компаний под контроль вузов, а городским властям – сосредоточиться на инфраструктурных проектах и создании благоприятной среды обитания для бизнеса. Несмотря на столь острую ситуацию, Петербург все же является одним из лидеров по количеству предприятий малого бизнеса, однако если существующие проблемы не будут решаться уже сейчас, через несколько лет мы получим совсем иную картину. У нас не так много времени.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №37 (583) 17 сентября 2012
    Малый бизнес
    Содержание:
    Нулевое сальдо

    Бизнес не ожидает особого экономического эффекта от налоговых новаций, которые вступят в силу в следующем году. Зато предпринимателям придется вновь вникать в фискальные тонкостии, вероятно, реформировать процесс налогового учета

    Реклама