Умирать не страшно

Репортаж
Москва, 02.09.2010
«Русский репортер» №34 (162)
— Если честно, то на гражданке я больше получал, чем сейчас. Получается, что деньги — это не главное. — А что тогда главное? — Ну, как сказать… — огнеметчик Иван Дитятин несколько секунд думает над ответом. — Есть такая профессия. — Родину защищать? — Нет. Просто есть такая профессия

Вдесант Иван вернулся, уже отслужив срочную. Работал в строительной фирме. Потом случайно увидел в новостях сюжет о том, что Грузия готовит нападение на Южную Осетию. Через два дня уже был в части. Бросил престижную должность и ушел служить по контракту за смешные, по мнению его бывших коллег по работе, деньги. 8 августа 2008 года десантники вошли в Цхинвал. В Россию Дитятин вернулся с медалью и твердым желанием навсегда связать жизнь с армией.

— На войне умирать не страшно, страшно умирать здесь. Там ты отдаешь жизнь за свою страну, а здесь — непонятно за что. Так что если умирать, то в бою. Там не забудут. А тут — что ты был, что тебя не было.

В сентябре старейшая часть Воздушно-десантных войск России — 76-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия отмечает 71-й день рождения. Она была образована на базе 157-й стрелковой дивизии. Сегодня 76-я гвардейская — одно из самых боеспособных подразделений российской армии.

— Молодой, горячий, — кивает на Ивана пожилой ветеран. На его кителе с трудом умещаются многочисленные ордена и медали. — Хотя все мы такие. Помню, в 44-м из нас, десантников, сформировали стрелковую пехотную роту. Так мы в карманах носили свои голубые погоны. Надевали их перед атакой поверх пехотных как знак того, что десант — это навсегда. А умирать действительно не страшно. Когда знаешь за что.

Легендарный командующий ВДВ Василий Маргелов говорил, что десантник предназначен для 15 минут боя. В Аргунском ущелье 6-я рота 104-го полка сражалась с двумя тысячами наемников более суток. Боевики Хаттаба смогли вырваться из окружения только после гибели почти всех десантников

Ветерану 85 лет. Но в глазах у него по-прежнему азарт и решимость восемнадцатилетнего пацана, добровольцем ушедшего на фронт. Тот же самый блеск в глазах 22-летнего Сейфаддина Алиева. ВДВ стирает все границы — возрастные, национальные, идеологические.

— Я специально хотел попасть служить именно сюда, — говорит Сейфаддин. В Пскове он уже три месяца. Мы сидим с ним на трибуне главного городского стадиона. На сцене группа десантников традиционно разбивает друг о друга кирпичи. Сегодня здесь показательные выступления бойцов 76-й дивизии, посвященные Дню ВДВ. В Пскове это действительно всенародный праздник. Наверное, именно поэтому 2 августа, в отличие от Москвы, здесь всегда спокойно, и вид подвыпившего парня в тельняшке не заставляет мирных обывателей перебегать на другую сторону улицы.

— Я, наверное, по контракту служить останусь, — продолжает Сейфаддин. — На гражданке делать нечего. Только в милиции работать.

Впрочем, едва ли мечта Сейфаддина сбудется. Набор контрактников в десант в ближайшее время планируют сократить до минимума. Официальная позиция Министерства обороны: контрактная система себя не оправдала. Срочники — и привычнее, и, что сейчас самое главное для министерства, дешевле.

Для десантника даже смерть не является оправданием невыполнения боевого приказа. Во время войны в Южной Осетии иностранных инструкторов больше всего поражало то, что для парней в голубых беретах вообще не имело значения — с каким коли-чеством врагов им придется сражаться

— Если не возьмут, пойду в милицию, — вздыхает Алиев. — Ее к концу моей службы в полицию переименуют. Так президент сказал. Может, не так все плохо там будет.

В этом году у псковской дивизии еще одна памятная дата: десять лет назад в Аргунском ущелье погибли 84 псковских десантника. Рота воздушной пехоты в течение суток сдерживала полуторатысячную группировку боевиков, пытавшихся прорваться из окружения. Один десантник сражался против двадцати профессиональных наемников: меньшим числом боевики к десантуре подходить боялись. В бою выжили всего шесть человек. 22 бойца получили звание Герой России. 21 из них — посмертно.

Тот, кто ни разу в жизни не знал радости и страха свободного падения, не ощущал струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника

Эти парни тоже погибли не за деньги и не за славу. Все многочисленные денежные эксперименты военных чиновников, которые пытаются организовать между армейскими офицерами некое подобие соревнования гражданских менеджеров по продажам, никакой реакции, кроме мрачной усмешки, здесь не вызывают. Как говорят военные, «это на гражданке может быть “лучший продавец месяца”. Лучшего “офицера месяца” не бывает. Офицер либо хороший, либо никакой». В псковской дивизии просто служат Родине. Просто потому, что есть такая профессия.

Фотографии: Василий Ильинский для «РР»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №34 (162) 2 сентября 2010
    Суды
    Содержание:
    Страх оправдания

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама