Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Набросок к портрету макрорегиона

2015
Фото: Архив «Эксперт С-З»

Анализ рейтингов крупнейших компаний Северо-Запада, России и мира позволяет определить конкурентные преимущества СЗФО. Наряду с пищевой промышленностью, деревообработкой, логистикой, торговлей и пулом традиционных машиностроительных отраслей вектор развития региона все больше определяют новые и сверхновые игроки — автопром и биофарма

В этом подлунном мужском мире меряться размером чего-либо  —  излюбленная из забав. Корпоративные рейтинги дают самую разнообразную пищу для того, чтобы музыка на ярмарке бизнес-тщеславия никогда не стихала. Власть предержащим рейтинги служат ровно для двух целей. Это поиск системообразующих игроков, потенциальных адресатов поддержки  —  слишком больших, чтобы умереть, с одной стороны. И мониторинг пресловутых точек роста из модных несырьевых отраслей, способных подсветить регион/ страну в выгодном свете,  —  с другой.

Ну а аналитикам, обделенным Провидением азартом бизнесмена и важностью чиновника, препарирование разнообразных таблиц и списков дает ни чем не сравнимую иллюзию обретения нового знания о предмете, коим (знанием  —  насколько оно иллюзорно, судить практикам) мы и хотим поделиться.

Больше, чем Казахстан

Для начала несколько самых общих цифр. Совокупная выручка 250 крупнейших компаний Северо-Запада по итогам прошлого года составила 8,6 трлн рублей. Для сравнения  —  федеральный список «Эксперт-400» «весит» 52,2 трлн рублей. Таким образом, выручка «первого корпоративного эшелона» СЗФО составляет 16,5% выручки крупнейших федеральных компаний (как мы акцентируем ниже, оба списка имеют заметные пересечения). При этом валовой региональный продукт СЗФО составляет лишь десять с небольшим процентов суммы ВРП регионов (а эта сумма меньше ВВП РФ, почему  — тема отдельной статьи). Запомним это различие.

Совокупная выручка крупнейших 250 компаний Северо-Запада прошлого и позапрошлого годов отличаются лишь на 1%. Тогда как федеральный список крупнейших «потяжелел» в номинале на 8%  —  почти вровень с инфляцией. А вот динамика выручки крупняка СЗФО в реальном выражении резко снизилась, впервые с момента запуска мониторинга журналом «Эксперт Северо-Запад» в 2007 году (тот первый рейтинг обозревал данные 2005-2006 годов).

Интересно, что в ретроспективе крупнейшие компании макрорегиона росли быстрее, чем федеральный «первый эшелон»: с 2005 по 2013 год выручка Топ-250  СЗФО увеличилась в постоянных ценах в 2,9 раза, тогда как пул компаний «Эксперт-400»  —  всего в 1,6 раза. Более того, Северо-Западный крупняк продолжал расти  —  по причинам, требующим отдельного изучения, даже в кризисный 2009 год, когда федеральный «первый эшелон» продемонстрировал серьезное сокращение выручки. Выручка Эксперт-400 в реальном выражении легла на плато в 2013 году. Тогда еще Топ-250 СЗФО сохраняли рост, хотя торможение уже чувствовалось. А в прошлом году крупнейшие компании макрорегиона не удержали позитивную динамику: их совокупная выручка в постоянных ценах провалилась на 6,3%.

Позволим себе еще несколько общих штрихов к портрету корпоративной экономики Северо-Запада. Их позволяют сделать аналогичные проекты рейтингования крупнейших компаний, которые ведут наши коллеги в региональных журналах «Эксперта» на Урале, в Сибири, на Юге и в Казахстане. Оказывается, по размеру выручки Топ-250  СЗФО в 2,3 раза опережают аналогичное число крупнейших компаний Южного федерального округа и в 1,6 раза  —  400 крупнейших компаний Сибирского федерального округа и Казахстана. Лишь 400 крупнейших уральских компаний «весят» существенно больше  —  305 млрд долларов против 222. Но Урал с его нефтегазовыми округами Тюменской области обыграть сложно, к тому же соответствующий список включает не 250, а 400 компаний «расширенного» УрФО (под Уралом мы по старой традиции советской экономической географии понимаем Уральский экономический район, который помимо субъектов нынешнего федерального округа включает Пермский край, Удмуртию и Башкортостан).

Любопытно сравнить «цену входного билета» в наши корпоративные рейтинги в разных макрорегионах, а также в России и Казахстане. Выручка последней компании в списке Топ-250  Северо-Запада составляла в 2014 году 162 млн долларов (в оценке по среднегодовому курсу), это существенно превышает «цену входа» в списки крупнейших компаний Урала (40 млн долларов), Сибири (62 млн), Юга России (70 млн), равно как и Казахстана (103 млн), и лишь примерно вдвое ниже «цены пропуска» в федеральный список 400 крупнейших (384 млн). С учетом того что средне годовой курс рубля к доллару текущего года опустится примерно в полтора раза против уровня 2014 года, а номинальные показатели выручки крупняка в целом в кризисный период практически не растут, то можно сделать грубую оценку размера выручки«замыкающей компании» Топ-250 Северо-Запада 2015 года  —  это примерно 100 млн долларов. Если оборот вашей компании, зарегистрированной в СЗФО, по итогам завершающегося года будет гулять вокруг этой цифры, милости просим присылать заверенные данные своей корпоративной статистики в Аналитический центр журнала «Эксперт Северо-Запад»  —  у вас есть все шансы увидеть себя в списке крупнейших будущего года.

Гиря на компасе

Теперь предпримем более сложные мысленные упражнения. Наличие довольно глубокой ретроспективы по рейтингу крупнейших компаний Северо-Запада позволяет сравнить отраслевую структуру Топ-250  СЗФО сегодня и в благословенном докризисном 2007 году. Очень любопытно проследить, в каком направлении меняется экономика макрорегиона, не правда ли? Однако попытка решить эту задачу «в лоб» дала обескураживающие результаты. Получилось, например, что доля компаний нефтяной и нефтегазовой промышленности (включая газо- и нефтетранспортные, распределительные, торговые и сервисные компании) увеличилась за рассматриваемый период в 2,5 раза  —  с 10 до 25%. Такое впечатление, что на территории макрорегиона зафонтанировал свой Ванкор. Еще более внушительно, почти втрое, увеличилась доля компаний телекоммуникаций и связи (с 1,3 до 3,8%). Неужели мы проспали бум этой отрасли на Северо-Западе? Наконец, совсем уж немыслимый  —  пятикратный (с 2,5 до 12,6%)  —  рост демонстрирует доля финансовой отрасли, где мы сгруппировали банки, страховые, инвестиционные и лизинговые компании. Вероятно, международный финансовый центр все-таки  заработал. Правда, не в Москве, а в Санкт-Петербурге. Как же мы не заметили?

Однако, к сожалению (или к счастью), никаких чудес не случилось. Странные скачки отраслевых долей  —  не более чем статистический артефакт, связанный с тем, что методология региональных рейтингов «Эксперта» предполагает учет компаний по месту регистрации, а не по месту ведения бизнеса и продуцирования доминирующей части доходов. Регистрация сразу нескольких федеральных «тяжеловесов» в Санкт-Петербурге искажает истинную структуру крупного бизнеса макрорегиона. В значительной степени эта проблема задевает именно Северо-Запад. И еще, пожалуй, только ЮФО, родину розничной сети «Магнит», оттягивающей на себя 20% выручки Топ-250 компаний Юга и № 9 федерального списка крупнейших компаний, львиная доля бизнеса которого находится за пределами материнского региона.

Вот основные «виновники» искажений: это «Газпромнефть» (№ 1 списка Топ-250  СЗФО), группа ВТБ (№ 2), «Ростелеком» (№ 4), «Трансаэро» (№ 10), авиакомпания «Россия» (№ 46).

Аккуратно выделить Северо-Западную составляющую бизнеса (а значит, и выручки) этих компаний мы смогли пока что только для группы ВТБ (она составила 15%), остальных же «пришельцев» волевым образом вычеркнули из списка.

Лидеры, середняки и двоечники

Что у нас получилось в итоге? Скорректированный список предсказуемо сильно «похудел»  —  с 8,63 до 5, 98 трлн рублей (на 31%). Пропорция между совокупной выручкой Топ-250  Северо-Запада и совокупной выручкой Топ-400 федеральных компаний теперь более или менее соответствует доле ВРП СЗФО, а отраслевая структура скорректированного списка, на наш взгляд, более точно отражает хозяйственные реалии макрорегиона. Наибольший вес среди крупнейших компаний Северо-Запада (23,7% выручки Топ-250  в 2014 году) имели компании оптовой и розничной торговли. Причем удельный вес торговли вырос за последние семь лет в полтора раза. Вторую строчку занимает имеющее славные традиции в СЗФО и прежде всего в Санкт-Петербурге машиностроение. Доля машиностроительных компаний в выручке «первого эшелона» региональных компаний за рассматриваемый период выросла с 13,5 до 14,8%. Нефтяная и нефтегазовая отрасли тоже подросли (до 12,4%), а вот доля совокупной выручки строительных фирм в списке Топ-250 почти удвоилось, достигнув 9,7%. Традиционно высок в СЗФО удельный вес АПК (включая пищевую и табачную промышленность)  —  пятое место в отраслевом рейтинге с 7,4% совокупной выручки. А вот металлургические компании макрорегиона, включая крупнейшую из них череповецкую «Северсталь», развивались существенно более скромными темпами. В 2014 году доля выручки компаний черной и цветной металлургии сократилась до 6,5 с 14,6% в 2007 году. Существенное сжатие испытали также представители деревообработки и целлюлозно-бумажной промышленности (часть комбинатов в Карелии и Архангельской области просто остановлены), телекоммуникационной отрасли и ИТ. Банки и другие игроки финансового сектора хотя и удвоили свой отраслевой вес в суммарной выручке крупнейших (до 5%), остаются лишь на девятом месте среди крупнейших отраслей региональной экономики.

Правда, надо сделать одну важную оговорку: региональными банками, включая оцененную нами региональную долю имеющей питерскую прописку федеральной банковской группы ВТБ, финансовый сектор макрорегиона, конечно, не ограничивается. Львиную долю банковских и других финансовых услуг в СЗФО, как, впрочем, и в других макрорегионах, предоставляет локальная сеть федеральных финансовых институтов, аккуратная оценка размеров бизнеса которых на местах  —  отдельная непростая задача. В любом случае надо понимать, что полученная нами доля отрасли финансовых услуг в экономике макрорегиона серьезно занижена.

Машиностроительный бриллиант в северной короне

Теперь сравним отраслевую структуру крупнейших компаний Северо-Запада и России в целом. Специализацию хозяйства региона задают отрасли, удельный вес выручки крупных компаний которых в макрорегионе существенно выше, чем в целом по стране. Фактически это семь отраслей: торговля, машиностроение, строительство, АПК, химия, ЛДЦ (лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность) и легпром.

ЛДЦ, торговлю и пищевую промышленность в качестве выявленных конкурентных преимуществ макрорегиона подтвердил также анализ, выполненный руководителем НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, профессором Сергеем Кадочниковым по данным рейтингов Топ-250  СЗФО, Эксперт-400 и Forbes Global 2000.

Кроме того, сопоставление размерных групп внутри крупнейших 250 компаний каждого списка позволило Кадочникову сделать вывод о существенно более высоком уровне концентрации крупного бизнеса в СЗФО и России по сравнению со странами БРИКС и среднемировым уровнем.

Радует также отличная от нуля и превышающая общероссийскую доля на Северо-Западе компаний новейшего технологического уклада, представляющих медицину, биотех и фармацевтику. С учетом уже достигнутых темпов роста, планов и амбиций участников формирующегося в макрорегионе фармкластера можно смело прогнозировать дальнейшее увеличение веса этой отрасли в экономике региона. Для справки укажем: чтобы достичь среднемировых пропорций (в качестве ориентира мы использовали рейтинг крупнейших компаний мира Forbes Global 2000), доля компаний медбиотеха и фармы должна увеличиться в 12 раз.

А вот за Северо-Западное машиностроение гордость охватывает уже сегодня. По доле этой высокотехнологичной отрасли в структуре крупнейших компаний макрорегион кладет на лопатки не только Урал, Сибирь, Юг, но и Россию в целом (деиндустриализованный нефтеметаллургический Казахстан вообще не в счет), но опережает даже среднемировые пропорции (14,8% в выручке Топ-250  СЗФО против 10,1% в списке Forbes Global 2000). Сегодня машиностроительная отрасль макрорегиона в Топ 250 представлена 33 компаниями с совокупной выручкой 887 млрд рублей. Наряду с машиностроительными подотраслями, доставшимися по наследству от советской эпохи, такими как судостроение, энергетическое машиностроение, приборостроение и ОПК, за последние 15 лет регион фактически создал с нуля автомобильную промышленность. А гринфилд-проект Тихвинского вагоностроительного завода в прошлом году обошел по объемам производства признанного отраслевого лидера  —  Уралвагонзавод.

«У нас не было автомобильной промышленности, теперь у нас есть автомобильная промышленность»,  —  заявил Иосиф Сталин на Пленуме ЦК ВКП (б) в январе 1933 года по поводу пуска несколькими месяцами ранее главного конвейера Нижегородского автомобильного завода им. В.М. Молотова (ныне ГАЗ), созданного при плотном техническом содействии американской Ford Motor Company.

К 2003 году, несильно погрешив против истины, можно было констатировать обратное  —  советская автомобильная отрасль Россией была фактически утрачена. И в последующие годы ее пришлось воссоздавать. Снова за счет альянсов с крупнейшими мировыми автопроизводителями. Суммарный объем инвестиций в целом по стране в предприятия, работающие в режиме промсборки (льготы по ввозу комплектующих в обмен на жесткие и растущие требования по локализации производства) превысил 10 млрд долларов. В СЗФО развиваются сразу два автокластера  —  в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также в Калининградской области. Сегодня компании автопрома оказались в эпицентре экономического кризиса. По итогам 2015 года они неизбежно покажут сокращение и абсолютных объемов выручки, и своей доли в отраслевой структуре крупнейших компаний региона, но это лишь временное отступление.

Москва

Бизнес обязан быть открытым

 015_4.jpg
Марина Богомягкова, генеральный директор издания «Эксперт Северо-Запад»:

—  Один из основных и серьезнейших вопросов, который сегодня на повестке  —  это взаимодействие бизнеса и власти. Хочу отметить, что не взаимоотношения, а именно взаимодействие! Только в грамотном построении этого альянса мы видим возможные пути выхода из сложившегося кризиса.

В этом процессе невозможно переоценить роль СМИ. Наблюдая не первый кризис, мы давно отметили, что естественная реакция бизнеса  —  это зажаться, затаиться, замолчать. Мощнейший инструмент влияния  —  СМИ  —  исключается большинством компаний при решении важнейших задач. В то время когда наша страна бесконечно проигрывает информационные войны, бизнес не имеет права быть непубличным!

Кризис очистит рынок от «случайных» игроков

 016_1.jpg
Петр Гавырин, генеральный директор компании «А Плюс Девелопмент»:

—  Ситуация такова, что в данный момент прогнозировать что-либо очень сложно, но я бы выделил два основных на данный момент сценария развития отечественной экономики.

Первый:  Россия успешно (на данный момент сомнений в этом мало) участвует в решении сирийского (а теперь, скорее, в целом ближневосточного) вопроса; санкции и иные меры давления постепенно снимаются (в основной массе  —  за два года); инвесторы возвращаются на российский рынок; промышленность восстанавливается до уровня 2013 года в течение двух-трех лет.

Второй: несмотря на наши действия на Ближнем Востоке, наши партнеры продолжают санкционную политику; продолжается ухудшение взаимодействия со странами Западной Европы, Северной Америки, Австралией; продолжается «разворот» в сторону Азии, Латинской Америки и части Африки; развивается военная и ряд других отраслей промышленности (легкая, фармацевтическая, наукоемкая и пр.).

В любом случае мы ожидаем полного ухода с рынка «случайных» игроков, повышения конкуренции среди оставшихся девелоперов с точки зрения повышения уровня предоставляемых услуг и расширения их спектра. Для рынка индустриальной недвижимости достаточно важным вопросом также является снижение процентных ставок по кредитам, если это произойдет  —  сегмент будет развиваться намного быстрее.

Задача банков  —  наращивать объемы и контролировать риски

 017_1.jpg
Кирилл Мясоедов, региональный директор Северо-Западного филиала Росбанка:

—  Сейчас банковский сектор, как и вся экономика в целом, находится в сложной ситуации. С одной стороны, мы видим, что острая фаза кризиса пройдена: курс рубля стабилизировался, ключевая ставка постепенно снижается, уменьшая стоимость заемных средств, и, что немаловажно, нормализовался уровень цен на нефть. Паника, которая имела место в конце 2014 года, сошла на нет, финансовые рынки начинают постепенно восстанавливаться. С другой стороны, негативные факторы, которые привели к развитию кризиса, продолжают оказывать влияние на экономику, в том числе и на банковский сектор: это прежде всего санкции и имеющаяся неопределенность их продолжительности, как следствие, ограничение доступа к международным финансовым рынкам для крупных компаний и банков, а также понижение страновых кредитных рейтингов. К тому же уровень стоимости кредитования корпоративных клиентов в России остается высоким даже в сравнении с ситуацией 20122013 годов.

Из-за снижения потребительского спроса, а следовательно, и объемов кредитования банки рассматривают альтернативные способы сохранения и увеличения доходности. Тренд последних лет  —  существенный сдвиг в сторону комиссионных продуктов и комплексного транзакционного (расчетно-кассового) обслуживания. Доходы банков, полученные от некредитных финансовых услуг, становятся все более ощутимыми. Например, существенно изменилось соотношение процентных и непроцентных (комиссионных) доходов в структуре доходов Северо-Западного филиала Росбанка в корпоративном бизнесе. Высок прирост доходов от документарного бизнеса и конверсионных операций.

Наша ключевая задача в рамках стратегии развития корпоративного бизнеса Росбанка  —  наращивать объем и контролировать риски. Мы действуем выборочно и кредитуем компании из тех секторов экономики, которые, как полагаем, наименее подвержены текущей кризисной ситуации. В первую очередь это сектор природных ресурсов: нефть,  газ, горнодобывающая промышленность, удобрения. Девальвация рубля положительно отразилась на их финансовых результатах, так как большую часть выручки они получают в валюте, а издержки фиксируют в рублях. Другими приоритетными отраслями, не связанными с экспортом, являются те, что получили определенное преимущество и толчок к развитию в связи с проведением на государственном уровне политики импортозамещения. Это, например, пищевая и фармацевтическая промышленность, некоторые сегменты сельского хозяйства. У компаний из этих секторов увеличился потенциал развития, и они начали активно развиваться, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой. И третье приоритетное направление развития — сотрудничество с международными компаниями, которые имеют свои представительства в России. С этой категорией клиентов мы намерены укреплять отношения, многие из них переходят на локальное кредитование своих российских дочерних предприятий.

При отсутствии существенных потрясений мы предполагаем сохранение текущего уровня кредитного портфеля или даже органический рост. Тем не менее, на данный момент мы не видим драматического влияния ситуации на наш бизнес и продолжаем развиваться в рамках избранной стратегии. Мы ожидаем определенное оживление в сфере корпоративного кредитования по итогам 2015 года. Вместе с тем на бурный рост рассчитывать не стоит, с учетом текущего замедления, по нашим прогнозам, он будет в пределах 5%. Мы продолжаем поддерживать своих клиентов, и они это ценят, потому что в такие непростые времена и проверяются на прочность стратегические партнерства.

Оптимизм и импортозамещение как киты отечественной экономики

 018_1.jpg
Дмитрий Юрков, заместитель генерального директора по строительству ООО «Росинжиниринг Проект», генеральный директор ООО «Росинжиниринг ЭнергоСтрой»:

—  В своем докладе на Форуме крупнейших компаний Северо-Запада Топ-250  Яков Миркин показал все возможные варианты развития экономики. Не хотелось бы верить в самые пессимистичные из них, но полностью их исключить тоже нельзя. Полной изоляции нашей экономики не будет, мы и сейчас показали себя самодостаточными, способными на импортозамещение.

Уже видно, что от некоторой изоляции нашей страны больше страдают экономики европейских государств. Поэтому в скором времени с нами будут считаться. Кроме того, Россия получила прекрасную возможность для выхода на развивающиеся страны. Конечно, сегодня нужно больше внимания уделять импортозамещению, развитию малого и среднего бизнеса, именно в этих направлениях требуется активная господдержка.

«Эксперт Северо-Запад» №48-49 (720)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама