7 вопросов Анатолию Лысенко, генеральному директору ОТВ

Интервью
Москва, 26.07.2012
«Русский репортер» №29 (258)
Общественное телевидение России (ОТВ) — детище Дмитрия Медведева — на прошлой неделе получило генерального директора и совет. Главной фигурой на ОТВ стал патриарх российского телевидения Анатолий Лысенко, а помогать ему строить новый телеканал будут 25 политиков, журналистов, писателей, врачей, спортсменов и протоиереев. Что за дитя получится у 26 нянек, Лысенко попытался объяснить «РР»

Фото: РИА Новости

1. Совет Общественного телевидения — это некий винегрет: всех понемножку. Как все эти люди будут взаимодействовать, как смогут сделать внятное и интересное телевидение?

Вы, наверное, не учили теоретическую механику. Там есть правило: чем больше вектор направляющих, тем четче результативная. Разные люди, разные направления, а в результате может вырисовываться то, что будет интересно всем. Будут, конечно, конфликты, но решаться они будут точно не методом драки или обращения в Конституционный суд.

2. В свое время в России уже пытались создать общественное телевидение — ОРТ, но не получилось. Почему у вас должно получиться?

Никто тогда задачи создать общественное телевидение и не ставил. С чего вы это взяли?

3. Это следует хотя бы из названия.

Ну, название… Просто взяли хорошее, красивое слово, понравилось оно им. Да, может, кто-то и думал, что будет независимый канал. Но получилось «общественное телевидение Бориса Абрамовича Березовского».

4. А есть гарантия, что ваш канал, в свою очередь, не станет «общественным телевидением государства»? И, кстати, почему именно государство взялось за создание и финансирование канала, по сути дезавуируя идею общественного телевидения?

А кто еще его будет создавать? Общественные организации? Никто никогда не запрещал собраться, например, десяти некоммерческим организациям и создать общественное телевидение. Но они этого не сделали. Почему? Наверное, потому что им это не нужно. У нас в стране пока нет гражданского общества. Будет оно — будет создавать общественное телевидение. А пока эту функцию взяло на себя государство.

И если говорить о материальной стороне, дело ведь не в том, кто финансирует, дело в целях, которые перед нами сейчас ставятся. В субсидировании телевидения государством ничего страшного нет: по сути, это же наши с вами деньги, налоги. В мире есть ряд стран, где общественное телевидение субсидируется государством.

5. И все-таки, если будут попытки сделать ОТВ клоном других государственных каналов, влиять на содержание канала, какой будет ваша реакция?

Мы будем убеждать. Убеждать государство, если оно будет неправо. Я понимаю подтекст вашего вопроса. Целый ряд товарищей заявляет: «Если инициатива идет от государства, мы в этом участвовать не будем!» Ну, не будете — и что? Ничего от этого не изменится. Это такая «гордая» позиция, но я бы назвал это чистоплюйством. Конечно, и у меня есть определенные сомнения. Но сделать лицо кирпичиком и сказать: «Я в этом не участвую», — это неправильно.

6. Есть ли вообще смысл создавать новые телеканалы, когда внимание аудитории переключается на интернет? Молодежь в основном пользуется именно им, интернетом, как источником информации.

Вы сами ответили: в интернете ищут прежде всего информацию. Но у телевидения кроме информации есть еще много составляющих. Есть «великая триада» телевидения: просвещать, развлекать, информировать. Функция информирования отходит к интернету, но просвещение там найти непросто.

7. Но если телевизор не будут смотреть, то и эту свою функцию оно выполнять не сможет.

Вы несколько преувеличиваете. Посмотрите данные о количестве телевизоров в стране, о количестве продаж… К тому же на моей памяти уже хоронили книги, кино, театр, живопись, а они все живы.

У партнеров

    Реклама