Народ и власть

Сцена
Москва, 05.09.2013
«Русский репортер» №35 (313)

Кампания перед выборами 8 сентября стала столкновением двух типов политиков. Это администратор-технократ и харизматик «из народа». Таковы Силин и Ройзман в Екатеринбурге и весьма схожие персонажи в глубоко провинциальной тверской Максатихе. Еще ярче это столкновение видно в Москве.

То есть борются не «левые» с «правыми», это как-то неактуально нынче. Борется начальство с неначальством. В развитых демократиях так не бывает. Там, как правило, сталкиваются представители двух групп элиты. А у нас, если кто-то и стоит за неначальственными кандидатами, то наружу это не выходит.

Еще одно наблюдение. Практически нигде нет конкретных вопросов, по которым бы мнения кандидатов «от власти» и «из народа» принципиально расходились. Разве что последние позволяют себе большую вольность высказываний по национальному вопросу. Но, отставая в речах, власти не отстают делами, вводя, скажем, в Москве более строгий иммиграционный режим. А так и те и другие против коррупции, за лучшую жизнь граждан, не поймешь за какие, но за реформы.

И все же у выборов появилась настоящая интрига или хотя бы интерес, напряжение. Противостояние ЛДПР с эсерами и даже последних с единороссами были интересны в основном политической тусовке. А тут другое.

Неглупые люди в Кремле долго стремились создать за его стенами подобие американской, или французской, или немецкой партийной системы. С чередованием у власти «системных» партий, состоящих из солидных людей, но с несколько разными убеждениями или интересами. Пока из этого ничего не вышло. И вот другие неглупые люди, сменившие предыдущих, делают почти отчаянный ход, давая выход низовой эмоциональной энергии масс. Той энергии, проводниками которой не смогли стать партии, считающиеся представителями простого народа или среднего класса.

Похоже, власти за прошедшие митинговые годы разглядели отсутствие у несистемной оппозиции и реальной альтернативной повестки, и широкой электоральной базы. Зато ее участие позволяет выплеснуть эмоциональную энергию, которую некоторые видные социологи считают важным движущим фактором политического процесса, а в пределе  — и революций. Долго держать ее под спудом опасно. А она всегда копится — и когда дела идут хорошо, и тем более когда за пять лет экономический кризис так и не сменяется уверенным подъемом экономики.

Итак, опять шутовская борьба? Только на этот раз не между верхушечными партиями, а между подчеркнуто беспартийными властными технократами (вспомним самовыдвиженца Сергея Собянина) и столь же беспартийными оппозиционерами, пытающимися сформулировать какие-то претензии к этим технократам. Да нет, накал страстей не позволяет назвать все шутовством. Но и до серьезной политики пока далековато.

Со словами, между тем, плохо и у тех и у других. Но первым, как уже было сказано, можно ничего и не говорить, у них в руках реальные рычаги. Они позволяют себе в предвыборную кампанию молчать даже о действительных достижениях, как, например, о рекордном сокращении смертности в Москве — на 18% за полтора года, о чем еще весной заявил заммэра Москвы по соцполитике врач Леонид Печатников. Эффект достигнут за счет лучшего оснащения «скорых» и более ранней диагностики, прежде всего в онкологии. Зато в разгар кампании, оказывается, можно выпустить приказ, ограничивающий список показаний для госпитализации через ту же «скорую», что, естественно, вызывает скандалы. Но чего бояться, ведь харизматик Навальный позиционируется как либерал, то есть, с точки зрения массового избирателя, мог бы сократить этот список еще больше.

Хотя «народных» кандидатов — по привычке и из осторожности — на местах слегка прессуют, это только работает на их имидж. Вопрос в том, есть ли у них что-то еще, кроме имиджа и больших или меньших общественных заслуг. Кто-то должен соединить в себе качества технократа и харизматика, оказавшись способным не только убедительно обещать, но и выполнять. Рано или поздно вторые начнут бить первых на выборах, и даже уже на нынешних мы, скорее всего, это увидим. Но тем горше будут провалы. В начале 90-х такого было с избытком.

И еще, конечно, нашим «народникам» придется раскавычить кавычки, которые мы ставим отнюдь не случайно. На самом деле нынешние яркие кандидаты от несистемной оппозиции программно представляют чаще всего не народ, а довольно узкий слой среднего класса. Иначе в глубинке, но не там, при всем уважении, делается политика. Вот когда у нас появятся по-настоящему народные кандидаты с широкой и умной повесткой, тогда мы услышим, что же (кроме непечатных слов, конечно) могут сказать в России друг другу народ и власть.

У партнеров

    Реклама