Стремление к миру

Русский бизнес
Москва, 03.06.2013
«Эксперт Северо-Запад» №22 (619)
Андрей Тындик: «Медиация очень эффективна там, где невозможно урегулировать конфликт, следуя только букве закона»

Фото: архив «Эксперта С-З»

Прошедший в Петербурге в середине мая III Международный юридический форум вновь доказал, что город медленно, но верно становится своеобразной юридической столицей России. И дело не только в том, что в краткосрочном периоде в Петербурге после перевода из Москвы ряда судебных ведомств будет сосредоточена фактически вся судебная власть. Город постепенно становится территорией, на которой проверяются на жизнеспособность многие юридические новации. Адвокат Юридической конторы Гессена Андрей Тындик рассказал «Эксперту Северо-Запад» о том, на каком этапе развития находится российская юридическая школа и какие юридические инструменты, ранее слабо развитые в нашей стране, имеют все шансы на полноценное правоприменение.

– Очередной юридический форум стал третьим по счету с момента основания. Можно ли говорить о его качественном развитии?

– С каждым годом форум действительно становится все более развернутым и представительным. Первый форум также стал заметным событием в международной юридической жизни, но все же количество участников было в разы меньше. В этом году в Петербург приехало много зарубежных гостей, которые с интересом изучали российскую юриспруденцию, участвовали в многочисленных мероприятиях, проводившихся в рамках форума. Это значительно обогащает нашу правовую среду.

А российские юристы в ходе этих встреч и обсуждений приходят к пониманию, что отечественная юридическая школа находится на очень неплохом уровне, сопоставимом с юридическими школами развитых европейских стран. Тем для обсуждения в рамках форума всегда великое множество, и, конечно, в будущем необходимо предлагать его участникам более широкий диапазон обсуждаемых проблем, включая даже узкоспециализированные вопросы.

Безусловно, нам есть чему учиться у своих европейских коллег – нужно перенимать лучшие практики, прежде всего в арбитражном законодательстве. Но в целом базовые условия неплохие. И тот факт, что Петербург де-факто становится юридической столицей России, лишь подчеркивает оптимизм, с которым мы оцениваем перспективы развития правовых институтов.

– В ходе форума обсуждались различные юридические новации, в том числе более активное использование института медиации…

– Медиация – новейшее явление для российской юриспруденции, да и в других странах этот институт стал применяться лишь недавно. Медиация – это альтернативное судопроизводство, способ урегулирования спора конфликтующими сторонами с активным участием посредника – медиатора. Как известно, в западных странах отправление правосудия – занятие затратное для всех участников спорных конфликтов. Помимо финансовых издержек существуют колоссальные временные и имиджевые потери.

Использование института медиации – хороший альтернативный способ досудебного разбирательства: посредники помогут разрешить условный конфликт интересов гораздо быстрее и существенно дешевле, нежели традиционные судебные инстанции. Постепенный рост заинтересованности в медиаторах привел к тому, что во многих странах уже существуют профессиональные объединения медиаторов, устоявшаяся практика разбирательства. Многие крупные корпорации создают медиативные отделы, чтобы разрешить внутренние конфликты, прежде всего между работодателем и сотрудниками.

В России эта юридическая новация также обретает четкие очертания, к примеру принят Закон о медиации, внесены соответствующие поправки в Арбитражно-процессуальный кодекс, создана профессиональная ассоциация. Но если на Западе популярность медиации зиждется во многом именно на том, что этим методом дешевле разрешать споры, то в России, где судебные издержки все же не столь велики, к медиации прибегают по другим причинам.

Будем честны…

– Видимо, первая из этих причин – несовершенство корпоративного законодательства?

– Да, действующая юридическая практика в сегменте корпоративных отношений не позволяет быстро и эффективно защищать права участников конфликта. Все практикующие юристы прекрасно понимают: любой корпоративный конфликт при желании можно растянуть на годы судебных заседаний. Причина не в медлительности судов, а в том, что нашему корпоративному праву еще очень далеко до эталонных примеров – того же английского права, где все четко и последовательно прописывается в момент заключения каких-либо корпоративных соглашений.

А в России корпоративный конфликт – это, как правило, обмен исковыми заявлениями в большом количестве, затягивание рассмотрения дел… Но ведь за время, пока идет судопроизводство, разрушается бизнес, который находится в процессе спора, и в итоге победителя нет. Тот, кто формально выигрывает процесс, фактически одновременно несет серьезные репутационные и бизнес-издержки. Поэтому проще прибегнуть к помощи медиатора.

– Но чем медиация отличается от других форм досудебного урегулирования спора?

– Юристы конфликтующих сторон могут предложить участникам спора подписать мировое соглашение. Но такое соглашение подписывается в редких случаях, когда стороны не заинтересованы в эскалации конфликта. В других ситуациях юристы,  которые представляют каждую из сторон, зачастую, особенно у нас в стране, не заинтересованы в том, чтобы спор был завершен до суда. Будем честны: среди профессиональных участников спора желание, чтобы дело перешло в судебную стадию, превалирует над желанием закончить конфликт быстро и мирно. Юристы с трудом понимают необходимость института медиации и зачастую не заинтересованы в том, чтобы спор был завершен в досудебном порядке.

У профессионального медиатора совсем иное отношение к предмету спора. Он не специалист в области права – он специалист в области конфликтологии, имеющий соответствующие навыки, прошедший соответствующее обучение. Задача медиатора – урегулировать спор по существу, и он совершенно не заинтересован в том, чтобы конфликт продолжался длительное время.

Важно понимать, что медиативные институты урегулируют конфликты в том числе с точки зрения морали и нравственности, обыкновений делового оборота, если речь идет о корпоративных спорах. Медиация очень эффективна там, где невозможно урегулировать конфликт, следуя только букве закона. Без медиатора это будет бесконечное противостояние: сторонам не поставить точку в споре – он будет только трансформироваться и истощать участников конфликта. Корпорации дорожат своей репутацией, активами, брендами, мирным существованием, чтобы не помешать, к примеру, инвестиционным проектам. И длительная борьба никому не нужна.

…и независимы

– Как уберечь медиатора от возможных обвинений в аффилированности к тому или другому участнику спора?

– Медиатор – по определению независимая фигура по отношению ко всем конфликтующим сторонам. Первый способ уберечься от подобных обвинений – медиатор должен быть уважаемым и авторитетным человеком в той профессиональной среде, в которой он разбирает конфликты. Объясню на примере Союза промышленников и предпринимателей Петербурга, в структуре которого создана коллегия медиации. Допустим, собственники двух предприятий вступили в правовой конфликт. Союз – общественная организация, имеющая очень большое влияние в Северной столице. И среди его членов есть знаковые бизнесмены, которых уважают все и к мнению которых прислушиваются. Соответственно, конфликтующие собственники обращаются в коллегию и согласовывают кандидатуру медиатора, который урегулирует спор.

– Решение медиатора – истина в последней инстанции? Может ли участник спора, недовольный вынесенным решением, подать иск в традиционный суд?

– Гипотетически такая возможность есть. Но здесь следует учитывать тот факт, что если спор разрешается в медиативном поле, значит, его участники принимают правила медиации и подтверждают, что достигнутое соглашение подлежит исполнению. Ведь каждая сторона заключает с медиатором соответствующее соглашение – документ юридического свойства. Представьте: обратились два бизнесмена к медиатору, подтвердили желание исполнять его решение, и вдруг одна из сторон отказывается от достигнутых договоренностей. Это серьезный репутационный ущерб. Который зачастую несет для бизнеса даже более негативные последствия, нежели исполнение судебного акта.

– Где еще может быть использован институт медиации помимо корпоративного права?

– В семейном праве. Этот сегмент в других странах исключительно медиативен. Это логично: нельзя урегулировать семейные споры в судах. Брак распадается, все перерастает в психоэмоциональный конфликт высокой сложности, где здравый смысл уходит на задний план, а стороны общаются исключительно на эмоциях. Поэтому участие медиатора могло бы сгладить крайне эмоциональные личностные споры.  Трудовые споры очень интересны для применения медиативных технологий. Кроме того, медиаторы могут взять на себя посредническую миссию в общении компаний и государства, в случае если речь идет о государственном заказе. Ведь в этом сегменте зачастую недоразумения возникают не в силу наличия нарушений, но из-за стены непонимания между государственным заказчиком и частным поставщиком.

– Кто может стать медиатором?

– Помимо вышеперечисленных условий, важно, чтобы медиатор был специалистом в конкретной области, в которой разрешает спор. Профильность отрасли, где развивается конфликт, предполагает наличие скорее не юридических знаний, а понимания стандартов работы в конкретном сегменте. Другое дело, что медиатор всегда может привлечь к проекту юридических консультантов, если ему это требуется. 

– Можно ли говорить о том, что институт медиации в России ждет большое будущее?

– Безусловно. Развиваться этот институт будет активно, особенно в свете вступления России во Всемирную торговую организацию. В Россию приходят иностранные инвесторы, мы расширяем торговые взаимоотношения с другими странами, в которых медиация – востребованный инструмент, и мы по определению должны быть готовы к разрешению конфликтов подобным методом.

Кроме того, наше правосудие тоже развивается в сторону увеличения судебных издержек. Повторюсь: целый ряд споров плохо решается в судах. Поэтому медиация однозначно имеет хорошие перспективы как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. И мы на практике ощутим позитивное воздействие этого юридического инструмента.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама