Вооруженный гражданин

Сцена
Москва, 18.02.2010
«Русский репортер» №6 (134)

Мы заказали Исследовательскому центру портала SuperJob.ru опрос, результаты которого нас не столько удивили, сколько озадачили. Около 20% респондентов заявили, что готовы противостоять несправедливости, прибегая к вооруженным методам борьбы. Много это или мало? Конечно, нельзя поставленную в опроснике галочку воспринимать как реальную готовность гражданина взяться за ружье, — тех, кто думает об этом всерьез, в действительности гораздо меньше. Однако с уверенностью можно говорить вот о чем: наши «агрессивно» настроенные соотечественники не верят больше в выборы, в суды, в действенность жалоб начальству и даже в забастовки и демонстрации. Они потеряли веру в государство и его учреждения, в законные формы выражения своей гражданской воли. И если так посмотреть на эти 20%, то получается, что возмущенных несправедливостью в стране очень много.

Эти люди вряд ли возьмутся за оружие хотя бы потому, что они потеряли веру не столько в общество и государство, сколько в свои собственные силы. Как они выбирают, скажем, в Государственную думу? Они бросают свой бюллетень не за того, кто представляет их интересы, а за того, кто, как им кажется, режет правду-матку — например, за Жириновского. Такой выбор им, разумеется, не помогает — они разочаровываются в правдорубе, а вместе с тем теряют и последнюю веру в свою гражданскую состоятельность. Это превращает их в иррациональную толпу, обуреваемую смутным желанием уничтожить не столько несправедливый порядок, сколько порядок как таковой. Конфликт с властью становится разрушительным, а энергия недовольства — опасной.

Совсем иную картину мы обнаружили в Калининграде. Мы познакомились с людьми, которые хорошо понимают свою силу и возможности. Участники акций протеста в Калининграде приятно удивили нас тем, что они очень хорошо знают, чего добиваются, и понимают, в каком обществе живут и с какой властью имеют дело. Поэтому они отказались от «профессиональной» поддержки радикалов из так называемой несистемной оппозиции. Они читают президентские послания Медведева, внимательно следят за всем, что делает и говорит премьер Путин. Они ловят власть на слове. Эти люди — представители среднего класса, которым не нравится то, как ими управляют. Им не нравятся милицейская вседозволенность, поборы таможни, мошенники в госучреждениях. И всем нам их претензии понятны, так же как и причины их недовольства.

Что-то совсем новое увидели мы в этих людях. Это не отчаявшиеся неудачники, а вооруженные граждане — вооруженные знанием законов и своих прав, пониманием психологии власти и ее слабых, уязвимых мест. Но главное — у них есть твердая уверенность, что конфликт с властью должен быть не разрушительным, а созидательным — для них, для общества, для самой власти.

Омоновец чувствует себя вправе разгонять истеричную толпу завсегдатаев столичных демонстраций оппозиционных сил на Триумфальной площади. Да и государственный чиновник со спокойной душой прикажет ему навести порядок. Однако та же власть замирает в смущении, когда сталкивается не с толпой, а с гражданами, вооруженными совестью и разумом. Для нее ведь тоже важно не ударить лицом в грязь и по меньшей мере показать себя столь же разумной, как и граждане. Именно из таких гражданских конфликтов возникали современные институты, ограничивающие произвол начальников, хозяев и полицмейстеров. Они открывают возможность реформы и для самой власти. Оказывается, что обе стороны такого созидательного конфликта хотят одного и того же — покончить с ордынским проклятием русской государственности и заложить основу для нового строя жизни.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (134) 18 февраля 2010
    Протест
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама