7 вопросов Олегу Тезиеву, отставному премьеру

Интервью
Москва, 13.10.2011
«Русский репортер» №40 (218)
Южная Осетия накануне президентских выборов не может оправиться от скандалов. Отказ в регистрации одного из кандидатов — Джамболата Тедеева — едва не привел к вооруженным столкновениям, затем была закрыта граница с Россией, а в конце прошлой недели отправлен в отставку председатель местного парламента Станислав Кочиев. Бывший глава южноосетинского правительства Олег Тезиев уверен, что все это делается для того, чтобы реальная власть в республике осталась в руках нынешнего президента Эдуарда Кокойты

Фото: Александр Гронский/ Agency.Photographer.ru для «РР»

1. Кому и зачем понадобилось снимать с должности достаточно лояльного нынешним властям спикера парламента?

Эдуард Кокойты и его окружение уже около полугода назад поняли, что единственный шанс зацепиться за власть после выборов — это сместить спикера парламента, занять его место, а вслед за этим изменить законодательство и объявить парламентскую респуб­лику. Этот план они и реализуют.

2. А почему как запасной аэродром выбран пост спикера, а не премьер-министра, как обычно делается в таких случаях?

Это невозможно. Главой правительства в республике должен стать представитель стороны, которая предоставляет ей финансовые транши. Чтобы каким-то образом контролировать их распределение. Вы же понимаете, о чем я говорю?

3. И каковы шансы, что Кокойты удастся провернуть операцию по пересадке в кресло спикера и превращению Южной Осетии в парламентскую республику?

В принципе такие шансы есть, он мог бы это осуществить. Но с той командой, которая у него на сего­дня в наличии, ему это не удастся: слишком сложная игра для них.

4. Как может сложиться судьба Кокойты после выборов, если его план не сработает?

Его, вероятно, ждет тяжелое будущее. Не желал бы, конечно, но ведь у него в республике очень много врагов, которых он сам же и наплодил за время своего президентства. Говорили, что ему могут предложить какое-то место в России, но ведь для этого же нужны хоть какие-то знания, если только это не место, где он просидит год-два, а потом его оттуда попросят.

5. До выборов остался месяц. Предвыборная борьба будет ужесточаться?

Конечно. Все последние события демонстрируют, что президентская сторона правового поля не приемлет. Это такой псевдокадыровский вариант, только Кадыров в Чечне действительно хозяин, а Кокойты пытается такового изображать. Но в действительности ситуация идет вразнос, и Кокойты не может влиять на положение в республике уже даже в той мере, в какой он мог это делать полтора-два месяца назад.

6. Как-то влияет на политиков в республике опыт Абхазии, которая совсем недавно про­вела президентские выборы на высоком уровне и продемонстрировала небезосновательность притязаний на признание своей независимости?

В Абхазии был Багапш, был Ардзинба — очень серьезные политики, действительно болевшие за ситуацию. А тут практически все болеют только за собственный карман. К своему стыду, я должен признать, что в этом отношении абхазы оказались на голову выше нас.

7. Насколько Россия вмешивается в предвыборный процесс в республике?

У меня такое ощущение, что Мос­ква просто опустила руки. Особенного влияния она уже не имеет, поскольку опять, в очередной раз была сделана ставка на странную, никому не известную фигуру. Хотя вообще потрясает количество заявивших о себе претендентов на президентский пост. Речь уже едва ли не о том, что скоро у нас избирателей не останется — все в президенты собрались, а республика-то маленькая.

Беспокойные выборы в Южной Осетии

У партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (218) 13 октября 2011
    Кем был Стивен Джобс
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама