А вы не хотите стать президентом?

От редактора
Москва, 23.06.2011
«Русский репортер» №24 (202)

В трудном положении находится Дмитрий Медведев. С одной стороны, он не может не произносить программных речей — ему есть что сказать, и потом, этих речей от него ждут. Вот он и произнес такую речь на питерском экономическом форуме, одновременно и спорную, и весьма симпатичную. С другой стороны, пока он не сообщил, идет ли в президенты, программные речи много теряют в восприятии.

При этом кто как, а лично я стал уважать позицию Медведева — не сообщать до поры о своих намерениях. Один политик договорился с другим политиком, что вопрос о выдвижении в президенты они решат вместе. Причем сроки принятия решения установили поздние. Нравится нам это или нет, но договоренности надо соблюдать.

Мне кажется, отношение сторонников Дмитрия Медведева к своему кандидату будет теперь определяться тем, как именно он в оставшееся время станет объяснять причины, по которым не объявляет решение. Ведь и сказанное выше об этих причинах — всего лишь моя реконструкция ситуации. Сам президент объясняет дело по-другому. Не влезая в архивы — как это запомнилось: обстановка неподходящая (кажется, в Сколкове, на пресс-кон­ференции), все будет зависеть от социально-экономи­ческой обстановки, надо ориентироваться на отношение людей, надо потянуть интригу…

Представляется, что такие объяснения, скорее, демобилизуют сторонников Медведева. Но ведь «Даешь ДМБ-2012!» — это, кажется, не его лозунг?

Программные речи президенту больше, в общем-то, не нужны. Те, кому его идеи близки, усвоили его программу и понимают, что в этих речах он скорее недоговаривает, чем раскрывается. Возможно, из-за таких недоговоренностей и получаются такие до­вольно-таки странные пассажи, как насчет расширения границ Москвы — весьма противоречивый вопрос, затрагивающий миллионов двадцать людей, всю федеральную элиту и явно требующий серьезной экспертной работы, вдруг поднимается далеко не в самой определенной форме. Не удивлюсь, впрочем, если ближайшая цель данной инициативы — отставка губернатора Громова.

Но как политик Дмитрий Медведев в настоящее время объективно весь сконцентрирован на способах ответа на «неоригинальный», как он сам справедливо заметил, вопрос: пойдет ли он на выборы и когда и как об этом скажет? Если следующим же его высказыванием на эту тему не будет объявление о принятом решении (а до него, насколько можно понять, еще довольно-таки далеко), то стилистика ответов могла бы принять более политически выигрышный характер.

Например, раз уж решено достичь консенсуса, то можно подчеркивать уважение к старшему по возрасту и по президентскому опыту политическому партнеру и ссылаться на предстоящий разговор с ним. Большую часть сторонников это раздражать не будет. Кроме того, политику, которому для выдвижения желательно заручиться поддержкой партии — не собирать же дейст­вующему президенту два мил­лиона подписей, — вполне подобает проводить неформальные консультации, и ссылаться по поводу отсрочки решения уместно на них. Можно, наконец, сообщить о консультациях «в элитах». Ведь президенту, который собирается вновь быть президентом, вполне прилично принимать решение, именно консультируясь. Это в меру демократично, в меру закрыто и, что немаловажно, в нужную меру правдиво.

Зачем все это нужно? Ведь если они договорятся в пользу Дмитрия Медведева, он станет президентом вне зависимости от своих на эту тему высказываний. А если нет — то какая разница?

А вы никогда не были президентом? Не чувствовали вкус пуб­личной политики? Так вот, если бы вы почувствовали этот вкус, то, наверное, тоже поняли бы, что нужно его хорошенечко распробовать.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (202) 23 июня 2011
    Власть
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама