Старый мир разрушим

Тема недели
Москва, 25.02.2013
«Эксперт Северо-Запад» №8 (605)
Для качественного развития пищевой промышленности необходимо существенное ускорение процесса обновления основных фондов

Фото: Владимир Басов

Производство продуктов питания в Северо-Западном регионе РФ демонстрирует положительные тренды: потребление пусть и невысокими темпами, но растет, спрос смещается в сторону более натуральных и маржинальных продуктов. Однако проблемы с недостаточной модернизацией сельхозпредприятий, а также растущие издержки производителей сдерживают развитие отрасли. Необходимо совершенствовать механизмы стимулирования перевооружения неэффективных производств, чтобы повысить конкурентоспособность отрасли в рамках ВТО.

Своими силами

По данным Росстата, в Санкт-Петербурге индекс производства пищевых продуктов (включая напитки и табачные изделия) в 2012 году вырос на 2,8% к уровню 2011-го, в Ленинградской области – на 6,5%. Одни из наиболее позитивных трендов – на мясном рынке. По оценкам Андрея Зайцева, генерального директора компании «Фрешфуд» (входит в группу компаний «Северо-Западная мясная компания»), в СЗФО спрос на натуральное мясо повысился на 7-8%. Это обусловлено как увеличением потребительского спроса, так и развитием животноводства. Так, производство свинины в России за год выросло на 13,1%, мяса птицы – на 13,4%. Регионы Северо-Запада, традиционно сильные в этих направлениях, опередили общероссийские показатели.

По наблюдениям исполнительного директора Северо-Западной мясной ассоциации Дмитрия Позднякова, производство свинокомплексов в Ленинградской области за год выросло на 22,6%, в Новгородской – на 44,1, в Псковской – на 61,9%. «Эти регионы можно отнести к наиболее конкурентоспособным в СЗФО с точки зрения производства свинины, что обусловлено относительной близостью их предприятий к крупным рынкам сбыта, а также высокой потребностью округа в охлажденном мясе, которая в полной мере не обеспечивается импортными поставками», – объясняет он.

Вторым фактором, повлиявшим на повышение спроса, стало удешевление животноводческой продукции. С сентября прошлого года (с момента вступления в силу правил Всемирной торговой организации) цены отечественных производителей на живых свиней упали на 27%, на свинину в полутушах – на 23%. «В январе 2013 года снижение цен на живых свиней и свинину в России продолжилось. И эта тенденция наблюдается уже несколько месяцев подряд», – подтверждает Поздняков. На его взгляд, одна из основных причин этого – значительное увеличение объемов импорта. За последние четыре месяца 2012 года импорт охлажденной и замороженной свинины в Россию вырос по отношению к аналогичному периоду 2011-го на 28%. Кроме того, на стоимость этой продукции не мог не повлиять и существенный прирост производства в стране, что связано в том числе с вводом в эксплуатацию ряда крупных современных свинокомплексов в Центральном федеральном округе.

Несмотря на увеличение импорта, участники рынка полагают, что прогнозируемый подъем спроса на этот вид мяса – порядка 9% – будет закрываться преимущественно за счет отечественных производителей, а стоимость свинины вряд ли станет расти. «Оптовые цены на этот продукт в России будут постепенно приближаться к мировым. Так, в настоящее время впервые за несколько лет цены на свинину у нас стали ниже, чем в Китае, что открывает дополнительные возможности для выхода производителей на этот рынок», – говорит Дмитрий Поздняков.

Тяга к натуральному

Производители отмечают смещение потребительского спроса в сторону охлажденной мясной продукции, вследствие чего происходит снижение объемов продаж колбасных изделий. По словам Андрея Зайцева, отчасти это связано с тем, что ряд производителей колбасных изделий испытывают ценовое давление в связи с ростом стоимости сырья (в основном импортного) и требований сетей, не идущих на повышение розничных цен. Из-за значительных издержек многие производители вынуждены жертвовать качеством продукции, что не может не сказываться на потреблении. Да и общий тренд на продуктовом рынке – стремление к свежим и полезным продуктам – увеличивает интерес покупателей именно к парному мясу.

Тенденцию к росту продаж охлажденного мяса и готовых к употреблению свежих продуктов подтверждает исполнительный директор компании «Атриа Россия» Ярмо Линдхольм. На его взгляд, это отражает две основные модели потребления: когда у людей есть время и желание готовить, чтобы иметь по-настоящему праздничный стол, и когда ограниченный во времени человек хочет максимально быстро получить как можно более вкусное и полезное блюдо.

«В Россию приходит новая для нашего рынка категория – convenience food. На отечественном рынке продуктов мясопереработки это полностью готовые охлажденные мясные продукты (фрикадельки, бифштексы и т.п.). Кроме того, как известно, маржинальность возникает там, где слабее конкуренция. Единственная возможность вырваться в это пространство – предлагать новинки, – убежден Линдхольм. – Мы для себя видим большой потенциал в активном развитии convenience food».

По мнению участников мясного рынка, если покупательная способность населения не начнет резко падать, интерес к натуральным и полезным для здоровья мясным продуктам продолжит расти. «Мы ожидаем дальнейшего увеличения продаж свежего мяса и снижения продаж замороженного. Будет повышаться потребность в качественной продукции по справедливой цене, – полагает Зайцев. – Поднимется спрос на полезные продукты – кроличье и куриное мясо, индейку, телятину и категории мяса с низким содержанием жира. Будет расти спрос на натуральные продукты, которые можно быстро приготовить, особенно в больших городах».

Однако на общем положительном фоне сохранятся характерные для отрасли проблемы. В частности, высокие цены на зерно будут наблюдаться как минимум в январе-июле, также можно ожидать выхода из бизнеса многих неэффективных хозяйств, уверен Дмитрий Поздняков. Хотя конкурентоспособность фермеров растет и открываются современные животноводческие и мясоперерабатывающие заводы, на рынке все еще немало хозяйств, работающих на устаревших мощностях. «Отечественная продукция неконкурентна в первую очередь по причине высокой себестоимости, и особенно – из-за растущих цен на топливо и корма, – считает Поздняков. – Отрасль в целом характеризуется относительно низкой конкурентоспособностью ввиду все еще огромной доли неэффективных хозяйств старого типа».

В условиях вступления в ВТО и растущего объема импорта российским производителям необходимо повышать продуктивность своей деятельности. «Все сегменты цепочки создания стоимости продукции испытывают давление со стороны сильных европейских производителей, – поясняет Ярмо Линдхольм. – Единственная стратегия выживания и развития – максимальная эффективность на всех этапах работы и умение гибко реагировать на изменения внешней среды».

Еще один фактор, сдерживающий развитие рынка, – отсутствие техрегламента на мясную продукцию. Пока единых стандартов качества продукции нет, и этим пользуется ряд компаний, подрывая доверие потребителей к отрасли в целом. ГОСТы, которыми сейчас руководствуются мясопереработчики, разработаны еще в советское время и давно устарели. «Изменилась рецептура, появились такие ингредиенты, которых в СССР просто не существовало, – комментирует Андрей Зайцев. – Все это нужно учесть и разработать четкие критерии для рынка в целом. У нас также нет стандартов на сырье, в отличие от Европы и США. Приобретая продукцию производителей из этих стран, покупатель точно знает, как будет выглядеть та или иная часть туши, какой она постности и т.д. Скорейшее принятие техрегламента позволит рынку совершить качественный рост».

Удержать своих

Молочный рынок по темпам прироста немного отстает от мясного. В России за год он увеличился примерно на 7%, а в СЗФО, по наблюдениям заместителя директора молочного завода «Пискаревский» Георгия Житмарева, – на 5%. Впрочем, уточняет он, это хороший результат, так как СЗФО по объемам потребления молока и молочной продукции опережает большинство регионов страны, а достигнутые высокие показатели не предполагают бурных темпов роста рынка.

И действительно, по информации Росстата, Северо-Запад занимает второе место по объемам потребления молока и молочной продукции. «Вероятно, прошлогодний рост связан и с некоторым смещением покупательского спроса в пользу молочной продукции от других категорий товаров. Это вызвано тем, что цены на молоко, в отличие от ряда других продуктов, не повышались в течение последних двух лет, – размышляет Житмарев. – Происходит и некоторое увеличение покупательной способности населения. Мы еще не достигли европейского уровня потребления молочной продукции, как и объемов потребления в Советском Союзе, но и 5% – уже положительный показатель».

Стоимость своей продукции молочники в начале этого года все-таки подняли – в среднем на 3-5%. Основным драйвером выступило подорожание сырого молока, которое началось во втором полугодии 2012-го в связи с повышением цен на корма. «В производстве молочных продуктов самые большие издержки связаны с закупкой сырья, – рассказывает директор по связям с общественностью Северо-Западного дивизиона группы компаний „Danone-Юнимилк“ в России Евгения Фалькова. – При производстве эта цифра достигает 80%. Цена на молоко, в свою очередь, определяется рядом факторов, и прежде всего сезонностью: летом оно дешевле, зимой – дороже. Важны также стоимость кормов и энергозатраты хозяйственников». В течение последних двух лет, продолжает Житмарев, цены планомерно росли на все составляющие производства – электроэнергию, топливо и комбикорма, при этом комбинаты свои расценки практически не повышали. В дальнейшем подобная стратегия могла привести к ухудшению финансового состояния предприятий.

Большинство производителей готовой молочной продукции СЗФО закупают сырье на местных сельхозпредприятиях. И только после его переработки, ощутив дефицит в незначительных объемах, они обращаются к сырому молоку из соседних стран – Белоруссии и Украины. Поэтому пока некорректно говорить о том, что происходит заметное смещение в сторону поставок импортного сырья, хотя оно и дешевле. «Такие закупки сопряжены с рядом сложностей. Во-первых, более длительные сроки доставки, во-вторых, угрозы, связанные с регулярностью поставок. А молоко – это „живой“, скоропортящийся продукт, так что время и сроки поставок у нас жестко регламентированы. Есть некоторый дефицит сырья, и он действительно покрывается за счет белорусской и украинской продукции, но он далеко не критичен», – утверждает Георгий Житмарев.

С одной стороны, в СЗФО достаточно хозяйств молочного животноводства. Только в Ленинградской области работают около 130 таких предприятий, которые в прошлом году увеличили надои на 4,7%. «На Северо-Западе для молочного комбината „ПЕТМОЛ“ мы закупаем молоко только у поставщиков из Ленинградской и Псковской областей. В регионе немало успешных хозяйств, вырабатывающих молоко высшего и первого сорта, а для производства наших продуктов требуется только такая сортность», – отмечает Фалькова.

С другой стороны, многие предприятия нуждаются в серьезной модернизации, осуществить которую без государственной помощи невозможно. Механизмы такой поддержки существуют, но их недостаточно. «Если посмотреть, скажем, на Белоруссию, то там реконструкция сельхозпредприятий производится за государственный счет. Поэтому молочное животноводство и развивается», – приводит пример Георгий Житмарев. Тогда как в России сельхозпроизводитель может рассчитывать только на компенсацию процентов банку, выдавшему кредит. В результате, пока длится реконструкция предприятия, банк получает в виде процентов сумму, порой равную стоимости реконструкции. «Возникает вопрос: почему бы не направить средства напрямую производителю на модернизацию, не применяя кредитные схемы, не оплачивая проценты банку, но и не требуя от производителя возвращения долга?» – рассуждает Житмарев.

С его точки зрения, тот факт, что субсидируются проценты, уже положителен. Но прямая поддержка позволила бы предприятиям модернизироваться быстрее и качественнее. Сегодня далеко не у всех есть возможность одновременно вкладываться в переоборудование и выплачивать тело кредита, кроме того, для получения таких кредитов требуется обеспечение, а залоговой базы у сельхозпроизводителей нет. Кроме того, в результате привлечения таких кредитов себестоимость продукции опять же повышается. Но если этого не сделать, то основные фонды, построенные в 50-х – 60-х годах прошлого века, просто начнут разрушаться. «Есть, конечно, примеры успешной модернизации молочных животноводческих хозяйств, но их не так много, как должно быть», – подчеркивает Житмарев.

Спорной остается новая система дотаций производителям сырого молока, которая теперь будет ориентирована не на валовое производство, а на качество, то есть за высший сорт дотация будет в три раза выше. «Велика вероятность, что получить дотации будет проще в тех регионах, где легче получить высокую оценку. То есть большие объемы дотаций, скорее всего, пойдут в регионы с низким уровнем контроля качества и развитой коррупцией, а ряд регионов, нуждающихся в дотациях, могут их недополучить. Идея дотировать молоко с высоким содержанием белка и жира, нереальным при нынешнем состоянии сельского хозяйства, не совсем понятна», – говорит Георгий Житмарев. Поэтому ключевыми факторами развития молочного рынка производители считают именно поддержку и модернизацию производителей сырого молока. Предприятия, которые занимаются изготовлением конечного продукта, по оснащенности и применяемым технологиям в большинстве своем вполне конкурентоспособны.

Для качественного развития молочного рынка также необходимо формировать кадровую политику, направленную на привлечение молодых специалистов. На данный момент, по словам Евгении Фальковой, количество проектов, связанных с повышением эффективности производства и привлечением молодежи в отрасль, невелико.

Одной из позитивных тенденций, определявших развитие молочного рынка в прошлом году, производители называют повышение интереса потребителей к продукции с короткими сроками хранения. Например, они все чаще отдают предпочтение пастеризованному, а не стерилизованному молоку, что является положительным фактором для местных игроков. «Именно в этой нише региональные производители наиболее конкурентоспособны по сравнению с импортом и предприятиями из других регионов России, в силу отдаленности не имеющих возможности поставлять натуральную продукцию в больших объемах», – резюмирует Георгий Житмарев.

В ущерб прибыли

На хлебопекарном рынке одной из основных тенденций стало повышение стоимости зерна (почти на 90% за год), а соответственно, и муки (на 35-60% в зависимости от сорта). Это привело к росту издержек производителей хлебобулочных изделий, но хлебопеки уже длительное время не увеличивают расценки на свою продукцию. Как напоминает президент Ассоциации хлебопеков Санкт-Петербурга Александр Зорин, на хлебопекарном рынке продукция дорожает примерно раз в два-три года. При этом в себестоимости хлеба доля муки в зависимости от сорта составляет 25-30%, но в течение последних лет расходы производителей планомерно росли и по таким статьям, как топливо и электроэнергия.

В результате сдерживания роста цен в рознице на протяжении длительного времени многие хлебопекарные предприятия столкнулись со значительным ухудшением финансового состояния, и если не поднимать стоимость сортов хлеба, которые не находятся под контролем государства, то отрасль столкнется с серьезными проблемами. Хлебопеки приняли такое решение еще в конце прошлого года, но поскольку сетевой ритейл очень долго согласовывает изменение цен на продукцию производителей, основное удорожание может произойти в марте-апреле текущего года.

«В среднем цены на хлеб в Петербурге уже поднялись на 7%. Но это повышение не отражает весь рост стоимости сырья, так как хлебопеки покрывали его за счет собственной прибыли», – рассказывает директор по связям с общественностью Fazer Russia Екатерина Кулиненко. По ее мнению, пока стоимость муки будет повышаться, продолжится удорожание хлеба и других продуктов, ведь производитель не может постоянно сдерживать отпускные цены. Однако, считает Зорин, вряд ли цена муки продолжит увеличиваться такими темпами, как в прошлом году: «Предел роста, на наш взгляд, почти достигнут».

Что касается потребительского поведения, то здесь фиксируется аналогичный другим сегментам тренд – повышение интереса к более дорогим сортам, например к свежевыпеченному хлебу и хлебу ручной работы. «По-прежнему пользуются популярностью порционные сорта и хлеб для здорового образа жизни, растет сегмент замороженных хлебов», – констатирует Кулиненко.

Производителям на руку тяга населения к более маржинальным продуктам, но при этом возникает угроза исчезновения традиционных и востребованных сортов. Александр Зорин приводит в пример ржаной хлеб, который не относится к категории высокомаржинальных, но важен в рационе жителей северных регионов. В Финляндии разработана специальная программа по увеличению потребления этого вида хлеба: когда его потребление стало падать, в стране резко увеличилось число больных диабетом. В результате тенденцию удалось переломить. «У нас же объемы изготовления ржаного хлеба существенно падают, – замечает Зорин. – Среди населения не ведется пропаганда этого продукта, в результате – низкие продажи в рознице, сети все меньше заинтересованы видеть его на полках». Поэтому на фоне стремления к выпуску продукции высокомаржинальных сортов хлебопеки считают важным сохранить и традиционную рецептуру.

Прогнозы развития пищевой промышленности Северо-Запада в этом году умеренно оптимистичные. По наблюдениям аналитика УК «Финам Менеджмент» Максима Клягина, несмотря на последствия кризиса, прежде всего в части снижения покупательной способности и общего замедления экономического роста, эта отрасль в последние годы развивалась в целом в рамках позитивных трендов и сохраняет значительный инвестиционный потенциал и перспективы развития.

Главные задачи предприятий российского пищепрома в рамках вступления страны в ВТО – повышение эффективности производства и снижение издержек, но не за счет качества продукции. При этом не стоит забывать о непосредственной связи производителей продуктов питания с аграрным сектором. Будучи наиболее уязвимым, он нуждается в самой серьезной господдержке. Тогда как в пищепроме присутствуют дочерние компании иностранных производителей, обладающие ресурсами для модернизации производства и технологиями повышения эффективности, в сельском хозяйстве таковых почти нет. И нужно максимально снижать риск доминирования импорта в структуре сырья, закупаемого отечественными производителями.

Санкт-Петербург

Средние потребительские цены по состоянию на декабрь 2012 года, руб.
Объем производства сельхозпродукции на Северо-Западе сокращается
Пик роста цен на муку пришелся на октябрь прошлого года
В конце прошлого года стоимость молока росла быстрее, чем в тот же период 2011-го

У партнеров

    Реклама