Вторая жизнь

250 крупнейших компаний Северо-Запада
Москва, 25.02.2013
«Эксперт Северо-Запад» №8 (605)
Андрей Дегтярев: «Наш план финансового оздоровления не предполагает агрессивного развития – мы уже практически достигли показателей, которые в него заложены, и намерены сосредоточиться на качестве портфеля»

Фото: «КИТ ФИНАНС»

Инвестиционный банк «Кит Финанс» находится на завершающей стадии финансового оздоровления и констатирует рост основных показателей работы по итогам прошлого года. В рейтинге 250 крупнейших компаний Северо-Запада России, подготовленном аналитическим центром «Эксперт Северо-Запад» по итогам 2011 года, банк занимает 104-е место. За три года, прошедших с начала процедуры санации, его бизнес претерпел существенные изменения: теперь кредитная организация фокусируется на корпоративном бизнесе и private banking, поэтому была закрыта региональная сеть, свернут розничный бизнес. В частности, ипотечный портфель банк в конце 2011 года продал ВТБ24. О том, как расти в жестких рамках плана оздоровления и воспитывать наследников состоятельных клиентов, «Эксперту С-З» рассказал председатель правления банка «КИТ Финанс» Андрей Дегтярев.

– Вы заняли пост генерального директора в тот момент, когда «КИТ Финанс» переживал далеко не лучшие времена и только вошел в процедуру финансового оздоровления. Почему вы согласились возглавить проблемный банк?

– Обычно на вопросы такого рода принято отвечать: меня вдохновили вызов и сложные задачи, которые предстояло решить. Но в моем случае это не совсем так. Решающим фактором стало четкое понимание: у банка сильные акционеры. Наличие в составе владельцев НПФ «Благосостояние» и РЖД означало, что у него реальные шансы не только вовремя выйти из плана финансового оздоровления, но и нормально развиваться. Поэтому преувеличивать роль вызова в этой ситуации я бы не стал.

В тот момент нужно было прийти в «КИТ Финанс» вместе с командой, приложить соответствующие усилия и достичь уже поставленных целей. Все инструменты и возможности для этого были. Задачи по реализации плана финансового оздоровления были решаемы еще и потому, что сам по себе банк оставался достаточно качественным в части активов. И проблемы, которые возникли в 2008 году, в основном объяснялись ошибками в управлении ликвидностью. Большая часть активов банка не обесценилась. Когда мы их реализовывали, получили достаточно средств, в том числе и для того, чтобы досрочно рассчитаться с Агентством по страхованию вкладов (АСВ). Кстати, «КИТ Финанс» – один из немногих банков, который, получив деньги от государства, уже полностью вернул их. И это действительно важный момент.

Ближе к финалу

– Какое из управленческих решений в начале работы в банке оказалось наиболее сложным?

– Безусловно, кардинальное сокращение расходов. Нужно было своевременно принять решение о том, чтобы привести численность персонала и объем расходов банка в соответствие с размерами бизнеса, который остался после проблемной ситуации. Мы тогда сделали акцент на корпоративном направлении, поэтому вполне очевидно, почему были закрыты большинство региональных офисов, ликвидированы подразделения, которые занимались видами бизнеса, потерявшими актуальность для банка в тот период.

– В какой стадии сейчас находится процесс финансового оздоровления?

– В финальной. В декабре 2012 года совет директоров банка «КИТ Финанс» совместно с Центробанком и АСВ разработал новую редакцию плана оздоровления. Причина изменений в том, что большую часть обязательств, взятых на себя в 2009 году, «КИТ Финанс» выполнил досрочно. В итоге его структура и вид активов существенно изменились, поэтому возникла необходимость скорректировать план финансового оздоровления. При этом сроки завершения оздоровления сохранились прежние – до середины 2014 года. Всю задолженность перед АСВ мы погасили еще в 2011 году, на данный момент у банка остался только займ перед РЖД на 14 млрд рублей, который обслуживается по графику, в частности 10 млрд из этой суммы – субординированный кредит.

– Какова ситуация с вашим непрофильным активом – территорией Петровского острова в Санкт-Петербурге? Продавать не планируете?

– Этот участок находится в собственности банка. На данный момент мы занимаемся подготовкой документации и бизнес-плана по развитию Петровского острова и ведем переговоры с девелоперами. Ближайшая цель – выбор стратегического партнера, совместно с которым будем этот проект реализовывать. Одна из основных задач заключается в том, чтобы сформированный нами проект был интересен городу. В отношении развития Петровского острова я настроен скорее оптимистично, ведь речь идет о проекте, предполагающем строительство качественного жилья с социальной инфраструктурой, при этом будут рекультивированы свалки, которые находятся на этой земле. Думаю, такие планы город поддержит.

Быстрее рынка

– Для банковской системы страны 2012 год был непростым. Это не помешало вам достичь запланированных показателей?

– Действительно, работать приходилось в сложных условиях: банковская система периодически испытывала дефицит ликвидности, сохранялось ожидание, что вот-вот наступит дефолт то в Европе, то в Америке, то одновременно на разных континентах. Тем не менее мы оцениваем результаты работы банка «КИТ Финанс» вполне положительно.

Мы добились роста всех основных показателей бизнеса по сравнению с предыдущим годом. Чистая прибыль по РСБУ составила 270 млн рублей – на 168,8 млн больше, чем в 2011 году. Увеличили валюту баланса до 84 млрд рублей, корпоративный кредитный портфель вырос на 33% – до 42,4 млрд рублей, а доля просрочки сократилась до 2,5%. При этом банк существенно снизил расходы – на 15%, что позволило в том числе нарастить чистую прибыль. Рентабельность капитала за год выросла с 1,1 до 3,1%.

– На чем удалось сэкономить?

– Если в 2011 году мы уменьшали издержки за счет сворачивания региональной сети, то в 2012-м сосредоточились на повышении качества внутренних бизнес-процессов. Был проведен функциональный аудит всех подразделений банка и выявлены ресурсы для оптимизации. В отдельных подразделениях произошло точечное урезание расходов, но в основном этот процесс затронул службы поддержки. Сокращение персонала было минимальным. Мы сконцентрировались на работе с накладными расходами, искали возможности снизить затраты на аренду.

– В прошлом году корпоративное кредитование росло медленно, однако вы увеличили портфель на 33%. Проводили агрессивную конкурентную политику?

– Действительно, корпоративное кредитование замедлилось, имел место дефицит новых интересных проектов. Но росли мы не за счет агрессивного поведения на рынке, когда клиента нужно заполучить любой ценой. Стоит учитывать перераспределение клиентской базы между банками в этот период. Дело в том, что крупные кредитные организации зачастую предъявляют к компаниям среднего уровня стандартизированный набор требований, отступление от которых оказывается стоп-фактором, существенно удорожающим кредит либо не позволяющим клиенту получить его.

Небольшое отступление от этих шаблонных требований позволяет нам привлечь такого «неформатного» клиента без существенного ущерба для профиля рисков. Есть еще одно характерное преимущество: по той причине что у нас не так много заемщиков, мы можем тщательнее контролировать каждого клиента с точки зрения рисков и таким образом нивелировать возможный эффект от расширения границ. Клиенты понимают, что благодаря такому подходу мы проведем сделку быстро, индивидуально подойдем к ряду параметров. Но при этом мы осознанно не играем со ставкой – она точно будет не ниже рынка – и настаиваем на хорошем обеспечении по кредиту.

– С предприятиями из каких отраслей банк работает наиболее плотно?

– Это сферы, где нами уже накоплены определенные компетенции. В первую очередь транспортный сектор, что закономерно, учитывая профиль деятельности нашего акционера – РЖД. Кроме того, стабильно работали с торговыми предприятиями, было много интересных проектов, связанных с девелопментом – с клиентами, которые занимаются операциями с недвижимостью, выкупом, сдачей в аренду и т.д. Отмечу, что мы не предоставляем проектное финансирование под строительство объектов с нулевого цикла: либо кредитуем тогда, когда объект готов и необходимо рефинансирование, либо выдаем короткие ресурсы на завершение объектов. Стройкой как таковой не занимаемся – этот рынок расцениваем для себя как высокорисковый.

– В прошлом году вы корректировали подходы в риск-менеджменте?

– Банк еще в 2010 году избрал довольно жесткую рисковую политику и придерживается ее до сих пор, так что в этом плане коррективы минимальны. Она подразумевает, во-первых, тщательную оценку самих проектов, во-вторых, глубокий анализ источника погашения кредита. Кроме того, мы ведем очень строгий контроль целевого использования средств. Если речь идет о строительстве, то подключаем для этого и инжиниринговые компании.

Обязательным является наличие залога, причем это должны быть твердые виды обеспечения, в частности недвижимость или земельные участки, транспортные средства, которые подлежат государственной регистрации. Это надежные залоги, и они для нас приоритетны. Товары в обороте либо производственное оборудование занимают незначительную долю в залоговом портфеле банка и чаще всего служат дополнительным обеспечением к основному.

– Многие кредитные организации испытывали давление на показатель достаточности капитала в связи с более жесткими правилами по начислению резервов и расчету капитала банков, введенными ЦБ в июле 2012 года. Вас это коснулось?

– На нас это требование отразилось не сильно – на данный момент достаточность капитала составляет 14,8%, что позволяет спокойно наращивать кредитный портфель. Особой напряженности с ликвидностью мы не ощущали, в течение года стабильно наращивали пассивы. В частности, существенно нарастили портфель депозитов частных лиц – до 7 млрд рублей.

Кроме того, привлекли в прошлом году первый в истории банка синдицированный кредит в виде двух траншей в размере 45 млн долларов и 5 млн евро. Организаторами сделки выступили Альфа-банк, МДМ банк, Россельхозбанк, банк «Зенит» и германский Bayerische Landesbank. Последний также выступает агентом по сделке. Безусловно, «КИТ Финанс» получал поддержку в плане пассивов и от акционеров.

На пороге роста

– Вы фиксируете снижение процентной маржи банка? Насколько оно ощутимо?

– Не могу сказать, что мы видим существенное снижение по итогам года, но по рынку данный показатель уменьшился. Впрочем, это было ожидаемо: стоимость пассивов заметно возросла, а кредитные ставки следовать за ними зеркально не могли. В среднем по кредитному портфелю банка маржа по итогам года составила 5,2%. В принципе, для рынка это хороший уровень, но все же ниже, чем был у нас ранее – 5,5%. Падение незначительное, но мы его почувствовали.

– В текущем году прогнозируете дальнейшее сокращение?

– Предполагаю, что этот процесс продолжится. В том числе потому, что прогнозируется снижение кредитных ставок, так как ситуация с ликвидностью будет не столь острой, как в прошлом году. Доступ к международным рынкам капитала постепенно возвращается: крупные российские банки и компании активно привлекают средства путем размещения евробондов. Учитывая, что на Западе фондирование дешевле, чем на российском рынке, приток этих средств приведет к понижению ставок кредитования в стране.

Когда у ряда крупных банков формируется высокая ликвидность, они вынуждены быстро ее размещать. Конкурируя, в том числе по цене, они тянут рынок вниз. В целом это позитивный фактор, так как он способствует росту кредитования. Кроме того, сейчас наметилось некоторое движение в сторону снижения депозитных ставок. Останется ли доступ к зарубежному фондированию на нынешнем уровне, говорить пока сложно. Но основные макроэкономические тенденции, на мой взгляд, скорее внушают сдержанный оптимизм, нежели создают ощущение приближающейся катастрофы.

– В последнее время ведутся дискуссии о том, стоит ли ЦБ смягчать денежную политику, снижать стоимость фондирования для банков, чтобы те активнее кредитовали бизнес, стимулируя рост экономики. Какова ваша позиция по этому вопросу?

– Думаю, это несколько опасный шаг. Простое накачивание системы деньгами приведет к тому, что банки начнут девальвировать свои требования к риск-профилю заемщика. Когда деньги жгут руки, хочется выдавать их быстрее, невзирая на риски. Российские кредитные организации прошли этот путь в 2006-2007 годах, когда наблюдался избыток конкуренции: некоторые из них совершали парадоксальные действия, например не спрашивали залогов либо снижали требования к уровню дисконта по обеспечению. Такая практика, собственно, и привела к долговому кризису 2008 года.

Чтобы стимулировать инвестиционную активность бизнеса, нужно не вливать деньги в банки, а формировать благоприятный климат, мотивирующий бизнес к обновлению основных фондов, запуску новых проектов. Как только появится обоснованный и хорошо просчитанный спрос, кредитные организации найдут средства.

– Со спросом как раз проблемы…

– Полагаю, ситуация будет меняться. Низкая инвестиционная активность бизнеса продиктована несколькими основными причинами. После 2008 года многие предприятия старались восстановиться и элементарно выжить, два-три года у них ушло на расчистку балансов, решение вопросов с кредиторами, реструктуризацию кредитов, и в этой ситуации было не до новых проектов. В прошлом году многие находились в ожидании финансовой катастрофы, а сейчас, мне кажется, ситуация выравнивается и можно ожидать роста инвестактивности в течение года. Речь, конечно, не идет о буме – инвестиции должны быть обоснованными, но все-таки мы стоим на пороге роста по многим объективным предпосылкам.

– Центробанк продолжает курс на ужесточение требований к резервированию и оценке рисков. Не станет ли это фактором, сдерживающим рост кредитования?

– Эти меры я считаю обоснованными, несмотря на то что меня как банкира они ограничивают в деятельности. В любом случае для повышения устойчивости банковской системы страны они нужны: чем меньше банков, которые обанкротились и подвели своих клиентов, тем выше доверие экономических субъектов к кредитным организациям. Каждый дефолт банка – очередной подрыв доверия к системе. Чем реже такое происходит, тем выгоднее банкам: нам нужны устойчивые «длинные» пассивы – тогда действительно появляется возможность финансировать этими деньгами долгосрочные знаковые инвестпроекты. Действия ЦБ сдерживают рост спекулятивного кредитования, но не мешают оказывать финансовую поддержку реальному сектору экономики.

Экономный и прибыльный

– Банк активно продвигает услуги private banking. Этот рынок интересен вам высокой доходностью?

– Да, это более маржинальный бизнес, чем массовая розница. И одновременно он требует меньше капитальных вложений, что крайне важно. В связи с тем что уже в течение трех лет «КИТ Финанс» находится в процессе финансового оздоровления, мы всегда подходим к вопросу реализации бизнес-проектов с точки зрения того, требуют ли они большого объема затрат.

В тот период, когда банк получил средства АСВ, позволить себе развитие дорогих сегментов было просто неэтично. Поэтому мы искали низкозатратные способы делать бизнес, и private banking в этом смысле – оптимальный вариант. Он не требует создания разветвленной розничной сети, найма большого числа персонала, создания сложной ИT-платформы. В его основе – бизнес отношений, для развития которого необходимо привлечь несколько высокопрофессиональных специалистов, создать качественный продуктовый ряд и, самое главное, индивидуализировать сервис. Все это нам под силу. Кроме того, в отличие от крупных кредитных организаций, мы можем предоставлять клиентам возможность общения с первыми лицами банка и оперативно решать вопросы на уровне топ-менеджмента.

– В глазах клиентов это существенное преимущество?

– Да. Для человека, который приносит в банк несколько миллионов, действительно важно, может ли он обсудить свои потребности, планы и проекты с его руководством. Мы видим это на своем опыте. Как правило, на таких встречах речь идет не только «о личном»: спрашивают о стратегии кредитной организации, задачах, взаимоотношениях с акционерами и партнерами. Ответы на эти вопросы имеют практическое значение, так как большинство таких людей из числа наших частных клиентов – это владельцы или топ-менеджеры компаний, поэтому они заинтересованы в обсуждении перспектив сотрудничества с банком, в корпоративном бизнесе.

В целом private banking – действительно интересный бизнес, обладающий особой философией. Он предполагает не только решение сложных финансовых задач клиентов высокого уровня, но и опции, связанные со сферой life stile, такие как содействие в приобретении недвижимости, организации обучения детей клиента, путешествий.

– В связи с молодостью данного бизнеса в России дефицит высокопрофессиональных кадров в этой сфере…

– К сожалению, да. Кроме того, одна из болезней роста российского private banking – отсутствие стабильности кадрового состава. В чем, к примеру, сильная сторона этого рынка в странах, традиционно его развивающих, – в той же Швейцарии? Там профессиональные клиентские менеджеры работают в одном банке в течение пяти, десяти, а то и 20 лет. И клиент знает, что по этому телефону в этом офисе он всегда застанет человека, которого знает в лицо.

В России же практикуются частые переходы из банка в банк целых команд, и такая нестабильность является минусом. Что же касается банка «КИТ Финанс», то мы не скупаем «звезд», так как нам в принципе не очень интересны люди, привыкшие перебегать из компании в компанию из-за небольшой прибавки к заработной плате. Мы выращиваем свои кадры, у которых выше лояльность к банку, что позволяет рассчитывать на их длительную работу у нас.

– Составляет ли серьезную конкуренцию молодому отечественному private banking развитый западный?

– Наши частные банкиры вполне способны конкурировать на своем поле. Во-первых, в последнее время западные банки мало что могут предложить клиентам в отношении уровня доходности размещенных средств. При этом крупные европейские банки обладают достаточно серьезным уровнем бюрократии, их отличает педантичное следование разного рода инструкциям, регламентам, когда в итоге остается мало простора для клиентского менеджера. Российским же клиентам нужна определенная свобода, они хотят гибкости в структурировании продуктов, а отечественные банки охотнее идут им навстречу.

И, конечно, кризис развеял миф о том, что западные банки априори надежнее. Безусловно, там есть профессиональные игроки, сохранившие высокий авторитет, например нишевые частные швейцарские банки, чаще всего семейные. Они годами поддерживают высокий уровень сервиса и надежности, но, опять же, не имеют возможности устанавливать высокую доходность вложений.

– Чему отечественным частным банкирам предстоит научиться прежде всего?

– Наблюдается очень интересная тенденция в сегменте обслуживания состоятельных клиентов. Происходит смена поколений: собственники бизнеса достигают пенсионного возраста, актуальным становится вопрос передачи накопленного капитала, выстраивания взаимоотношений с наследниками. Сюда также входит финансовое воспитание в плане готовности молодежи принять на себя бремя управления семейным капиталом.

– Как банк может помочь в воспитании наследника?

– Дать азы. Предложить правильно подобранный продуктовый ряд, провести консультации по специфике рынков и банковских услуг. Продвинутые частные банки даже организуют специальные курсы для будущих наследников: подросток несколько дней посещает банк, где ему демонстрируют, как выстроены процессы обслуживания, рассказывают о существующих продуктах, рисках и т.д.

В тренде укрупнения

– Какие основные задачи стоят перед вашим банком в этом году?

– Мы настроены на рост портфеля и основных финансовых показателей. Кредитный портфель планируем увеличить примерно на 15-20%. В прошлом году были предпосылки к более высоким темпам роста, но наш план финансового оздоровления не предполагает агрессивного развития – мы уже практически достигли тех показателей, которые в него заложены. Намерены сосредоточиться на качестве портфеля, улучшении его структуры, в сегменте private banking будем концентрироваться на дальнейшем увеличении объема бизнеса с клиентами. И, конечно, продолжим двигаться в сторону завершения плана финансового оздоровления. Это основные приоритеты.

– В конце прошлого года один из ваших акционеров – НПФ «Благосостояние» – начал сделку по приобретению Абсолют банка. Эксперты прогнозируют, что можно ожидать его слияния с банком «КИТ Финанс». Прогнозы обоснованны?

– Сделка должна завершиться во втором квартале этого года, поэтому говорить о покупке как о свершившемся факте рано, как и комментировать дальнейший сценарий развития ситуации. Варианты могут быть различными, и я готов вернуться к обсуждению этой темы после окончания всех юридических процедур. Безусловно, мы приветствуем это решение, потому что, во-первых, оно укладывается в рамки тенденции к укрупнению банковской системы России, а во-вторых, ясно показывает, что у нашего акционера есть реальная возможность усилить свои позиции на банковском рынке.

Санкт-Петербург

Активы банка «КИТ Финанс» в 2012 году выросли на 21%
Увеличение чистой прибыли банка в 2012 году обусловлено как ростом портфеля, так и сокращением расходов на 15%
Кредитный портфель банка в прошлом году увеличился на 33%
Доля просроченной задолженности за год сократилась на 0,85%

У партнеров

    Реклама