Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

7 вопросов Юнус-Беку Евкурову, президенту Ингушетии

2013
Фото: Johanna Leguerre/AFP/East News

В Ингушетии открылся первый горнолыжный курорт «Армхи». Власти республики полны решимости провести ребрендинг региона в самое ближайшее время. О том, как ингуши будут разрушать сложившиеся стереотипы о Кавказе, рассказал «РР» президент Юнус-Бек Евкуров

1. У вас здесь, оказывается, живет Ахмед Шадиев — он придумал технологию обработки рыбьей кожи, заключает договоры с ведущими мировыми автопроизводителями, им интересуются крупнейшие модельеры. А в России о нем никто не знает. Почему?
Суть не только в изобретателе Шадиеве. Он один из тех, кто способен менять отношение к Кавказу и кавказцам. Наша задача — раскручивать и его, и бренды, о которых никто и думать не мог, что они наши. Но сначала, чтобы снизить накал страстей вокруг Кавказа, надо брендировать то, что есть. Мы гордимся спросом на горный мед Ингушетии, на минеральную воду «Ачалуки», теперь вот горнолыжный курорт «Армхи» открыли.

2. Считаете, к вам поедут?
Почему нет? Горнолыжные центры строят в средней полосе России, где с горами туго, а мы, что, ущербные? Кавказ выставлен «в опасном виде», а ситуация уже иная. Мы гарантируем туристам безопасность. Мне, кстати, французы, немцы, австрийцы — из тех, что у нас катаются, — говорили, что 30 лет назад они представить себе не могли, что их туристы появятся в Турции в купальниках.

3. Но ведь подобные горнолыжные центры строятся по всему Кавказу, а люди все равно предпочитают ездить за границу. Думаете, у вас получится изменить вкусы людей?
Это как с ингушской минеральной водой «Ачалуки». Места на рынке нам не было. Мы нашли. Так и здесь. Инвесторы с мозгами за туриста борются. Мы снижаем цены, у нас привлекательнее транспортная логистика: до гор всего час езды из аэропорта, растет сервис. Мы делаем ставку на все сезоны и экстремальный туризм: лыжи, мотогонки, велогонки, рафтинг, прыжки с трамплина. Мы строим бассейны и ждем на сборы российские сборные по плаванию и лыжам. Заманим, а там сарафанное радио сделает свою работу.

4. А выделка рыбьей кожи способна стать брендом Ингушетии?
Если всего за четыре миллиона рублей Ахмед Шадиев сделал проект, известный специалистам в мире — в Чили, Канаде, Китае, в Европе, — значит, способен.

5. Но Шадиев не может поставлять кожу в тех объемах, которые ему заказывает даже внутренний рынок.
Надо искать мощных инвесторов. Таких, которые помогут и республике улучшить свой имидж, и бренд поставить на ноги. Для таких «акул», как Михаил Гуцериев, легкая промышленность — пройденный этап. Мы ставку делаем не на федеральных, а на местных инвесторов. Я говорил с руководством завода минеральных вод «Ачалуки». Они готовы. С другими инвесторами идут переговоры. Так что при грамотном подходе рыбья кожа может стать брендом России.

6. Иностранцы предлагают Шадиеву открыть заводы в Китае и Испании. Не опоздаете?
Ахмед не такой человек, чтобы продаться. Это я знаю. Но если даже он в Китае или Канаде откроет свои заводы, бренд «рыбья кожа» только выиграет от расширения. И все мы тоже.

7. Почему?
В науке, в спорте, теперь в экономике люди часто выезжают за пределы родины, делают имя и возвращаются, чтобы продолжать дело на более высоком уровне. Все же в республике имя будет местным, в России — российским. А если у людей есть международные амбиции — вперед! Поможем.

Достояние республики

Бренды и антибренды Ингушетии  


Горный мед главный и самый известный продукт с 1880 года.

Вода «Ачалуки» минеральный источник открыт в 1860 году, на российском рынке вода появилась в 2004 году.

Михаил Гуцериев владелец компаний «РуссНефть», «Русский уголь» и британской GCM Global Energy.

ОПГ «Ингуш-золото» этническая преступная группировка по нелегальной добыче золота и доставке его из Магадана в Европу, четырежды разгромленная, но постоянно возрождающаяся.

№12 (290)



    Реклама



    Реклама