Проснись, страна огромная!

Сцена
Москва, 28.07.2011
«Русский репортер» №29 (207)

После долгого перерыва на беспокойный сон мы постепенно приходим в сознание. Мы — это страна, управленческая культура в ней, наука и инженерия. Есть такая надежда, по крайней мере. Запуск в космос многострадального, но обнадеживающего проекта «Радиоастрон» через 25 лет после начала его разработки точно описывает ритм нашей версии сказки о спящей царевне. Гроб оказался не хрустальным.

Этот тезис у нас вовсе не от тоски по СССР, коммунистической утопии, романтике 1960-х и великим, но прошлым проектам. Тоска и причитания о прошедшем «золотом веке», очевидно, не являются признаком ясного сознания. Более того, последние проблески коллективного разума у нас были замечены тогда, когда мы поняли, что СССР сильно болен, причем и на голову. Маразм Брежнева, саморазрушительная безответственность ЦК времен Горбачева, трясущиеся руки членов ГКЧП были лишь карикатурами на системно больную страну.

«Мама, мы все тяжело больны» — это было последней здоровой мыслью нашего общества. Потому что следующая мысль («А давайте разменяем все непрактичное, что у нас есть: идеалы, большие проекты, мечту, историю, традиции, мораль — на колбасу и евроремонт») была уже болезненным бредом. Так в жизни никто не меняется. Зато дикари меняют настоящие ценности на безделушки.

Конечно, были большие группы людей, которые и тогда оставались в сознании — строили бизнесы, осваивали новые профессии и практики, а не пребывали в депрессии. Но трезвый рассудок и смысл жизни, к счастью, остались не только у предприимчивых «новых». Оказалось, что вопреки «руке рынка» многие учителя продолжали учить, врачи — лечить, а инженеры «Радиоастрона» упрямо продолжали делать свой «несовременный» и «непрактичный» проект.

Плата за сон разума была тем не менее огромной. Наверное, исторически уникальной. Мы, засыпая, перешли от развитого социализма к многоукладному обществу, где сочеталось все: от рабовладения и феодализма до капитализма позапрошлого века и новомодного постмодернового морока. Никогда никакая страна добровольно и с энтузиазмом не отказывалась от собственных достижений в области культуры и цивилизации. Те же большевики, которые все время грозились покончить со старым миром и постоянно воевали с собственным населением, в области инженерной и научной культуры взяли на вооружение великие проекты, которые не смог реализовать царизм. Тот же Днепрогэс — это проект дореволюционных инженеров.

В США старые инженеры тоже жалуются на потерю высокой технологической культуры после свертывания большого соревнования 1960–1970-х и тем более после краха СССР. Специалисты утверждают, что даже после аккуратной консервации американского лунного проекта прошлые технологии уже не восстановить. Надо создавать новые. Когда прогресс останавливается, немедленно разверзается пропасть самого дикого варварства. А того, что безвозвратно потеряли мы, — не сосчитать.

«Радиоастрон» начали и героически завершили старые специалисты, советская элита (подлинная элита была, конечно, научно-инженерной, а не номенклатурной). Заканчивается и технологический ресурс советского вре­мени. Саяно-Шушенская ГЭС и «Булгария» — только первые симп­томы. Непонятно, как восстанавливать разрыв поколений и учиться делать новое. Шансов, как всегда на пере­ломе истории, немного. Но если мы и вправду приходим в сознание — они есть.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (207) 28 июля 2011
    Русский космос
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама