Постой, членовоз!

Актуально
Москва, 27.01.2011
«Русский репортер» №3 (181)
На минувшей неделе произошло еще одно вип-ДТП, подлившее масла в огонь общественной дискуссии на тему мигалок. 19 января на Рублево-Успенском шоссе BMW со спецсигналами, на котором ехал полномочный представитель президента в Госдуме Гарри Минх, врезался в Opel Corsa, за рулем которого находилась 23-летняя Алена Ярош. Высокопоставленный пассажир отделался шишкой на лбу, водитель BMW Владимир Шугаев скончался на месте, Ярош госпитализирована в тяжелом состоянии. И вопрос, кто прав, а кто виноват в этом столкновении, уже никого не волнует. Мигалка сама по себе становится сильнейшим разжигателем социальной розни. И если не решить этот вопрос кардинально, очередная вип-авария может иметь самые неприятные политические последствия

Фото: Александр Ярош

Мы люди подневольные. Ты думаешь, Володя по собственной инициативе по трассе летал? Шеф сказал: «Гони», — он и погнал. Иначе работы можно лишиться.

С Сергеем, коллегой погибшего водителя Гарри Минха — мы общаемся на Хованском кладбище. С фотографии в траурной рамке на нас смотрит улыбающийся мужчина в гоночном шлеме. Владимир Шугаев был профессиональным гонщиком, мастером спорта, бронзовым призером чемпионата России по авторалли.

Гарри Минх выступает с прощальным словом. Говорит о том, каким профессионалом в работе и просто хорошим человеком был погибший.

— Все у нас в гараже профессионалы. Любителей не держим, — комментирует вполголоса Сергей.

— Но Шугаев вроде бы не раз попадал в ДТП на служебном автомобиле?

— Попадал, было дело. Вы поймите, ты начинаешь гонять по просьбе шефа, а потом тебе самому уже нравится. Чувство определенной безнаказанности расслабляет. К тому же нас на специальных курсах учат ездить с нарушениями правил дорожного движения.

— Зачем?

Общественность полностью на стороне пострадавшей Алены Ярош. Водителя Владимира Шугаева не спасает от всеобщего порицания даже собственная смерть

— Мы же не простых смертных возим. Соответственно и ездить должны по-другому. К тому же наша главная задача — сохранить жизнь клиенту. Поэтому Володя и принял удар на себя. Хотя можешь себе представить, что бы с ним было, если бы в этой аварии погиб Минх, а его водитель отделался бы шишкой.

В день трагедии сотрудники ГИБДД поспешили заявить, что в происшествии виноват водитель Opel. Однако свидетели ДТП утверждают, что на встречку вылетел именно автомобиль Минха. Озабоченности судьбой пострадавшей он якобы не проявил: выйдя из машины, поговорил с кем-то по телефону и исчез с места ДТП.

— Алена правил не нарушала, да и кому из простых смертных придет в голову чудить на самой контролируемой в стране трассе, — рассказывает корреспонденту «РР» брат пострадавшей Антон Ярош. Впереди Алены шла Audi. Ее водитель успел увернуться и слетел в кювет, а Алена свернуть не успела.

Уже неделю брат и отец Алены дежурят в Боткинской больнице. С Антоном мы встречаемся на первом этаже травматологического отделения. Вход в палаты надежно блокирован многочисленными охранниками, чтобы попасть внутрь, необходимо пройти через металлоискатель. Антон выглядит измотанным. Говорит, что самое страшное уже позади: Алена пока без сознания, но угрозы жизни нет.

— Я никогда особенно чиновников не любил, но относился к ним скорее нейтрально. Теперь же, когда столкнулся с ними напрямую, когда они пытаются сделать виноватой мою сестру, несмотря на показания очевидцев, я начинаю их ненавидеть, — абсолютно спокойно говорит Антон. — Мы будем бороться до последнего. Кстати, о ходе расследования мы вообще узнаем из новостей. Никто из представителей правоохранительных органов на нас не выходил ни лично, ни по телефону.

— А представители Гарри Минха?

— Тоже нет. Наверное, им неинтересно.

У Алены Ярош многочисленные переломы, предстоит несколько операций, а курс восстановления займет не менее полугода. Уголовное дело по факту ДТП было возбуждено лишь спустя несколько дней после происшествия. Представители правоохранительных органов пока воздерживаются от прямых высказываний по поводу того, кто именно виноват в аварии. Категоричен лишь пресс-секретарь управления делами президента Виктор Хреков, однозначно заявивший, что автомобиль Гарри Минха на встречную полосу не выезжал, а значит, вины водителя в случившемся нет.

— Как это не выезжал? — возмущается отец Алены Александр Ярош. — Все свидетели говорят об обратном.

На месте ДТП Александр оказался спустя несколько минут после столкновения. На своем автомобиле он ехал следом за дочерью. В Подмосковье Алена — архитектор по профессии — работала над очередным строительным объектом, и в тот вечер в Москву они возвращались вместе с отцом. Первые снимки с места происшествия Александр Ярош сделал на свой мобильный телефон. Но пообщаться с Гарри Минхом не успел.

— Нам как-то не до него было, — вспоминает Ярош. — Надо было спасать дочь. Поэтому я даже не взял координаты водителя Audi, чей автомобиль тоже пострадал в ДТП.

Водителя той злополучной Audi сейчас ищут не только родственники Алены, но и сотрудники милиции. Его показания могут пролить свет на то, кто же все-таки виноват в произошедшем — водитель BMW с включенной мигалкой, неожиданно для остальных участников движения вылетевший на встречку, или Алена, не успевшая уступить дорогу чиновнику. Возможно, что ясности добавит видеосъемка этого участка шоссе: в отличие от столь же резонансного прошлогоднего ДТП на Ленинском проспекте, когда от столкновения с Mercedes топ-менеджера «Лукойла» Анатолия Баркова погибли две москвички, на этот раз убедить всех в том, что Рублево-Успенское шоссе не просматривается полностью видеокамерами, будет непросто. Следователи уже обратились в Федеральную службу охраны с просьбой предоставить имеющееся видео.

Пока же общественность полностью на стороне семьи Ярош. Водителя Владимира Шугаева не спасает от всеобщего порицания даже смерть, особенно после того как блогеры обнаружили несколько личных страничек погибшего в социальных сетях. Оказалось, что шофер любил выкладывать в интернете видеозаписи своей опасной езды под заголовком «просто работа». На одном из роликов можно увидеть, как Шугаев на служебном авто поставил своеобразный рекорд скорости, промчавшись практически по всему Рублево-Успенскому шоссе всего за восемь минут. В управлении делами президента эти съемки назвали недостоверными, но на самом деле в их подлинности сомневаться не приходится: едва ли их мог выложить на личной страничке кто-нибудь, кроме самого Владимира Шугаева.

Общественная реакция на произошедшее не заставила себя ждать. Представители Федерации автовладельцев России заявили о своем намерении предоставить семье Ярош адвоката для защиты ее интересов в суде. А знаменитое Общество синих ведерок в ближайшее время готовится провести серию акций протеста в поддержку Алены. Активисты уверены, что мигалки и прочие знаки привилегированного положения на дороге частных лиц должны быть окончательно и бесповоротно ликвидированы. Показательно, что с этим требованием согласны и коллеги погибшего Владимира Шугаева по правительственному гаражу. Им тоже не нравится рисковать собственной жизнью ради того, чтобы вип-пассажир добрался до загородного дома на 20 минут быстрее, чем все остальные.

— Трасса — единственное место, где барин может встретиться с холопами. Лоб в лоб, — сказал мне один из коллег погибшего водителя. — И вообще пора увольняться. Зарплата у нас в реальности не такая уж и большая, а работа нервная.

Кстати, погибший водитель BMW тоже собирался увольняться. Объявление «Ищу работу, зарплата от 50 тысяч рублей» было размещено на его интернет-страничке вместе с вышеупомянутым роликом. Не успел.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №3 (181) 27 января 2011
    Память общества
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама