Ростов

Путешествие
Москва, 18.11.2010
«Русский репортер» №45 (173)
«Мы сейчас проникнем в прошлое и увидим древнюю Москву», — говорит Шурик в комедии «Иван Васильевич меняет профессию», и на экране появляются каменные стены, башни и церкви. Но это вовсе не Москва шестнадцатого века, а Ростов двадцатого. Почти такой же, как сегодня

Когда смотришь на город издали, видишь ку­пола, купола, купола… и больше ничего.

Людей как будто нет. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что они все-таки есть. Люди эти живут в деревянных домах с резными наличниками и разноцветными фасадами. Впрочем, у некоторых первый этаж каменный, называется подклеть. Когда-то там были лавки и склады. Такие дома строили для себя купцы в XIX веке. Купцов было много. Они были богобоязненны и застроили церквями весь город. Даже торговый ряд в центре упирается в храм Спаса на торгу. Аккуратный, пятиглавый, с голубыми куполами — там сейчас воскресная школа для маленьких детей.

Справа Ростовский кремль. Точно из гайдаевской машины времени. И действительно, колокола звонят, стрельцы бегут, все в таких кафтанчиках… Потом, правда, это ощущение пропа­дает: видишь, что ненатурально как-то они побежали, да и пластиковые стаканчики с кофе… В одной руке стаканчик, в другой — секира. В общем, понятно: кино снимают.

Человек с рупором объявляет перерыв. Я медленно иду по кремлю и вдруг чувствую: это мой дом. Будто я жила здесь когда-то, и отец мой здесь жил, и дед, и прадед. Такое же теп­лое ощущение в Успенском соборе. Начиная с X века это уже пятый его вариант. Первые горели, разрушались, а этот стоит аж с XVI века, никакие бунты, революции и войны его не взяли, только фрески немного поблекли.

Звонница кремля такая же живучая: некоторые колокола на ней сохранились с XVII века — и на пушки их не переплавили, и ретивые борцы с религиозным дурманом не тронули. У каждого колокола свое имя. К примеру, в фильме «Семь стариков и одна девушка» Фантомас, прячась от сыщика-пенсионера, висел на языке «Сысоя» — так зовут самый большой ростовский колокол в 32 тонны весом. Повторить подвиг Фантомаса желающих много, но за ними бдительно следит смуглый поджарый мужчина лет сорока пяти. Он не охранник, он звонарь.

Выхожу из кремля и широкими безлюдными улицами добираюсь до Спасо-Яковлевского Дмитриева монастыря. Слева у ворот стоит худощавый темноволосый мальчик лет четырнадцати и играет на свирели.

Главная достопримечательность монастыря — Зачатьевский храм. Там находится икона, помолившись у которой, по народному поверью, бездетная женщина может забеременеть. И вообще, по преданию, храм основан защитником блудницы: причисленный потом к лику святых епископ Иаков, изгнанный из города за то, что не дал горожанам казнить женщину, уличенную в супружеской из­мене, поставил себе на отшибе келью, вокруг которой потом возник монастырь, и заложил храм в честь зачатия святой Анной дочери, будущей Бого­родицы.

Сероводородный источник рядом с храмом бьет по сию пору. На месте и озеро Неро, на берегу которого стоит монастырь. Для лучшего обзора можно подняться на смотровую площадку. Лестница очень крутая, деревянная, а подниматься по ней приходится в длинной, почти до земли, юбке, которую тут же и выдают. Юбка мешает, заставляет семенить, не дает свободно поставить ногу на следующую ступеньку. Мало того, она еще цепляется подолом за эти самые ступени. Судя по лицам поднимающихся вместе со мной женщин, их ощущения совпадают с моими. Но, поднявшись, тут же обо всем забываешь. Хочется дышать и летать, хочется нырнуть в манящую сиянием воду. А еще очень хочется молиться. Неважно кому. Сесть прямо тут, посере­дине площадки, обдуваемой бродячими ветрами, открыть пошире глаза, выпрямить спину и молиться, чувствуя свою причастность к мирозданию.

Как добраться

С Ярославского вокзала в Москве каждое утро в 8.20 отходит экс­пресс-электропоезд в Ярославль. В Ростове вы будете в половине двенадцатого.

Где остановиться

Прямо напротив кремля есть неожиданно современная гостиница «Боярский двор». Рядом «Дом на погребах» — в нем прикольно.

Где поесть

Мест много, но кормят средненько. В самом кремле — ресторан «Трапезная палата», этакий микс советского «Интуриста» и монастырских подвалов.

Что купить

Конечно, ростовскую финифть. Это правда красиво — образа, крестики, складни. Покупать лучше у церквей: там их продают уже освященными.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №45 (173) 18 ноября 2010
    Журналистика
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама