По страсбургскому счету

Актуально
Москва, 05.02.2009
«Русский репортер» №4 (83)
Беспрецедентный судебный процесс прошел в районном суде Нижнего Новгорода. Бывшие милиционеры, за действия которых Страсбургский суд обязал Россию выплатить пострадавшему от пыток 250 тыс. евро, теперь должны будут возместить эту сумму государству. В своем гражданском иске этого потребовала от них областная прокуратура

Маленькая квартирка на проспекте Ленина в Нижнем Новгороде, где пожизненно прикованный к постели Алексей Михеев живет вместе со своей мамой, давно превратилась в место паломничества журналистов. Страшный диагноз — паралич нижних конечностей и таза — стал результатом тяжелейшей травмы позвоночника.

В сентябре 1998 года 22-летний Алексей Михеев, сотрудник до­рожно-патрульной службы, выбросился с третьего этажа Ленинского РУВД Нижнего Новгорода и упал на стоявший внизу милицейский мотоцикл. Перед этим в течение трех часов парня допрашивали оперативники Игорь Сомов и Николай Костерин, выбивая из него признание в убийстве незнакомой ему девушки, которую он подвез на своей машине.

«Действуя совместно и согласованно, Н. Костерин и И.Сомов посадили Михеева на стул, где ему надели на руки наручники, — читаем в материалах дела. — Затем Костерин… достал целлофановый пакет, в котором находился специальный прибор для подключения электротока. Костерин включил вилку прибора в розетку и при помощи металлических клемм прикрепил провода к мочкам ушей Михеева. А Сомов держал его за плечи, не давая встать со стула».

К пыточному аппарату Алексея, по его словам, подключали трижды. В состоянии болевого и психологического шока Михеев согласился написать признание в убийстве, которого не совершал. А когда его мучители отвлеклись, выбросился из окна…

Пропавшая девушка, в убийстве которой обвиняли Алексея, на следующий день вернулась домой невредимой. А ставшему по вине милиционеров инвалидом Алексею Михееву понадобилось семь лет, чтобы добиться справедливости.

Двадцать раз уголовное дело, которое возбуждали по факту применения пыток, прекращалось якобы за отсутствием состава преступления. И каждый раз юристы из Межрегионального комитета против пыток добивались, чтобы его возобновили. После семи лет такого «пинг-понга» на сторону Алексея Михеева встал Европейский суд по правам человека в Страсбурге. 26 января 2006 года он вынес решение, согласно которому Россия обязана выплатить своему искалеченному гражданину компенсацию в 250 тыс. евро. Через полгода эти деньги в рублевом эквиваленте — 8,5 млн рублей — были перечислены на счет Алексея Михеева. И вот теперь, спустя еще два года, государство решило взыскать издержки с самих милиционеров.

Надо сказать, что все семь лет, пока шло следствие по делу о пытках, мучители Алексея Михеева жили вполне благополучно.

Старший лейтенант Игорь Сомов пошел на повышение и дослужился до начальника отдела по розыску. А Николай Костерин в чине капитана ушел из милиции в частную охранную фирму. Только в ноябре 2005 года они были признаны виновными по статье 286, часть 3, — «Превышение должностных полномочий с применением насилия» — и осуждены на четыре года лишения свободы в колонии общего режима. Впрочем, как рассказали в Комитете против пыток, наказание бывшие стражи порядка отбыли с комфортом: в колонии, расположенной примерно в часе езды от Нижнего Новгорода. И условно-до­срочно освободились летом 2008 года, отбыв только половину срока.

О том, что милиционерам придется выплачивать 8,5 млн рублей, Алексей Михеев и его мама Людмила Николаевна узнали от журналистов. И неожиданно… заступились за них!

— Мне кажется, это несолидно как-то, — сказала мне по телефону Людмила Михеева. — Ведь Европейский суд признал виноватым все государство. Милиционеры, может, не по своей воле пытали моего сына, а по указанию начальства… Алеша тоже так считает…

Другой точки зрения на этот счет придерживаются нижегородские правозащитники.

— Государство вправе потребовать от своих служащих, чтобы они расплатились за свой произвол, — считает правозащитник Максим Прытков. — Не дело, когда законопослушные налогоплательщики оплачивают произвол государст­венного чиновника.

Такая позиция государства имеет еще и воспитательное значение:

— Теперь, когда их будут наказывать рублем, некоторые сотрудники милиции сто раз подумают, прежде чем прибегать к услугам «царицы доказательств».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (83) 5 февраля 2009
    Церковь
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама