Государство простит однодневкам долги

Мнение недели
Москва, 07.07.2014
«Эксперт Северо-Запад» №28-29 (675)
Госдума приняла в первом чтении законопроект, позволяющий списать 200 млрд рублей безнадежной задолженности юридических лиц и исключить из госреестра 828 тыс. фактически недействующих организаций. Есть другие действенные меры борьбы с фирмами-однодневками, которые власть почему-то игнорирует

Списание долга обычно не предполагает никаких обязательств со стороны того, кому списали долг, кроме разве что морального обязательства поблагодарить вторую сторону за такой благородный поступок.

Вопрос списания долга практически всегда упирается в затрудненность или невозможность его возврата. В повседневном мире это может быть прощение небольшого долга соседу, которого знаешь уже давно, под предлогом давнего знакомства. Но в случае с государством главной причиной списания долга является невозможность его вернуть, при этом в какой-то мере – из-за несовершенства законодательства, которое само государство и создает. Действительно, как можно получить недоимку, скажем, от общества с ограниченной ответственностью, у которого уставный капитал составляет 10 тыс. рублей, да и те – виртуальные. А теперь представьте: если компания была брошена по неуплате налогов в N рублей, то какие у нее неисполненные обязательства перед другими, частными лицами (имея налоговую ставку 6,18%, обычных граждан или другие компании учредители брошенных «кинули» на сумму в 16,5 раз большую, чем не уплатили налога)? Сколько граждан или иных организаций не могут добиться от нее исполнения своих денежных обязательств?

Таким образом, данный вопрос применительно к небольшим компаниям частично пересекается с усовершенствованием механизма взыскания денежных средств (неважно, фискальных или по гражданско-правовому договору), который всегда упирается в ответственность фактических руководителей организаций за свои действия. Потому что на данный момент учредители ООО могут избавиться от административной, уголовной и гражданско-правовой ответственности (не говоря о возмещении убытков) просто формально продав свои доли, а фактически – переписав компанию на другие лица, которые в некоторых случаях даже не в курсе такой сделки.

Есть более действенные способы борьбы с неуплатой налогов брошенными ООО. Например, более строгий подход к ее организации. Сейчас существует общественное мнение, что компанию можно создать, а как надоест или дела не пойдут – просто оставить ее, так как самое худшее, что может быть в таком случае для учредителя, – это потеря уставного капитала, который вносится очень формально.

Но можно запретить вносить вещи в качестве оплаты, в случае если уставный капитал минимален – 10 тыс. рублей. В этом есть своя логика: если у тебя нет 10 тыс. рублей, возможно, тебе рано открывать свою организацию?

В случае с большим уставным капиталом (речь идет об организациях, занимающихся деятельностью, подлежащей лицензированию) можно создать единую независимую государственную оценочную компанию, которая не будет оценивать имущество в пять раз выше, чем оно стоит.

Можно запретить регистрационные действия с внесенным в уставный капитал имуществом до ликвидации или банкротства организации – пусть лучше это будет разновидность обременения, чем потом искать выведенное имущество.

Учитывая инфляцию, с момента появления нормы о размере уставного капитала в размере 10 тыс. рублей в законе об ООО с 1998 года прошло уже 16 лет, и данная сумма, мягко говоря, не значит столько, как в конце 1990-х. Логично было бы ежегодно увеличивать данную сумму и законодательно ее закреплять. Сегодня сумму необходимо увеличить минимум в десять раз.

Помогло бы решить проблему создание единого фонда уставного капитала по всей стране. Учредитель вносит 100 тыс. рублей (учитывая изложенное выше), далее, если он решит бросить свою организацию, государство сможет удержать хотя бы эту сумму. Говоря о списании 200 млрд рублей брошенным компаниям, учитывая количество этих компаний – более 800 тыс., можно было бы удержать значительную сумму, которая покрыла бы пусть и не всю списываемую сумму, но хотя бы четвертую ее часть.

Исключение брошенных организаций из ЕГРЮЛ, как предлагает законопроект (что необходимо было сделать раньше), уменьшит расходы, связанные с формально необходимой работой по подобным компаниям тех же налоговых органов или, возможно, службы судебных приставов, но никаких значительных положительных результатов не даст. Причина появления такой задолженности останется, кроме разве что исчезновения натекающей неустойки по задолженностям брошенных организаций. Такая мера имеет смысл только при одновременном законодательном решении проблемы появления подобных компаний.

Списание долгов брошенных компаний лишь фиктивно улучшает ситуацию, но положительного эффекта списание долга принести не может. Говоря о решении этой проблемы, необходимо разбираться не со следствием – наличием огромного долга, а с причиной появления подобных долгов.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №28-29 (675) 7 июля 2014
    ЖКХ
    Содержание:
    Отключим газ

    Северо-Западный федеральный округ выбился в число лидеров по долгам населения перед коммунальными службами и энергетиками. По данным Росстата и Национальной службы взыскания, за пять месяцев 2014 года коммунальные службы региона недосчитались в своем кармане 128 млрд рублей

    Реклама